Новости партнеров

Катание на нефтяных горках

Что несут России высокие цены на нефть

24 мая Центр экономической конъюктуры при правительстве РФ опубликовал отчет о помесячных темпах развития российской промышленности. Наверное, Владимиру Путину было бы куда как отрадно услышать, что экономика растет прежними темпами, неуклонно приближаясь к удвоению ВВП. Знающие люди стараются лишний раз главу государства не расстраивать. Вот, например, 17 мая вице-премьер Александр Жуков рассказал ему о том, что рост промышленного производства с января по апрель составил 7,4 процента годовых.

Герман Греф же привел совсем другие данные. Начиная с января прирост промышленного производства сокращался в среднем на 0,2-0,3 процента в месяц. В апреле рост промышленности составил ноль процентов. В большинстве областей обрабатывающей промышленности наблюдается спад, а импорт растет в несколько раз быстрее, чем экспорт. Например, в марте ввоз продукции в РФ вырос на 2,1 процента, а продажа российских товаров и сырья - всего на 0,7 процента. Инвестиции за первый квартал 2004 года также снизились на 1,9 процента. Статистика также отмечает снижение реальных доходов населения - на 1,8 процента в феврале и на 0,4 процента - в марте. Это, однако не значит, что Александр Жуков ошибся в расчетах. Он просто сравнил показатели первого квартала 2004 года с показателями первого квартала 2003 года. Первые, понятно, оказались выше. Однако, как утверждает Греф, этому приросту мы обязаны успехами прошлого года. Если верить главе МЭРТа, то экономический рост в первом квартале 2004 года остановился, и в ближайшее время нас ожидает рецессия, то есть спад.

С точки зрения многих наблюдателей, замедление экономического роста напрямую связано с динамикой мировых цен на нефть. Как известно, нефтяные цены устойчиво растут. Например, в понедельник 17 мая они достигли абсолютного максимума за последние 21 год - 41,59 долларов за баррель по июньским фьючерсам. При этом продажа российской нефти затопляет наш финансовый рынок долларами, от чего они дешевеют. Падение доллара на мировых финансовых рынках в первом квартале 2003 года усугубляло эту тенденцию, а ЦБ РФ так и не взял курс на девальвацию рубля, опасаясь высокой инфляции. Дорогой рубль делает невыгодной покупку российских товаров, так как они не могут конкурировать с дешевеющим долларовым импортом. До сих пор российское производство росло, пользуясь последствиями девальвации рубля 1998 года, делавшей российскую продукцию дешевле импортной. К настоящему моменту этот ресурс, как утверждает МЭРТ, полностью исчерпан.

С начала падения доллара и до конца апреля 2004 года граждане переводили свои сбережения в рубли. В результате долларовая масса на российском рынке еще сильнее увеличивалась. Однако правительство так и не нашло применения свободным средствам. Высокие бюджетные поступления использовались на погашение внешнего долга РФ и на создание стабилизационного фонда для финансирования госбюджета в случае наступления "черного дня", то есть падения нефтяных цен. К настоящему моменту объем валютных резервов достиг в России 79 миллиардов долларов. Несмотря на неоднократно заявленные благие намерения, эти деньги не используются для развития высоких технологий и перерабатывающей промышленности, а просто лежат в государственной кубышке. Сейчас тенденция изменилась - игроки, ожидающие повышения процентной ставки Федеральной резервной системы США, покупают доллары. Это, понятно, также не приносит инвестиций в российскую экономику. Низкие внутренние цены на энергоносители и высокие таможенные пошлины, призванные, по идее, поддерживать отечественную промышленность, на деле позволяют российским предприятиям оставаться неконкурентоспособными.

И хотя, согласно официальным данным, на долю нефтегазового сектора в 2003 году приходилось всего 9 процентов валового внутреннего продукта, Международный банк реконструкции и развития утверждает, что эта статистика искажена из-за используемых нефтяными компаниями методов налоговой оптимизации. На самом деле сырьевые отрасли отвечают за целых 25 процентов нашего ВВП. Если бы не повышение цен на нефть, то в 2003 году экономический рост в России не превысил бы 4,2 процента.

