Анна Линд и открытое общество

Убийца министра иностранных дел Швеции получил пожизненный срок

Оглашения приговора по делу об убийстве бывшего министра иностранных дел Швеции Анны Линд все жители этой скандинавской страны ждали с нетерпением. И дело здесь не только в том, что Линд пользовалась немалой популярностью у себя на родине и была, по мнению многих, реальным претендентом на пост премьер-министра Швеции. Как раз ее политические заслуги тут не главное. Примечательно, что несмотря на волну сочувствия к убитой, граждане страны буквальное через несколько дней после ее гибели провалили на общенациональном референдуме идею о присоединении Швеции к зоне евро - идею, которую горячо отстаивала Анна Линд. Дело в другом. Это громкое преступление, случившееся 10 сентября 2003 года, живо напомнило всем о другом не менее громком убийстве видного политического деятеля Швеции - премьер-министра страны Улофа Пальме, застреленного в 1986 году.

Убийство Пальме осталось нераскрытым. До сих пор неизвестно, кто несет за это ответственность и было ли вообще это преступление политическим. Большинство шведов уверены, что виной тому - непрофессиональные действия полиции, которая, хоть ей и удалось арестовать подозреваемого, не смогла собрать веские доказательства его вины. Поэтому человек, подозреваемый в убийстве Улофа Пальме, в конце концов был отпущен на свободу. Дело об убийстве Анны Линд снова поставило под вопрос профессионализм шведских полицейских, и вся страна - прежде всего средства массовой информации Швеции - напряженно ждали, чем закончится это расследование.

Есть еще одно обстоятельство, также взволновавшее всю Швецию после сентябрьского происшествия. Дела об убийстве Улофа Пальме и Анны Линд похожи друг на друга в том, что в обоих случаях политики первого ранга погибли из-за несоблюдения элементарных правил безопасности, которые в большинстве других стран мира считаются обязательными. Улоф Пальме отправился вдвоем с женой в обычный городской кинотеатр на вечерний сеанс, и когда фильм закончился и супруги вышли на улицу, кто-то из прохожих на тротуаре выстрелил в премьера. Анна Линд пошла за покупками в крупный стокгольмский супермаркет в сопровождении близкой подруги, и когда на нее набросился преступник с ножом, защитить ее было некому.

Шведы гордятся открытостью своего общества - действительно, появление крупного чиновника, узнаваемого в лицо, в людном месте, без сопровождения и охраны - обычное дело для этой страны. Многие жители столицы вспоминают, что часто видели Линд на улице и даже вступали с ней в дискуссии относительно целесообразности введения евро в стране. Неудивительно, что нападение на министра иностранных дел в Швеции тут же окрестили нападением на открытое общество. Тем важнее было поймать и осудить убийцу.

На этот раз стокгольмская полиция приложила все старания, чтобы не ударить в грязь лицом. Правда, в случае с Анной Линд ей с самого начала было легче, чем в деле об убийстве Улофа Пальме. Во-первых, подруга Анны Линд - Эва Франчелл - видела убийцу в лицо. Во-вторых, он попал в объектив камеры слежения, установленной супермаркете NK, где произошло преступление. В-третьих, полицейские нашли нож, которым этот человек нанес Линд смертельную рану.

Правда, в первые дни после убийства под подозрение попал другой человек, но вскоре недоразумение выяснилось, и его отпустили на свободу. Вскоре был пойман настоящий убийца. Им оказался 25-летний Михайло Михайлович - сын сербских эмигрантов, человек с неуравновешенной психикой, уже знакомый шведским органам правосудия.

Семья Михайловичей перебралась в Швецию в 1970 году, но вскоре после этого дед задержанного вернулся на родину. В раннем возрасте Михайло также провел несколько лет в Сербии - известно, что он ходил там в начальные классы. Вновь приехав в Швецию, Михайлович пошел в местную школу, но бросил ее, не доучившись. Видимо, уже тогда он страдал от психического расстройства: его родители часто ссорились, и в 1997 году, во время одной из таких ссор, Михайло бросился с ножом на отца, успев нанести ему несколько ударов в спину и в шею. Отец серьезно не пострадал, но молодого человека взяли на учет психиатры: соответствующее освидетельствование показало, что Михайлович "остро нуждается в психиатрической и психотерапевтической помощи".

