Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Маневры вокруг Грузии

На Кавказе в нескольких местах проходят учения российской армии. Грузия нервничает

23 августа в Северной Осетии приступила к маневрам 58-я армия ВС РФ. В этот же день в Западной Грузии и Абхазии начались учения российского миротворческого контингента из состава коллективных сил СНГ по поддержанию мира. 24 августа в Армении начались совместные армяно-российские военные маневры. То, как Грузия расценивает эту демонстрацию силы на своих границах, можно выразить известной фразой Ленина: "Молодая республика в кольце врагов". Кремль уверяет, что боевая подготовка российский частей к ситуации в Южной Осетии отношения не имеет, а проходит по давно намеченному плану. Тбилиси заявляет о том, что война близка.

Первой к учениям приступила 58-я армия, дислоцированная во Владикавказе. В течение пяти дней на полигоне Серноводский более 2 тысяч военнослужащих и свыше 100 единиц бронетехники будут отрабатывать приемы общевойскового боя с боевыми стрельбами. Командует учениями командующий 58-й армией генерал-лейтенант Виктор Соболев. В учениях принимают участие 429-й и 135-й мотострелковые полки, дислоцированные в Северной Осетии и Кабардино-Балкарии. Основные цели учений, которые проводятся в соответствии с планом боевой подготовки войск СКВО, - проверка мобилизационной готовности войск, совершенствование слаженности подразделений при ведении общевойскового боя и повышение полевой выучки военнослужащих. Все нормативы будут отрабатываться в условиях, приближенных к боевым.

Кстати, ранее в августе на территории Дагестана прошли командно-штабные учения, в которых принимали участие подразделения 58-й армии СКВО и морской пехоты Каспийской флотилии.

К учениям приступили и миротворцы, расквартированные в Грузии. Учения проходят согласно планам коллективных сил СНГ по поддержанию мира. В ходе маневров, проходящих в районах Западной Грузии и Абхазии, миротворцы проверят свою боевую готовность, выйдут на боевые позиции в зонах ответственности, а также будут отрабатывать мероприятия по предотвращению и пресечению вооруженных столкновений и разведению конфликтующих сторон. Этими учениями руководит командующий миротворческими силами генерал-лейтенант Александр Евтеев.

И это еще не все. 24 августа в Северо-Кавказском военном округе начались командно-штабные мобилизационные учения, на которые из запаса было призвано 5,5 тысяч резервистов. КШУ проходят под руководством начальника штаба округа, генерал-полковника Алексея Маслова.

И в довершении всего в Армении на учебном полигоне имени маршала Баграмяна начались совместные армяно-российские военные учения. В них принимают участие не только мотострелковые подразделения, но также и авиация. Один мотострелковый полк участвует в маневрах от Армении и один - от России (124-й либо 128-й, расквартированные на территории российской военной базы в Гюмри). 102-я военная база Министерства обороны Российской Федерации дислоцирована здесь в соответствии с межгосударственными договорами на базе соединений Краснознаменного Закавказского военного округа. Авиационную часть учений обеспечиваюат истребители МиГ-29 и штурмовики Су-25 из 426-й авиагруппы, расположенной там же. На заключительный день учений, 27 августа, намечены боевые стрельбы. Цель этих учений - отработка взаимодействия сторон при ведении боев в обороне.

Армянская сторона относится к совместным маневрам с энтузиазмом. По словам представителя Министерства обороны Армении, "российское военное присутствие в Армении, наряду с пограничными войсками России, считается важной составляющей национальной безопасности республики".

В Тбилиси же одновременная боевая учеба такого количества российских войск породила крайне нервную реакцию. Председатель комитета по обороне и безопасности парламента Грузии Гиви Таргамадзе заявил, что, если российские военные двинутся к территории Грузии, Тбилиси "примет соответствующие меры для защиты своей госграницы". Министр обороны Георгий Барамидзе назвал учения у грузинских границ проявлением неконструктивной позиции со стороны России.

Своя игра Саакашвили

Маневры российской армии вызвали у президента Грузии состояние, очень похожее на истерику. И Саакашвили немедленно применил любимый прием всех предыдущих грузинских президентов - стал раздавать интервью западной прессе. Так, корреспонденту французской газеты "Либерасьон" Саакашвили заявил, что Россия и Грузия очень близки к войне. "Если начнется война, это будет война между Грузией и Россией, а не между грузинами и осетинами, - подчеркнул Саакашвили. - Это очень важно: следует исключить столкновения на этнической основе".