Катание на нефтяных горках

Для нефтяного рынка характерны не только внезапные ценовые скачки, но и огромный масштаб изменения цен. Во второй половине прошлого века цена одного барреля неоднократно возрастала и падала в несколько раз.

Цены на нефть достигают рекордных отметок не впервые. Такая ситуация знакома всем, кто еще помнит брежневскую эпоху. Первый всемирный нефтяной кризис разразился в 1973 году и был связан с конфликтом на Ближнем Востоке. До этого рынок оставался относительно стабильным на протяжении нескольких десятков лет. В период после окончания Второй мировой войны и до 1973 года нефтяные цены держались на уровне 2-3 долларов за баррель. При этом, учитывая инфляцию, реальная стоимость барреля даже снизилась на 20 процентов. Однако с 1972 по 1974 год цена барреля нефти вдруг возросла в четыре раза - с 3 до 12 долларов. Это произошло после того, как 5 октября 1973 года на Ближнем Востоке началась война Судного дня и арабские страны ввели эмбарго на нефтяные поставки в государства, поддерживавшие Израиль.

В начале восьмидесятых годов прошлого столетия цены на нефть стабильно росли под влиянием то ирано-иракской войны, то исламской революции в Иране. В 1978 году нефть стоила 14 долларов за баррель, а в 1981 - уже 35. Из-за высоких цен члены ОПЕК не смогли противиться соблазну и увеличили добычу вопреки предыдущим договоренностям. Это привело к тому, что в 1986 году нефть резко подешевела до 10 долларов за баррель.

Нефтяной кризис 1973 года заставил экономики развитых стран прибегнуть к масштабной технологической реструктуризации, выразившейся в создании менее энергоемких продуктов (например, автомобилей) и поиске альтернативных источников энергии. Что касается СССР, то 1973 год пролился на это государство золотым дождем, позволив советскому руководству надолго расслабиться и финансировать бюджет за счет нефтедолларов. Это время вошло в историю под названием "застой" и закончилось вместе с падением цен на нефть в 1986 году.

Пока СССР переживал перестройку, а затем собственный распад, цены на нефть оставались низкими. Хотя война в Персидском заливе и вызвала их рост, повышение цен оказалось кратковременным, и к 1994 году баррель стоил столько же, сколько до кризиса 1973 года. Затем цены стали расти в связи с начавшимся в странах Азии экономическим бумом. Однако крах азиатских финансовых рынков конца 1997 - начала 1998 года привел к тому, что баррель нефти вновь опустился до 12 долларов. Снижение добычи странами-членами ОПЕК позволило поднять цену до 15 долларов уже во втором квартале 1999 года. С тех пор все снижения цен на нефтяном рынке были непродолжительными, и доходы стран-экспортеров (в том числе и России) продолжали стабильно расти.

Многие думают, что нынешний рост цен, который СМИ уже называют нефтяным кризисом, вызван нестабильностью на Ближнем Востоке и канет в лету после стабилизации в Ираке. Однако, во-первых, эта стабилизация может наступить еще не скоро. Во-вторых, согласно недавнему докладу Международного агентства энергетики, на динамику цен оказывает влияние спрос, который растет гораздо быстрее, чем ожидалось - в первую очередь за счет Китая. Агентство утверждает, что уровень спроса уже достиг самой высокой за 16 лет отметки. Причем если раньше рынок очень зависел от сезонного роста потребления в США, то теперь экономка Китая обеспечивает весенний прирост, причем не только за счет промышленности, но и благодаря интенсивному росту потребительского спроса. Например, Китай уже обогнал Францию по производству автомобилей и, как предсказывают аналитики, к 2005 году обгонит по этому показателю Германию. Так что даже незначительное снижение цен, вызванное данным 23 мая Саудовской Аравией обещанием увеличить добычу, может оказаться кратковременным.

