Новости партнеров

Москва без Манежа

Сильный пожар уничтожил уникальный памятник архитектуры в центре российской столицы

Опять над Москвою пожары...

В ночь на понедельник, пятнадцатое марта, сильный пожар уничтожил здание московского Манежа на Моховой улице - архитектурно-исторического памятника, простоявшего рядом с Кремлем почти два века и давно уже ставшего такой же неотъемлемой частью панорамы столичного центра, как Спасская башня или здание ГУМа.

Пожар начался около девяти часов вечера. По сообщению российских СМИ, тревогу подняли сотрудники самого Манежа и случайные прохожие, заметившие дым и языки пламени, поднимавшиеся над крышей здания. По какой причине произошло возгорание, пока неизвестно. Выдвигаются различные версии: короткое замыкание электропроводки на чердаке из-за протечек воды, образовавшейся в результате таяния скопившегося на крыше снега; самовозгорание пыли в системе вентиляции; проводившиеся в этот день сварочные работы внутри Манежа; и даже случайное попадание фейерверка, ракеты или петарды, запущенной кем-то из гуляющих москвичей, в слуховое окно здания. В любом случае власти Москвы в первый же вечер исключили предположение об умышленном поджоге: "Не ищите здесь никакого терроризма, никаких диверсий. Это причины, которые наверняка связаны с обыденными, хозяйственными моментами", - заявил Юрий Лужков журналистам, съехавшимся к месту пожара.

Старинное здание, выстроенное из деревянных конструкций, оказалось совершенно беззащитно перед огнем. Уже через полчаса после начала пожара горела едва ли не вся крыша. Первые пожарные расчеты, прибывшие по тревоге, оказались бессильны перед лицом такого масштабного бедствия: по свидетельству очевидцев, они даже не стали раскатывать рукава и уехали за подмогой. Когда тяжелая техника и необходимое оборудование было доставлено к месту происшествия, спасать здание было уже поздно. Огнем была охвачена площадь в 500 квадратных метров. Позже глава МЧС Сергей Шойгу, также побывавший в эту ночь на Моховой улице, заявил журналистам: "С такими конструкциями, построенными несколько столетий назад, справиться очень сложно... там многослойная штукатурка, внутри дерево".

Пожар в Манеже. Фото Артура Рау, Lenta.Ru

Действительно, когда пожар набрал силу, языки пламени поднимались над крышей на высоту до пятидесяти метров. Пожару была присвоена пятая (высшая) категория сложности, на Моховую съехались до шестидесяти пожарных расчетов. К тому времени огонь распространился на площади в две тысячи квадратных метров. Несколько бойцов УГПС успели проникнуть в здание, но примерно в десять часов вечера часть крыши рухнула, в результате чего двое пожарных погибли и еще один получил тяжелые ранения (позже он с ожогами верхних дыхательных путей был госпитализирован в НИИ скорой помощи имени Склифосовского).

Остальным оставалось только защищать от возгорания близлежащие здания - от искр и сильного жара начали лопаться стекла и тлеть оконные рамы Фундаментальной библиотеки и журфака МГУ имени Ломоносова, расположенные по другую сторону Моховой улицы (и также представляющие собой памятники архитектуры). Пострадала также церковь Святой Татьяны, расположенная в здании факультета журналистики со стороны Большой Никитской. Раздуваемые ветром, искры долетали до гостиницы "Националь" - под угрозой оказался еще один корпус московского университета, Институт стран Азии и Африки, а также развлекательно-торговый комплекс "Охотный ряд" на Манежной площади. Не пострадал Кремль - он находится по другую сторону Манежа и к тому же отделен от него Александровским садом, а главное - в эту ночь стоял с наветренной стороны. Руководство операцией взял на себя сам Шойгу. На место происшествия, кроме него и Лужкова, прибыл также новый премьер-министр России Михаил Фрадков.

Работе пожарных сильно мешали провода троллейбусных линий на Моховой, припаркованные по обеим сторонам улицы автомобили и толпы зевак, собравшихся поглазеть на редкое зрелище. На то, чтобы перекрыть движение, оттеснить прохожих, снять провода и эвакуировать посторонние автомобили из зоны пожара, ушло немало времени. В результате огонь удалось локализовать лишь ближе к полуночи. К тому времени площадь пожара превысила пять тысяч квадратных метров. Крыша обвалилась полностью, как и часть торцевых стен. Уничтожены были и практически все интерьеры. На борьбу с отдельными очагами огня ушло еще несколько часов, а проливку и разбор завалов пожарные обещали закончить лишь к вечеру понедельника. Исторический центр Москвы удалось отстоять, но Манеж как уникальный памятник архитектуры начала XIX века перестал существовать.