Правда, упомянув о готовящейся войне с Россией и даже добавив, что "население должно быть подготовленным", Саакашвили тут же оговорился: "Но я вовсе не намерен провоцировать войну, я не сумасшедший". С чем, в общем, спорить трудно. Он действительно не сумасшедший и о войне говорит не потому, что она вот-вот начнется - грузинский президент не хуже других понимает, что пока он сам ее не начнет, маневры у границ Грузии не выйдут за рамки маневров. Просто у него не осталось других аргументов, чтобы привлечь к себе международное внимание в ситуации, когда другие средства давно исчерпаны.

Если внимательно проанализировать слова грузинского президента, опубликованные в "Либерасьон", то можно сделать несколько интересных выводов. Во-первых, своими словами о том, что население должно быть подготовленным к войне, Саакашвили по сути признает, что пока оно еще к этому не готово. И это истинная правда - крупномасштабная война на территории Южной Осетии, несмотря на все воинственные возгласы из Тбилиси, вызвала бы самое сильное неодобрение политики Саакашвили в самой Грузии. Рядовой грузинский избиратель, пошедший за новым президентом осенью 2003 года, ждет от него обещанных благополучия и сытости, а не кровопролития и нестабильности.

Во-вторых, позиция Саакашвили по отношению к Москве далеко не так однозначна, как кажется. Он изо всех сил пытается сформировать общественное мнение на Западе в свою пользу, указывая на Москву как на главного поджигателя войны в регионе. "Это были российские силы, нет никакого сомнения", - заявил Саакашвили, обвинив Россию в недавних нападениях на грузинские села в Южной Осетии. Но одновременно он продолжает говорить о том, что Тбилиси протягивает Москве "руку дружбы". Как можно протягивать руку дружбы, если, по мнению Саакашвили, Россия и Грузия "очень близки к войне" и грузины должны всерьез к ней готовиться, не совсем понятно.

Но, в-третьих, оказывается, что воевать-то, по крайней мере сейчас, Саакашвили совсем не собирается. Вместо этого он предлагает подождать: "Необходимо, чтобы в России осознали, что через три-четыре года ситуация изменится. Что касается меня, я могу ждать. Следующие президентские выборы у нас состоятся лишь через четыре с половиной года". О следующих выборах он говорит потому, что еще зимой 2004 года публично дал обещание: на следующих, мол, выборах жители Южной Осетии и Абхазии будут голосовать за нового грузинского президента наряду с прочими гражданами республики, то есть к тому времени с сепаратизмом окраин будет покончено.

Странная логика. Если поверить Саакашвили и признать, что российские танки вот-вот перейдут границу, то как расценить его слова о том, что достойный отпор им дадут лишь через три-четыре года? Как завуалированное предложение Москве не медлить и наступать немедленно? Вряд ли. Скорее, отчетливо понимая, что никто на Грузию нападать не собирается, Саакашвили пытается сохранить лицо, одновременно обвиняя Кремль во всех своих неудачах, угрожая потенциальному противнику своей будущей силой и продолжая настаивать, что уже через четыре года Южная Осетия и Абхазия потеряют свою нынешнюю непризнанную суверенность.

Но сумеет ли Саакашвили сдержать свое обещание по поводу следующих президентских выборов? Сегодня ему ничего не остается, как признать, что Грузия все еще очень слаба в военном и экономическом отношении. Есть ли у него основания утверждать, что через четыре года ситуация действительно изменится? Судя по всему, Саакашвили, как и предыдущие грузинские президенты, полагается исключительно на помощь Запада, которая чудесным образом все изменит.

Но Запад может помочь в частностях - брать на себя заботу об экономике и военном потенциале целой страны ни США, ни Евросоюз не станут. К тому же такой страны, которая, если верить воинственным словам ее президента, буквально просит: "Дайте нам денег и оружия, и мы начнем войну с Россией". Америка еще при Шеварднадзе помогла Грузии военными специалистами, но на прямую войну с Южной Осетией американцы денег не дадут. Да и вообще, учитывая, сколько уже Международный валютный фонд и Всемирный банк сделали для укрепления грузинской валюты и наведения порядка в ее финансах, у заокеанских покровителей Грузии есть все основания спросить: "Ну а сами-то вы когда работать начнете?".

К тому же в самой Грузии отношение к американским дотациям существует вполне приземленное - пока деньги идут, нужно "слупить" максимум, а то не дай Бог закончатся. Но с другой стороны, Россия рядом, у нее в этом регионе есть свои долгосрочные интересы, и это всем хорошо известно. Поэтому выбор между Америкой и Россией для простых грузин подобен выбору между журавлем и синицей в известной поговорке. Даже такой шаг, как отмена визового режима с Россией, для большинства населения Грузии гораздо более выгоден, чем заокеанская гуманитарная помощь.

