Новости партнеров

Сор из кабинета

Герман Греф снова сорвался, но его можно понять

На первый взгляд, конфуз, произошедший на пленарном заседании научной конференции "Конкурентоспособность и модернизация экономики", организованной во вторник ГУ ВШЭ, является следствием очередного нервного срыва главы Минэкономразвития Германа Грефа. Начиналось заседание вполне благообразно. На трибуну вышел вице-премьер Российской Федерации Александр Жуков и по бумажке зачитал доклад, из которого присутствующие смогли узнать подробности трехлетнего экономического плана, составленного правительством. Он рассказал, что правительство собирается обеспечить ежегодный рост экономики в размере 7%, увеличить на 40% реальные доходы населения и ежегодно снижать инфляцию на 2%.

Кроме среднесрочного экономического сценария, Жуков прошелся по административной и налоговой реформам. В принципе, большинство участников конференции не смогли узнать из его доклада ничего нового, так как все эти планы обсуждаются уже достаточно долго и являются продуктом многомесячной работы двух главных министерств - Минфина и МЭРТа.

Как раз глава последнего и привнес в пленарное заседание элемент неожиданности. Герман Греф вышел на трибуну сразу после Александра Жукова и сразу же ввел аудиторию в состояние ступора фразой: "Сегодня для меня знаменательное утро. Я понял, для чего у нас в правительстве всего один вице-премьер. Он рассказал нам все, и теперь министрам остается выбросить свои доклады!".

Выдержав МХАТовскую паузу, Греф все же продолжил свой доклад. Находившимся в зале журналистам особенно запомнились некоторые высказывания министра. Например, он заявил, что если "рента с монополий будет уходить на скрытые дотации неконкурентоспособной промышленности", то Россия сможет конкурировать только со странами уровня Эфиопии. Потом сообщил, что "Алексей Миллер, когда пришел в "Газпром", действовал, как советский разведчик". Затем, заметив, что Алексей Кудрин во время его выступления невежливо перешептывается с помощником президента Игорем Шуваловым, одернул его фразой: "Алексей Леонидович, оставьте Шувалова - администрация вас все равно реформирует и замов не добавит". В довершение всего, министр назвал составленный Дмитрием Козаком план судебной реформы "безобразием" и заявил, что, рассказав об административной реформе, Алексей Жуков "съел его хлеб".

Короче говоря, Герман Греф спровоцировал своим выступлением небольшой скандал. Многие считают, что все дело в сложном характере главы МЭРТа, который, вообще-то, известен своей несдержанностью. Однако с учетом того, что сейчас происходит внутри правительства, Грефа можно понять.

Не могу молчать

Когда за неделю до президентских выборов Владимир Путин неожиданно реформировал правительство, было сказано, что благодаря этому решению новый кабинет станет сплоченной командой единомышленников. И команда эта должна была сразу после 14 марта начать вгрызаться в гранит реформ. А отсутствие внутренних противоречий обещало сделать процесс вгрызания максимально эффективным.

Но представьте себе зубного врача, который одной рукой сверлит зуб пациенту, а другой - пломбирует дырки в собственном рту. Примерно в таком положении оказался кабинет министров, который вынужден реформировать страну, одновременно проходя через серию принципиальных внутренних преобразований.

Автором концепции нового устройства правительства является Дмитрий Козак, который специально для этого был делегирован из Кремля в Белый дом. Благодаря Козаку у премьер-министра, например, остался всего один заместитель. Аналогичное упразднение "отраслевых замов" на уровне отдельных министерств должно было, по идее усилить влияние самих министров. Однако при этом их, как выразился замминистра МЭРТ Аркадий Дворкович, "подрезали снизу".

Согласно новому плану, у каждого министра останется всего два заместителя. При этом назначать этих заместителей будет правительство, то есть - премьер. Министр же сможет самостоятельно называть лишь имена руководителей департаментов в своем министерстве, число которых также заметно сократилось.

Многие наблюдатели ставят под сомнение эффективность такой системы. Процесс принятия решений в министерстве будет замыкаться всего на трех людях, что, скорее, замедлит его, чем ускорит. Кроме этого, как считают многие, наличие большого числа заместителей министра до сих пор способствовало расширению общественной дискуссии вокруг непростых реформ, стоявших на повестке дня у правительства.

В довершение всего, главам министерств придется теперь во всем полагаться на замов, которых выбирали не они. Это лишит министров немалой доли власти, не освобождая их, при этом, от ответственности за результаты работы.

К тому же оказалось, что сплоченная команда министров-единомышленников все же не всегда выступает единым фронтом. Вот возьмем, например, проблему удвоения ВВП, о которой беспокоятся сейчас все жители России, имеющие доступ к федеральным телеканалам. Чтобы через десять лет валового внутреннего продукта стало в два раза больше, рост экономических показателей должен уже в этом году составить где-то десять процентов. А вовсе не пять-шесть, как обещал сначала глава Минэкономразвития Герман Греф. И даже не семь, как он обещает сейчас. Поэтому и президент Путин и премьер-министр Фрадков очень хотели бы уговорить главу МЭРТ изменить свое мнение.

В Кремле даже знают, как заставить ВВП расти. Достаточно изъять сверхприбыли у сырьевого бизнеса и вложить их в подъем российской перерабатывающей промышленности. Так считает и другой министр - Алексей Кудрин. Скорее всего, именно отвечающее этой стратегии решение и будет принято 8 апреля на заседании правительства, посвященном изменению ставок НДПИ и экспортных пошлин.

Герман Греф же не верит в эффективность подобной модели, уверяя, что поддержка упадочных отраслей промышленности не только не сможет повысить их конкурентоспособность, но и приведет к бессмысленной растрате государственных средств. Вместо подобных мер он предлагает обеспечить инвесторам полную гарантию прав собственности, создав для этого справедливую судебную систему, а также не препятствовать слияниям компаний, продолжив при этом реформу естественных монополий. Подобные идеи популярностью сейчас не пользуются, и позиция Грефа, скорее всего, не будет принята во внимание. А отвечать за обещанный рост экономических показателей все равно придется ему.

Кроме этого, если судить по высказываниям Грефа, сделанным на конференции, давно ставшая одиозной реформа "Газпрома" также каким-то образом началась без участия МЭРТа. Весьма вероятно, что человек, считавшийся самым ярким министром прошлого кабинета, чувствует угрозу своему положению в новом правительстве и боится столкнуться с непреодолимыми препятствиями на пути к реализации своих реформаторских идей.

Вот и не смог сдержаться.

Елена Любарская

Предыдущие материалы по теме:

Те же кадры, только в профиль [26.03.2004]Новая структура старой администрации президента

Весенние перспективы [17.03.2004]

Высокопоставленный пасьянс [10.03.2004] Обнародованы состав и структура нового правительства России

Время портфелей [04.03.2004]Идет борьба за должности в правительстве. Но решит все Путин

Не ждали [01.03.2004]Новым премьер-министром России назначен Михаил Фрадков

Общая теория Путина [20.02.2004]Заметки на руинах кабинета Касьянова

Прощание с ельцинской эпохой [24.02.2004]Путин решил уволить Касьянова до выборов

Другие материалы
Мир00:01Сегодня
Мухаммад бин Салман Аль Сауд

Принц крови

Он убивает родных, тратит миллиарды и скоро станет королем
Бывший СССР00:01Сегодня

Заря незалежности

Как в 90-е украинские националисты создали партию, церковь и штурмовые отряды