Уважать презумпцию невиновности

Дело о покушении на студента-правозащитника может обернуться в пользу преступников

Герман Галдецкий, 19-летний студент Московского государственного института электроники и математики, еще два месяца назад был обычным, никому неизвестным молодым человеком. В феврале-марте этого года с ним познакомились многочисленные сотрудники органов правопорядка. Восьмого апреля благодаря публикации в "Новой газете" его имя узнала вся страна. 12 апреля из другой заметки в той же "Новой газете" вся страна узнала, что Галдецкий стал жертвой преступников в милицейских погонах, которые отомстили студенту, всерьез взявшемуся за разоблачение их безобразий.

Краткая предыстория такова. Восьмого февраля этого года поздно вечером Герман Галдецкий оказался на станции метро "Пушкинская", где заметил, как два сотрудника милиции остановили незнакомую ему девушку, забрали у нее документы и увели к себе в отделение. Заподозрив неладное, Галдецкий решил выяснить, зачем. Узнав от милиционеров, что девушка не задержана, но убедившись, что ее все равно не отпускают, он стал звонить в городское УСБ - управление собственной безопасности МВД, которое занимается разоблачением преступной деятельности сотрудников милиции (телефон этой, равно как и целого ряда других полезных при случае организаций, Галдецкий, по его словам, скачал из интернета и ввел в память своего мобильного телефона). Затем он снова обратился в отделение и сообщил о своем звонке милиционерам. В результате ему удалось добиться своего - девушку отпустили, причем она рассказала ему, что в отделении милиционеры угрожали и приставали к ней с сексуальными домогательствами.

На этом Галдецкий не успокоился, а стал добиваться наказания виновных. В ходе этого ему пришлось познакомиться с массой милицейских начальников, а попутно он сам, по собственной инициативе, стал искать людей, попадавших в подобные ситуации, и предлагать им свою помощь, чтобы найти управу на милиционеров-преступников. Примечательно, что никаким юридическим опытом 19-летний студент поначалу не обладал, но в процессе своей добровольной работы научился держать себя в кабинетах, высоких и не очень, и мало-помалу насобирал довольно обширный материал по целому ряду случаев милицейского произвола в отношении обычных граждан, чаще всего - девушек, ставших жертвами сексуального насилия.

Кстати, в том случае с девушкой на станции "Пушкинская" кое-чего добиться ему удалось. Виновные были вызваны в прокуратуру, подписали признание в превышении служебных полномочий и получили по строгому выговору. Обвинения в попытке изнасилования с них были сняты - возможно, пишет "Новая газета", по договоренности сторон (то есть самих милиционеров и следователя из прокуратуры).

В ходе своих изысканий Галдецкому даже удалось дойти до начальника УСБ Москвы Натальи Сосновик. К ней он пришел не один. Ранее по объявлению на одном из интернет-сайтов он связался с Владимиром Химанычем, бывшим сотрудником Минюста (в заметке "Новой газеты" было ошибочно написано, что Владимир до сих пор работает в этой организации. На самом деле Химаныч уволился оттуда в 1996 году и с тех пор время от времени оказывает правозащитную помощь людям, пострадавшим от действий милиции). Галдецкий и Химаныч, ранее разговаривавшие друг с другом только по телефону, встретились перед входом в здание УСБ и оказались на приеме у Сосновик.

Правда, с ними должны были прийти еще две девушки-потерпевшие (одна с "Пушкинской", другая - пострадавшая от подобных действий милиции в ОВД "Медведково"). Однако в последний момент девушки, видимо, решили ни с какими органами правопорядка не связываться больше никогда. Поэтому, по словам Химаныча, описавшего эту встречу корреспонденту Lenta.Ru, разговор в высоком кабинете не получился. Сосновик отказалась принимать заявления без потерпевших, добавив при этом, что, поскольку по случаю на "Пушкинской" прокуратура уже вынесла свое решение, у УСБ нет возможности поднимать это дело еще раз. Но в целом начальник УСБ с одобрением отозвалась о деятельности Галдцекого и предложила ему и дальше снабжать ее подчиненных информацией "по горячим следам".

Уже покинув кабинет, Галдецкий признался Химанычу, что подобное предложение ему не нравится. Одно дело - публичная правозащитная деятельность, другое - тайное информирование органов. Поэтому, добавил он, лучше все эти материалы передать в средства массовой информации - они помогут.

После этого, видимо, и состоялось интервью, на основании которого была написана первая заметка в "Новой газете", где, действительно, приводятся не только вышеописанные случаи с двумя девушками, но и целый ряд других.

А 25 марта Галдецкий попал в НИИ имени Склифосовского с тяжелой травмой головы. Выяснилось, что в него выстрелили на пустыре в районе Ярославского вокзала, где Галдцекого видели в обществе двух неизвестных мужчин. По утверждению "Новой газеты", опубликовавшей сообщение об этом 12 апреля, врачи сделали Герману несколько операций, но все равно опасаются за его жизнь.

"Новая газета", узнавшая о ранении Галдецкого 10 апреля из письма его отца в редакцию, сразу назвала этот случай покушением. "У нас нет сомнений в том, кто хотел убить Германа. Уверены: у всех тех, с кем он имел дело, — от прокуратуры до отделений милиции — в этом сомнений нет тоже", - говорится в материале за 12 апреля. При этом "Новая газета" ссылается на историю, рассказанную самим Галдецким во время интервью, о том, как один из свидетелей очередного случая милицейского произвола, попавшего в "копилку" Германа, был избит прямо среди белого дня в переходе метро. В заключение "Новая газета" потребовала личного вмешательства в ситуацию нового министра внутренних дел России Рашида Нургалиева.