Иными словами, для достижения своих широко объявленных целей - покончить с сепаратизмом Южной Осетии и Абхазии - Саакашвили избрал самый неправильный путь, если оглянуться на все то, что он сделал до сих пор. Вместо того чтобы обратиться к возрождению собственной экономики и налаживанию самых тесных и дружественных отношений с Россией (потому что от России, а не от США зависит ситуация на окраинах Грузии), он принялся раздувать в обществе воинственные отношения и пошел на открытую конфронтацию со своим северным соседом. Тактика, хорошо известная в Грузии по 90-м годам прошлого века. Известная тем, что она не приносит никаких плодов.

И действия Саакашвили только подтверждают неубедительность и внутреннюю противоречивость его высказываний. Как известно, на прошлой неделе он пообещал вывести войска из зоны конфликта в Южной Осетии и передать под контроль миротворцев стратегические высоты около Цхинвали, захваченные грузинскими силами в четверг, оставив в Южной Осетии лишь 500 грузинских военнослужащих из состава миротворческого контингента, которые будут обеспечивать безопасность жителей грузинских сел Цхинвальского района. И, пообещав, действительно сделал это, хотя еще недавно утверждал, что никто не в праве указывать Грузии, где и сколько своих войск на своей территории ей размещать. Сделал после того, как в результате недельной перестрелки с таинственной "третьей силой" на территории Южной Осетии (в Грузии, разумеется, утверждают, что это были российские военнослужащие) грузинские военные начали нести потери в живой силе.

По всему видно, что Саакашвили не решился на эскалацию конфликта. Причина этого понятна - участие в серьезном военном противостоянии для президента Грузии означает верную политическую смерть. Эдуард Шеварднадзе уже предостерегал своего преемника от вооруженного конфликта с осетинами, предрекая, что в Южной Осетии и Абхазии добиться победы военными средствами будет невозможно. Что остается Саакашвили в этой ситуации? Либо всерьез менять политический курс, либо продолжать пропагандистскую кампанию, направленную на Запад в расчете на то, что американцы и европейцы когда-нибудь все-таки всерьез возьмутся за Россию.

Кто есть кто

Но Саакашвили в своем запале не учитывает некоторых вещей. Во-первых западная пресса, хоть и с удовольствием цитирует слова грузинского президента, большую политику не делает. Если вспомнить поток публикаций в зарубежных СМИ, обвинявших Кремль в противоправных действиях на территории Чечни в ходе второй чеченской кампании, то придется признать: Москва относится к общественному мнению своих западных соседей как кот к словам повара из известной басни.

Во-вторых, с точки зрения западной либеральной прессы, Саакашвили сам далеко не безупречен. Обвиняя Россию в имперских замашках, он в то же время допускает весьма бесцеремонные заявления в адрес своих непризнанных республик, зачастую переходя границы приличия и здравого смысла.

И убедительнее всего об этом свидетельствует отсутствие сколько-нибудь заметных комментариев по поводу российских маневров на Кавказе в западной прессе в последние дни. И самое примечательное, что сами маневры-то, скорее всего, преследовали именно эту цель: показать грузинскому президенту, кто есть кто на Кавказе. То есть не напугать его оружием, а именно продемонстрировать, что в зоне своих стратегических интересов и подавляющего военного превосходства Москва не будет оглядываться на публикации во французской прессе.

И в результате Саакашвили оказался в весьма неприятном положении. Первый раунд борьбы за Южную Осетию им явно проигран - и именно потому, что борьбу за восстановление целостности своей республики он очень быстро подменил борьбой между Грузией и Россией. Участвовать в ней западные страны все равно не станут, сколько бы грузинский президент ни говорил, что война между двумя странами вот-вот начнется.

В экономическом отношении дела у республики также идут не лучшим образом. Политически реноме Грузии остается невысоким - Саакашвили, конечно, может сколько угодно ездить в гости к Колину Пауэллу, но всерьез считать Грузию важным геополитическим игроком США не будут. Последние передислокации грузинских войсковых частей показали, что в военном отношении Саакашвили также ничего не может сделать ни с Южной Осетий, ни тем более - гипотетически, конечно - с Россией. На этом фоне усмирение Абхазии и вовсе оказывается недостижимой целью.

Поэтому напрасно Саакашвили считает, что время работает на него. До следующих президентских выборов осталось всего четыре с половиной года, и ему придется очень сильно постараться, чтобы за этот срок не растратить политический капитал, набранный осенью 2003 года.

Сергей Карамаев

Другие материалы
Россия00:04Сегодня
Светлана Прокопьева

«Ну не заберут же они меня внезапно?»

Россиянка хотела понять, почему анархист взорвал себя в ФСБ. Лишь за это ей грозит тюрьма