Позже у Михайловича были и другие конфликты с органами правопорядка: один раз его привлекали к ответственности за незаконное ношение оружия, дважды - за то, что он угрожал по телефону женщинам. При этом он продолжал курс лечения и, в частности, регулярно принимал антидепрессанты. Уже будучи обвинен в убийстве Анны Линд, Михайлович не сразу сознался в преступлении. Поначалу он все отрицал, но когда анализ ДНК частиц кожи, оставшихся на рукоятке ножа, которым зарезали министра иностранных дел, совпал с его собственным, Михайловичу пришлось сознаться (кроме того, полиции удалось найти одежду Михайловича, на которой остались пятна крови убитой и его собственной крови).

По словам Эвы Франчелл, присутствовавшей во время нападения, Михайлович неожиданно набросился на Анну Линд, когда женщины подошли к одному из отделов универмага на втором этаже, прижал ее к стойке с одеждой и нанес ей несколько ударов - свидетельница не разглядела ножа и сначала подумала, что неизвестный бьет ее подругу кулаком. По словам Эвы, Анна Линд пыталась защищаться сумкой, но было уже поздно. Позднее судмедэксперт, осматривавший тело покойной, насчитал на нем девять ран, которые, по его словам, были причинены семью или восемью ударами ножа. Удары были нанесены с большой силой - одним из них Михайлович проткнул руку жертвы насквозь. Но роковым стал удар в область печени - врачи боролись за жизнь Анны Линд еще сутки, но на другой день она скончалась.

После того как убийца министра иностранных дел был найден, всех волновал главный вопрос: зачем он это сделал. С самого начала полиция не исключала возможности, что гибель Анны Линд связана с намеченным референдумом по вопросу о введении европейской валюты на территории Швеции. Но, по словам самого Михайловича, он убил Линд случайно: оказывается, еще за несколько лет до событий 10 сентября в его голове начали звучать голоса, твердившие: "Бей, бей". Прием антидепрессантов, по словам подозреваемого, лишь ненадолго облегчал его состояние. В супермаркет NK в тот день он попал случайно и не думал, что его жертвой станет именно Анна Линд.

Правда, на допросах в полиции Михайлович показал, что его воображением владели несколько широко известных личностей. Шведского министра иностранных дел он знал до убийства и даже, по его словам, особенно ненавидел за поддержку действий войск НАТО, которые в 1999 году бомбили Белград. Во время психиатрического освидетельствования в тюрьме он заявил, что "несправедливости этого мира" не оставляли его равнодушным, но не сумел объяснить, какие именно несправедливости он имел в виду.

Известно также, что Михайлович выражал желание, чтобы в суде его помогал защищать популярный американский актер Том Круз.

14 января адвокат обвиняемого Петер Альтин провел краткий допрос Михайловича, распечатка которого прилагается ниже:

Альтин: "Как вы себя чувствовали в тот день?" Михайлович: "Мне было плохо, я был в депрессии. Когда я приехал в город десятого числа, у меня с собой был нож, а под курткой - бронежилет". А.: "У вас был намечен какой-то конкретный план действий?". М.: "Нет". А.: "Вы заходили в PUB и NK (стокгольмские магазины - Lenta.Ru)?". М.: "Да, заходил. Я бродил там вокруг. Меня изводили голоса в голове - они настаивали: "Бей, бей"". А.: "Помните ли вы, сколько раз вы ударили свою жертву ножом - один раз, два?" М.: "Не помню". А.: "Почему вы выбросили нож?". М.: "Я очень испугался". А.: "Вы сообщили родственникам и друзьям о том, что сделали?". М.: "Да". А.: "Выходит, вы поступили нелогично: рассказали о случившемся и уничтожили улику?". М.: "Выходит. Я не знаю, как это получилось". А.: "Потом вы всю ночь смотрели телевизор. О чем вы думали?". М.: "Я надеялся, что она не умрет". А.: "Что вы чувствуете сейчас?". М.: "Раскаяние". А.: "Что было дальше, когда вы обратились за медицинской помощью после этого события?". М.: "Мне дали таблетки, и потом я уже совсем ничего не соображал". А.: "Вы оставались дома до тех пор, пока за вами не пришла полиция?". М.: "Да. Все это время я был дома". А.: "Вас обвиняют в том, что вы заметили ее (Анну Линд - Lenta.Ru) еще на первом этаже магазина. Это так?". М.: "Нет". А.: "Почему вы выбрали именно ее?". М.: "Не знаю". А.: "Вы сказали, что сделали это случайно. Вы и сейчас так думаете?". М.: "Да".