Спор хозяйствующих субъектов

Расследованием причин пожара предстоит заняться компетентным органам. Московская прокуратура уже возбудила уголовное дело по двум статьям УК РФ - 109-й, части 3, ("причинение смерти по неосторожности двух и более лиц вследствие неисполнения своих должностных обязанностей") и 168-й ("уничтожение или повреждение имущества по неосторожности"). Создана следственная группа, куда вошли представители ФСБ по Москве и Московской области, ГУВД и столичной прокуратуры. Однако сейчас уже не так важно, что именно послужило непосредственной причиной возгорания. Куда примечательнее, что еще до пожара было хорошо известно о плохом техническом состоянии Манежа: по словам источника в Москомархитектуре, "это старое здание с ветхими деревянными перекрытиями представляло собой "пороховую бочку" в центре Москвы".

Судьба Манежа последнего десятилетия ничем не отличается от судьбы сотен других исторических зданий столицы. Все они стали жертвами борьбы за право собственности, развернувшейся между московским правительством и федеральными министерствами, прежде всего ныне упраздненным Министерством культуры. Двусмысленное положение этих зданий заключается в том, что они, с одной стороны, принадлежат городу, а с другой - являются историческими памятниками федерального значения, и в этом качестве подведомственны чиновникам из правительства России. Лужков настаивал на том, что Москва способна своими средствами проводить реставрацию, ремонт и реконструкцию обветшавших сооружений, но федеральные власти указывали, что реконструкция "по-лужковски" наносит ущерб историческому облику зданий, а после ее проведения в престижные памятники архитектуры вселяются офисы и компании, которые платят немалые деньги за аренду непосредственно в московский бюджет, минуя федеральный. Показательна в этом отношении, например, судьба гостиницы "Москва", расположенной также на Манежной площади, право на реконструкцию которой Лужков "отвоевал" у бывшего министра культуры Михаила Швыдкова после длительных и тяжелых баталий.

Нечто подобное было и с Манежем. Пресс-секретарь московского правительства Сергей Цой заявил в понедельник, что столичные власти давно уже предлагали реконструировать его и, в частности, привести в соответствие с современными требованиями по технике безопасности. "Правительство Москвы пытается максимально сохранить здания-памятники, однако когда речь идет о жизни людей, городские власти решительно выступают за реконструкцию ветхих объектов", - сказал он. Но оказалось, что как только речь заходила о перестройке Манежа, "всякий раз этому препятствовали структуры, занимающиеся охраной памятников истории и культуры".

Тем не менее проект реставрации Манежа уже был подготовлен - начатый еще в 1998 году, в феврале 2001 года он был одобрен Общественным градостроительным советом при мэре Москвы. Предполагалось разобрать старые несущие конструкции и частично возвести новые, а также освоить подземное пространство Манежа - попросту говоря, выкопать глубокий подвал, чтобы организовать там торговые точки, складские и другие помещения.

По словам главного архитектора Москвы Александра Кузьмина, проект этот так и не был реализован из-за споров с федеральным правительством. В частности, московское правительство не смогло объяснить чиновникам из Министерства культуры, каким образом строителям удастся сохранить "фермы Бетанкура" - уникальные деревянные балки длиной более сорока метров. "Мы все так любили Бетанкура, что Министерство культуры РФ, Главное управление охраны памятников, историки никак не могли прийти к окончательному согласию о судьбе этих ферм, которые со временем потеряли прочность и прогнулись примерно на метр", - рассказал Кузьмин.

Титан эпохи Просвещения

Здесь необходимо сделать отступление, чтобы пояснить, кто такой Бетанкур и чем примечательны разработанные им фермы. Здание московского Манежа было построено в 1817 году в честь пятилетия победы императора Александра I над Наполеоном. Автором проекта выступил испанский инженер, строитель и механик Августин де Бетанкур-и-Молина, еще в 1808 году покинувший Испанию и перебравшийся на жительство в Россию. Бетанкур, один из выдающихся деятелей позднего Просвещения у себя на родине, приложил немало усилий для превращения России в передовую в техническом отношении страну. В частности, благодаря его усилиям Институт Корпуса инженеров путей сообщения, ректором которого Бетанкур стал в 1809 году, стал первоклассным учебным заведением, заложившим основы будущей отечественной инженерной школы.

Августин Бетанкур. Иллюстрация с сайта http://www.cathedral.ru/ Помимо этого, Бетанкур работал над проектами реконструкции Тульского оружейного завода и Александровской мануфактуры, разрабатывал пушечный литейный двор в Казани, оснащал техникой Экспедицию для изготовления государственных бумаг (нынешний Госзнак). Бетанкур участвовал и в работах по строительству первого в России шоссе Санкт-Петербург - Новгород - Москва. Знаменитый испанец был также одним из основоположников мостостроения в России. Каменные мосты на Московском шоссе, Исаакиевский плашкоутный мост через Неву, арочный мост через Малую Невку между Аптекарским и Каменным островами в Санкт-Петербурге - плоды его инженерной мысли. В Питере, помимо этого, он руководил перестройкой Исаакиевского собора и возведением знаменитой Александровской колонны.