C одной стороны, такая благоприятная коньюктура на нефтяном рынке должна позитивно сказываться на российской экономике. Как заявил 23 мая на встрече глав Минфинов "Большой восьмерки" российский министр финансов Алексей Кудрин, рост цен на нефть "возможно, - недолговременная тенденция, но в настоящее время она приносит России плюс. Россия должна воспользоваться этим, увеличивать добычу и продавать больше нефти по более высоким ценам". Кудрин объявил, что РФ планирует ежегодно увеличивать нефтяные поставки на 10-15 процентов.

Ясно, что для правительства рост цен выгоден. В 2003 году нефтяная отрасль принесла в бюджет 28 миллиардов долларов, наполнив его на 20 процентов. А с 1 августа в РФ будут увеличены экспортные пошлины на нефть, и базовая ставка НДПИ для отрасли повышена до 400 рублей за тонну. При цене нефти до $15 за баррель экспортная пошлина взиматься не будет, при цене от $15 до $25 за баррель пошлина составит до 35% от разницы между фактической ценой нефти и $15 за баррель, при цене свыше $25 за баррель - сумму, не превышающую $25,53 и 40% от разницы между фактической ценой нефти и $25 за баррель. В интервале цен от 20 до 25 долларов за баррель будет установлена экспортная пошлина в размере 45%. При цене нефти свыше $25 за баррель пошлина будет повышена до 65%. При этом при цене нефти 24 доллара за баррель дополнительные доходы бюджета составят 900 миллионов долларов в год, а при цене 30 долларов - 3,3 миллиарда.

Зато если цена барреля нефти упадет ниже 15 долларов, то бюджет РФ может оказаться под угрозой дефолта. Для того чтобы этого не допустить, и был создан стабилизационный фонд. Туда направляются дополнительные доходы государства, полученные при цене на нефть выше 20 долларов за баррель. По словам Александра Кудрина, стабилизационный фонд позволит государству выполнять бюджет в случае снижения цен на нефть и постепенно погашать внешний и внутренний долг. "Если цены на нефть сохранятся в интервале 27-30 долларов за баррель нефти марки Urals, то формирование стабилизационного фонда, как мы планировали нижнюю планку в размере 500 миллиардов рублей, завершится до конца 2005 года", - считает Кудрин.

Однако с точки зрения оппонентов Кудрина, такая стратегия является модифицированным вариантом брежневского "застоя". Фактически, она позволяет правительству пользоваться плодами высоких нефтяных цен и не заниматься структурными реформами, необходимыми для того, чтобы в России заработала какая-либо промышленность, кроме нефтяной. С точки зрения Германа Грефа, если реформы не осуществить, то вся нефтяная рента просто уйдет на поддержку неэффективных и неконкурентоспособных сфер экономики. Экономический рост сначала остановится, а потом сменится спадом.

Точнее, если верить Герману Грефу, остановка уже произошла. И сегодняшний отчет МЭРТа о темпах развития российской экономики как раз доказывает этот тезис. Правда, услышав его, президент, видимо, так расстроился, что МЭРТу уже в понедельник вечером пришлось сообщить о планируемом повышении прогноза роста ВВП России на 2004 год.

Елена Любарская

Предыдущие материалы по теме:

Чу! Поднимается медленно доллар... [26.04.2004]К американской валюте возвращается былая слава

Сор из кабинета [07.04.2004]Герман Греф снова сорвался, но его можно понять

Спохватились [20.02.2004]Власть боится экономического кризиса

Форум пессимистов[20.01.2004]В Давосе учатся бизнесу у террористов и опасаются России, Индии и Китая

Чем больна экономика России? [18.07.2002]Герман Греф признал, что признаков выздоровления экономики нет

Другие материалы
Мир00:01Сегодня
Мухаммад ибн Салман Аль Сауд

Принц крови

Он убивает родных, тратит миллиарды и скоро станет королем
Интернет и СМИ00:01Сегодня

Красная война

Китай взламывает США по всем фронтам. Следующей может стать Россия