Вторая публикация в "Новой газете" послужила спусковым механизмом: в тот же день по всем российским СМИ, электронным и печатным, прошли материалы, в которых рассказывалось о мужественной борьбе молодого студента с "системой милицейского беспредела", а Нургалиев, действительно, вынужден был взять расследование этого случая под личный контроль (об этом сообщило агентство ИТАР-ТАСС). Правда, как выяснило интернет-издание Грани.Ру, следствие по делу о ранении Галдецкого всерьез, видимо, началось только сейчас, после шума, поднятого в прессе.

Словом, история на сегодняшний день получается такая: уверенная в своей безнаказанности "система милицейского произвола" отомстила парню, честно пытавшемуся добиться элементарной справедливости, и лишь благодаря бдительности СМИ остается надежда, что преступники не сумеют уйти от наказания.

Однако в этой истории есть несколько нюансов, которые позволяют расставить акценты несколько по-иному.

Прежде всего обращает на себя внимание дата первой публикации в "Новой газете" - 8 апреля. К тому времени Галдецкий, раненый 25 марта, уже почти две недели находился в реанимации.

Далее, от Владимира Химаныча Lenta.Ru узнала, что во второй публикации в "Новой газете" не были изложены факты, которые в своем письме сообщил редакции отец Галдецкого. А именно, что у его сына был при себе зарегистрированный пистолет "Оса", стреляющий резиновыми пулями. Отец в своем письме не исключил, что Галдецкий был ранен именно из этого пистолета. Кроме того, по сведениям отца, у милиции к тому времени уже была свидетельница, сообщившая следующее: на пустырь за Ярославским вокзалом Галдецкий пошел в сопровождении двух мужчин сам. Там они какое-то время разговаривали, а потом между ними началась драка. Мужчины избивали Галдецкого и он, пытаясь обороняться, вытащил пистолет. Нападавшие отобрали у него оружие и выстрелили ему в голову.

Примерно такую же версию предлагает и газета "Известия" со ссылкой на неформальные беседы своего корреспондента с сотрудниками милиции, имеющими отношение к следствию: "Галдецкий в тот день пил пиво с двумя, судя по всему, знакомыми ему людьми на пустыре у Ярославского вокзала. По какой-то причине между ними завязалась потасовка. Галдецкий выхватил пистолет системы "Оса" и два раза выстрелил в противников. Поскольку оружие было не огнестрельным, эти двое, видимо, не пострадали и смогли повалить Галдецкого на землю, забрать пистолет и выстрелить ему в голову. После чего скрылись. Скорее всего этот инцидент не связан с разоблачительной деятельностью Галдецкого. Следствию уже известны личности нападавших, они объявлены в розыск. Кроме того, все произошедшее записано на камеры видеонаблюдения, установленные на вокзале".

Эти соображения не отменяют версии о заказном покушении на человека, доставлявшего массу неприятностей отдельным мелким и крупным милицейским начальникам. В конце концов, Галдецкого, может быть, хотели не убить, а напугать, про это и беседовали, а выстрел произошел случайно в ходе драки. Но, может быть, молодой студент действительно пострадал от людей, никак не связанных с милицией? По словам отца Галдецкого, напавшие на его сына люди забрали у него мобильный телефон и барсетку с документами.

Хорошо, конечно, что за это дело взялся сам Рашид Нургалиев. Наверное, преступников найдут. Вот только как тогда будет выглядеть правозащитная общественность, поднявшая такой шум вокруг этого дела, если все-таки выяснится, что речь идет об обыкновенном грабеже? Как написала корреспондентка Граней.Ру, "прямых доказательств причастности милиционеров к преступлению пока нет, а принцип презумпции невиновности следует уважать". Очень правильные слова. Однако, как показывает большинство публикаций в российских СМИ за последние два дня, мало кто его уважает на самом деле.

Милицейский произвол - не новость для большинства россиян, причем даже тех, кто никогда не читает никаких газет и не имеет доступа к интернету. Случаи сексуальных домогательств милиционеров к молодым девушкам - тоже не редкость. Только благодаря Галдецкому, пишут "Известия", шесть девушек-потерпевших подали заявления в прокуратуру, а ведь он занимался своей правозащитной деятельностью чуть больше месяца. И СМИ существуют в том числе и для того, чтобы преступники-милиционеры не чувствовали себя безнаказанными. Но стоит ли использовать героев-одиночек для сведения собственных счетов с "системой"? Кому принесет пользу сегодняшний шум в прессе, если выяснится, что Галдецкий стал жертвой случайных людей? Пострадавшим девушкам или их насильникам, которые теперь с чистой совестью будут отмахиваться от любых публикаций в прессе - они, мол, и в прошлый раз говорили, а оказалось?..

Дмитрий Иванов

Предыдущие материалы по теме:

"Власть готова использовать суд для беззаконных преследований" [09.04.2004]Текст заявления комитета "2008: Свободный выбор" в связи с делом Игоря Сутягина

"К гражданам России, пострадавшим от государственного терроризма" [14.01.2004]Полный текст обращения кандидата в президенты РФ Ирины Хакамады

Росийская Федерация: Отказ в справедливости [30.10.2002]Ссводка доклада, подготовленного организацией Amnesty International по вопросам соблюдения прав человека в России

Другие материалы