Только важное и интересное — в нашем Twitter
Новости партнеров

Бесхозный континент

В Антарктиду на свой страх и риск устремились "биологические разведчики"

Мир стоит на пороге новой "золотой лихорадки", подобной тем, что описаны в романах Джека Лондона. Только золотом XXI века стали ферменты и протеины, а современным Клондайком - Антарктида. Человек, нашедший лекарство от рака, может стать миллионером и обогатить какую-нибудь фармацевтическую компанию, а объем продаж косметических и лекарственных препаратов, получаемых с использованием различных биоресурсов, достигает 100 миллиардов долларов в год. Шестьдесят два процента медицинских препаратов для лечения рака, одобренных, например, US Drug and Food Administration (инстанцией, отвечающей в США за сертификацию качества пищевых и лекарственных средств), содержат активные компоненты, имеющие природное происхождение или действующие по принципам, характерным для открытых недавно биохимических процессов.

Итак, активно развивающийся фармацевтический рынок все сильнее зависит от современных биотехнологий. А они, в свою очередь, основаны на находках так называемой "биологической разведки" - то есть работы по обнаружению в живой природе неизвестных до сих пор веществ, организмов и способов их функционирования. Самым перспективным видом "биологической разведки" является поиск и исследование "экстремофилов" - микроорганизмов, приспособившихся к не пригодным для жизни обычных существ условиям в местах, которые еще несколько лет назад считались абсолютно безжизненными.

Теперь ученые находят жизнь в горячих гейзерах на дне океана, ледяных пустынях, в подводных камнях и кислотных водоемах. Живущие там микроорганизмы выработали в процессе эволюции принципиально новые способы обмена веществ. Вместо кислорода они "дышат" водородом и метаном. Они способны переносить предельно высокие или низкие температуры, радиацию, кислотность и токсичность воды.

Конечно, исследования экстремофилов проводятся и ради удовлетворения бескорыстного научного интереса. Однако в последнее время все большее значение получает коммерческий аспект этой работы - результаты подобных исследований используются при производстве медицинских препаратов, косметических и моющих средств.

Например, в 1998 году сотрудники американской биотехнологической компании Genencor обнаружили в озере Накуру в Кении стрептококковую бактерию, живущую в иле при очень низкой кислотности. Фермент, который вырабатывает эта бактерия, теперь используется при производстве джинсовой одежды - он легко придает ей тот "потертый" цвет, которая особенно ценится модниками. Genencor выпустил этот фермент на рынок под торговой маркой Puradex.

Зоной особого интереса для "биологических разведчиков" является Антарктида. На этом полярном континенте более чем достаточно пространств с экстремальными условиями жизни, одним их которых является очень низкая температура. Поэтому в Антарктике работают десятки исследовательских групп, которые вгрызаются во льды, ныряют в холодный океан и бороздят снежную пустыню в поисках очередных научно-коммерческих открытий.

Их усилия уже увенчались успехом. По сведениям Университета ООН, Европейская патентная комиссия выдала уже 62 патента на продукты, основанные на антарктических находках. В США выдано 300 патентов, и еще 92 заявки ждут своего часа. Например, испанская фирма запатентовала гликопротеин, выделенный при исследовании одной из антарктических бактерий, как средство для лечения волос и ногтей и заживления ран. В Германии было запатентован другой косметический препарат на основе антарктических зеленых водорослей.

Однако самой известной находкой мир обязан антарктическому угрю. Он, как и еще несколько видов рыб, живущих в антарктических водах, выживает благодаря наличию у него в крови специального вещества - "антифриза", препятствующего образованию ледяных кристаллов при экстремально низких температурах. Это вещество может использоваться фермерами для повышения морозоустойчивости растений, компаниями, разводящими рыбу в странах с холодным климатом, и производителями замороженных продуктов для увеличения их срока годности.

Проблема только одна - биологические богатства Антарктики никому не принадлежат. Юридически этот континент не является международной территорией, как, например, Мировой Океан. В первой половине двадцатого века несколько стран в разное время заявляли о своих территориальных претензиях на Антарктиду. В их число входили Великобритания (ее доводы основывались на том, что Эдвард Брэнсфилд якобы открыл этот материк в 1820 году), Новая Зеландия, Франция, Германия, Норвегия, СССР, Аргентина и Чили.

В конце концов, страны мира оказались на пороге территориального антарктического конфликта. Ситуацию спасли США, которые в 1957 году объявили Международный геодезический год, в рамках которого в течение 18 месяцев в Антарктиде работали ученые многих стран мира, в том числе и тех, что находились в состоянии "холодной войны". В результате в 1959 году был подготовлен и подписан Международный антарктический договор, который поместил этот континент под совместную юрисдикцию стран-участников. Договор был заключен ради предотвращения любых конфликтов на этой территории и обеспечения научного сотрудничества представителей разных государств.

Таким образом, права на биоресурсы Антарктиды не принадлежат никому. Это создает ситуацию вседозволенности, когда любая компания может направить туда свою группу, найти и запатентовать новое вещество. При этом в Антарктиде не существует законодательства, регулирующего подобную деятельность. Это вызывает беспокойство и у компаний, каждая из которых рискует потратить миллионы долларов на разработку продукта, собственником которого, с точки зрения международного права, являться не будет, так как лицензию на использование антарктических биоресурсов ей никто не выдавал.

Ученых же беспокоит прямо противоположная проблема. До сих пор для Антарктиды была характерна атмосфера ничем не ограниченного научного сотрудничества. Растущая коммерциализация континента наверняка нарушит эту идиллию. Необходимость соблюдения коммерческой тайны и конкуренция между компаниями не позволят ученым как прежде свободно обмениваться опытом.

Ситуация усложняется еще и тем, что антарктическая "биологическая разведка" обычно осуществляется в рамках совместных проектов компаний и исследовательских учреждений, поэтому провести грань между научной и коммерческой деятельностью в Антарктиде почти невозможно.

Пока что серьезных конфликтов эта ситуация не вызывала. Однако эксперты ООН предсказывают, что интерес коммерческих структур к Антарктиде должен в ближайшее десятилетие вырасти во много раз, и тогда юридическая неопределенность будет тормозить развитие как науки, так и бизнеса. Значит, участникам Антарктического договора необходимо выработать законодательство, регулирующее право собственности на биоресурсы континента, лицензирование "биологической разведки", выдачу патентов. Неплохо было бы также позаботиться о том, чтобы толпы новых "старателей" не уничтожили уникальную флору и фауну неосвоенного континента.

Елена Любарская

Предыдущие материалы по теме:

Признаки жизни [23.01.2004]Фото следов иного разума на Марсе, Венере, Европе и Веге

Луна -2015 [15.01.2004]Маленькая речь Буша - большое дело для человечества

День Марса [05.01.2004]Чем будут заниматься "Спирит" и "Оппотьюнити" на Красной планете

Тайна четвертой планеты [25.12.2003]Загадки Марса: искусственный спутник Фобос, каналы, высохшие русла рек, пирамиды, сфинкс.

Другие материалы