При работе над проектом московского Манежа Бетанкур должен был решить задачу по перекрытию огромной по тем временам площади (размеры Манежа в плане 166 на 45 метров), причем сделать это без промежуточных опор, чтобы внутреннее пространство было пригодно для смотров и парадов с участием большого количества войск - здание поначалу, кстати, называлось не Манежем, а, на немецкий манер, Экзерциргаузом. Добиться этого Бетанкур сумел с помощью длинных деревянных ферм уникальной конструкции. Несмотря на то, что Манеж построили в рекордно сжатые сроки - всего за полгода (к ноябрьской годовщине побед Александра), конструкция оказалась прочной, так что вскоре под ее сводами свободно маршировал целый полк солдат.

К созданию Манежа, помимо Бетанкура, были причастны и другие выдающиеся отечественные инженеры и архитекторы. Само строительство шло под руководством Льва Карбонье, а в 1823-24 годах бетанкуровские фермы были перестроены инженером Р. Баусой. Отделка здания, основанная на контрасте сочетания огромных фронтонов с лаконичным ритмом тосканской колоннады, между полуколоннами которой расположены арочные окна, была завершена в 1825 году по рисункам архитектора Осипа Бове, придавшего Манежу характерный облик сооружения в стиле позднего классицизма. Уже начиная с 1831 года в Манеже стали устраивать не только военные смотры, но и массовые развлечения для столичной публики - так, в 1872 году там прошла знаменитая Политехническая выставка. Кстати, тогда же под знаменитые фермы Бетанкура все же пришлось поставить подпорки - со временем они начали проседать.

В начале XX-го века, во время студенческих волнений, полиция нередко загоняла в Манеж разбушевавшееся студенчество, митинговавшее на другой стороне Моховой улицы у здания университета. После 1917 года здесь размещался самокатный (мотоциклетный) полк, а затем - правительственный гараж, и лишь в 1953 году, после смерти Сталина, Манеж стал Центральным выставочным залом Москвы. Хотя в советские времена его неоднократно хотели снести, руки до этого так и не дошли. Но уже к 90-м годам было ясно, что выставочный зал такого типа давно исчерпал свои возможности, к тому же внутренние подпорки, поддерживающие фермы, значительно портили интерьер, скрадывая пространство и лишая здание уникального внутреннего объема. Поэтому в 1998 году и появился проект по его реконструкции.

Пожар способствовал ей много к украшенью...

Уже на следующий день после пожара мэр Москвы Юрий Лужков заявил, что Манеж будет восстановлен. Вскоре представители Москомархитектуры напомнили, что проект давно готов - предполагается, что у нового Центрального выставочного зала будет не один этаж, как раньше, а целых три - за счет добавления двух подземных. Общая полезная площадь здания после перестройки будет равняться двадцати трем тысячам квадратных метров. Освоение такого объема работ связано с привлечением немалых инвестиций, так что можно не сомневаться, что строительство нового Манежа превратится в лакомый кусок для всех причастных к этому событию. Так имущественный спор между московским правительством и центральной властью разрешился сам собой. Не было бы счастья, как говорится, да несчастье помогло...

Лужков пообещал, что строители постараются максимально сохранить внешние стены старого Манежа, частично пощаженные огнем. И все же нетрудно представить себе, во что превратится Манеж новый - тот же торговый центр, расположенный под Манежной площадью, может служить наглядным примером коммерческого освоения полезной площади в центре столицы. "Охотный ряд", восстановленный Манеж, свежеперестроенная гостиница "Москва" - отныне эти сооружения новейшей эпохи будут определять лицо исторического центра Москвы. Перевес архитектуры новодела над старым зданием Московского университета, Историческим музеем и частью кремлевской стены становится критическим.

Кстати, к восстановлению Манежа уже готов приложить руку Зураб Церетели - любимый архитектор Юрия Лужкова, успевший заполонить Москву произведениями своего искусства. По мнению Церетели, Манеж необходимо восстановить в первозданном виде, но сделать это с помощью современных материалов и технологий. По словам архитектора, он приступит к работе, как только получит соответствующее поручение. О том, что такое восстановление в первозданном виде с помощью современных материалов в духе Церетели, мы тоже уже знаем - достаточно посмотреть на храм Христа-спасителя.

Поэтому что бы ни обещал Лужков и как бы ни старались журналисты и комментаторы пооригинальнее связать пожар на Моховой с завершившимися в тот же вечер выборами президента, приходится констатировать: гибель Манежа - невосполнимая утрата для Москвы, по сравнению с которой новый четырехлетний срок Путина, о котором через пятнадцать-двадцать лет забудет большая часть наших сограждан, - не более чем мелкое историческое происшествие.

Дмитрий Иванов

Предыдущие материалы по теме:

Без паники [01.03.2004]Полное разрушение Москве пока не грозит

Кто так строит? [23.02.2004] Предварительные результаты расследования причин обрушения "Трансвааль Парка"

Если дорог тебе твой дом [21.11.2003]Передел собственности в центре Москвы: как это делается и кому это выгодно

Другие материалы