Иными словами, перед лицом неопровержимых улик Михайлович и его адвокат стали вести дело к тому, чтобы представить случившееся как действия психически невмнеяемого человека, которому можно поставить в вину лишь непредумышленное убийство. Если бы им это удалось, преступник был бы направлен на принудительное лечение. В противном случае ему грозило длительное тюремное заключение.

Когда следствие было закончено (это произошло в конце января) и дело было передано в суд, тот, по просьбе защиты, назначил психиатрическое обследование Михайловича. Однако результаты освидетельствования разочаровали ответчиков - на момент убийства Михайлович был признан вменяемым. Однако Петер Альтин не терял надежды и потребовал провести новую экспертизу. Обычно шведский суд с пониманием относится к желанию ответчиков дополнить дело мнением других специалистов, но в этот раз главный судья Йёран Нильссон заявил, что не видит в этом никакой необходимости.

Воспрянув духом, обвинитель Агнета Блидберг потребовала для подсудимого пожизненного заключения. "Когда Михайлович увидел Анну Линд, он решил напасть на нее с ножом и убить. Он действовал жестоко, энергично и агрессивно. К тому же преступление было неспровоцированным. Михайловича нужно осудить за умышленное убийство и приговорить к пожизненному тюремному сроку", - заявила она.

В результате 23 марта 2004 года суд принял к сведению доводы обвинения и удовлетворил требование Блидберг. Правда, пожизненное заключение в Швеции не означает, что преступник до конца своих дней останется в тюрьме. На практике приговор такого рода может быть пересмотрен уже через десять лет. "Определенных правил на этот счет не существует. Поскольку суд может помиловать преступника или отказать ему в помиловании без всяких объяснений, в каждом конкретном случае это происходит по-разному", - заявил в интервью агентству France Presse стокгольмский профессор юстиции Юсеф Зила.

У обвиняемого и его адвоката есть три недели на то, чтобы обжаловать приговор. По словам Петера Альтина, он пока не консультировался с Михайловичем относительно целесообразности такого шага.

Итак, преступление раскрыто, убийца осужден, шведская полиция реабилитирована. Остается понять, изменится ли само шведское общество, позволит ли оно себе прежний уровень открытости. Новый министр иностранных дел Швеции Лайла Фрейвальдс уже не ездит на работу одна в общественном транспорте, как, бывало, это делала Анна Линд. Говорят даже, что к ней теперь приставлены телохранители, хотя сами сотрудники министерства не комментируют эти слухи. Зато известно, что все члены кабинета министров Швеции после убийства Линд были снабжены служебными автомобилями и личными водителями. Правда, не все ими пользуются, а ряд политиков сетуют на то, что подобные меры защиты им в тягость.

В целом же, полагают аналитики, дело об убийстве Анны Линд не нанесет существенного урона тому уровню доверия, который установился в Швеции между политиками и обычными гражданами. По словам одного из комментаторов, подобное доверие зависит не от наличия министерских лимузинов с шоферами. "Открытое общество связано с общественной ролью прессы, с правом простых людей знать, чем и как живут государственные чиновники. В этой области изменений не произошло".

Дмитрий Иванов

Предыдущие материалы по теме:

Попытка номер пять [20.02.2004]Евросоюз: разъединить или объединить - вот в чем вопрос

Болонский отправитель [31.12.2003]Кто, когда и зачем рассылает по почте бомбы высшим чинам ЕС?

Кто пойдет за евро? [03.07.2002]Стоит ли россиянам расставаться с долларом

Другие материалы