Новости партнеров

Лицензия на убийство как способ демократизации страны

США, не сумев получить в Совбезе ООН индульгенцию для своих солдат, выдали ее сами

Самые одиозные умы человечества веками бились над разрешением простой на первый взгляд проблемы: как добиться полной безнаказанности. То есть, украсть побольше, и чтоб потом не поймали. А еще лучше, чтобы это воспринималось как должное, и никто даже не думал ловить. Иногда, это желание было абсолютно персональным, иногда оно облекалось во всевозможные благородные и даже державные формы с формулировкой "во имя". И далее шел длинный список. Тема безнаказанности настолько хорошо освещена в классической литературе, что добавить, казалось бы, к этому уже нечего. Но современность предлагает куда более странные рецепты, чем это могло представиться, скажем, Уэллсу или Флемингу.

А судьи кто?

30 июня истекает срок утвержденного Советом Безопасности ООН моратория, который вывел подданных США, участвующих в миротворческих операциях, из-под опеки Международного уголовного суда (International Criminal Court). В основе этого решения лежала сделка Совбеза и Вашингтона, заключенная при обсуждении дальнейшей судьбы контингента ООН в Боснии. В свое время США пригрозили заблокировать продление мандата миротворцев, если неподсудность американцев не будет гарантирована. При этом Белый дом, изначально подписавший конвенцию о создании суда, а затем упорно не признававший его легитимность, уповал на возможную политизированность этого международного органа и предвзятое отношение к гражданам США "как лидирующей мировой державы". Тогда после долгих препирательств компромисс все же был достигнут. Вашингтон отозвал свое требование перманентного иммунитета, а Совбез согласился с мораторием.

Примечательно, что большинство стран, признавших необходимость существования Международного уголовного суда, крайне болезненно восприняли решение Совбеза, даровавшего США немыслимые для остальных привилегии. Однако, следуя классической схеме, американцы сделали почти всем своим оппонентам "предложения, от которых они не смогли отказаться", и заключили с правительствами стран-участниц сепаратные договоры о неприкосновенности своих граждан. Сложилась ситуация парадоксальная, если не откровенно смешная. К июню 2004 года 94 государства ратифицировали соглашение о Международном суде, и в то же время 90 из них обязались воздержаться от претензий к Соединенным Штатам. Действительно, ценность такого органа, выращенного пусть с самыми благими намерениями, вызывает, мягко говоря, сомнения.

Однако, несмотря на непризнание юрисдикции суда, Вашингтон к окончанию срока действия моратория все же озаботился его продлением. Вопрос этот приобрел для США особую актуальность в связи с грядущими событиями в Ираке - передачей власти временному правительству страны. Безусловно, трудно представить, что придя после 30 июня к власти новое иракское руководство вознамерится присоединиться к соглашению о трибунале, чтобы привлечь к ответственности некоторых американских благодетелей, но абсолютную гарантию, как говаривал потомок янычар Остап Ибрагимович Бендер, "дает только страховой полис". Для Вашингтона таким страховым полисом могла стать новая резолюция Совбеза.

Но на этот раз торга не получилось. Половина членов Совета Безопасности высказалась против сохранения статус-кво еще до внесения проекта резолюции. При этом оппозиционеров неожиданно поддержал генсек ООН Кофи Аннан, заявивший, что эта инициатива "всегда вызывала большие сомнения, а сейчас тем более". По официальной версии, за этим "сейчас" кроется общее расстройство членов Совбеза, вызванное беззакониями американских военных в иракской тюрьме "Абу-Граиб".

Руководство США отреагировало довольно оперативно. Согласно утверждению представителя Госдепартамента Ричарда Баучера, Белый дом "решил отзвать проект резолюции", дабы "избежать затяжных, конфликтных дебатов в Совете Безопасности". При этом Баучер не преминул напомнить о существовании сепаратных договоров, с учетом которых Вашингтон будет впредь оценивать степень своего участия в санкционированных ООН мероприятиях.

Цезарю - цезарево

Несмотря на миротворческие комментарии американского Госдепа, на Капитолийском холме восприняли ситуацию с иммунитетом серьезно. Об этом свидетельствуют несколько конвульсивные меры, к которым решили прибегнуть вашингтонские стратеги. Речь идет о так называемом "Приказе №17" - фактически, индульгенции как для военных, так и для гражданского персонала, занятого "демократизацией" страны. Изначально предполагалось, что приказ, выводящий американцев за пределы юрисдикции иракских судов даже в случае совершения убийств и уничтожения собственности, будет действовать до момента передачи власти, однако, столкнувшись с сопротивлением Совбеза, Вашингтон решил подстраховаться.

Обсуждение положений приказа продолжается до сих пор. Как утверждают источники, близкие к руководству США, в дискуссии участвуют главные "ястребы" президента Буша: госсекретарь Пауэлл, министр обороны Рамсфелд и советник по национальной безопасности Райс. Не исключается возможность введения неких ограничений, чтобы радетели свобод из "Абу-Граиба" не воспринимали свою защищенность от иракского правосудия так уж всеобъемлюще. Как ожидается, распоряжение о продлении действия "Приказа №17" еще на 6-7 месяцев станет последним указом главы американской администрации в Ираке Пола Бремера.

В этой связи уместно вспомнить один исторический эпизод, который, по идее, должен был прочно отпечататься в памяти американских стратегов. Именно особый статус американцев в Иране в середине 60-х годов привел в конечном итоге к исламской революции аятоллы Хомейни, который умело манипулировал им для обоснования продажности шахского режима. И именно этому было посвящено знаменитое воззвание 1964 года, после которого Хомейни был арестован и вылан из страны. По иронии судьбы следующие 12 лет своей жизни он провел в Ираке, в священном для шиитов городе Неджефе, который сейчас является одним из главных очагов сопротивления силам коалиции.

Справедливости ради надо сказать, что в рядах ярых обличителей американской безнаказанности в Ираке присутствует немало отдельных персонажей и целых стран, не замеченных в особой лояльности не только к захваченным на поле боя противникам, но и к собственным гражданам. Стенания иных защитников Женевской конвенции сильно смахивают на хрестоматийные слезы крокодила, которые тот льет перед тем, как откушать.

Андрей Воронцов

Другие материалы
Из жизни00:02Сегодня
Михаил Фоменко

Русский тарзан

Его семья сбежала от Сталина в Австралию. Он ушел от нее в джунгли
Бывший СССР00:02Сегодня
Александр Лукашенко

«Крысы, мыши и прочая наркота»

Лукашенко снова разогнал министров. Станут ли белорусы жить лучше?