Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Алу Алханов, что и требовалось доказать

"Кандидат Кремля" стал новым чеченским президентом в первом туре голосования

Досрочные выборы нового президента Чеченской республики закончились. Судя по сообщениям, поступающим с избирательных участков в Избирательную комиссию республики, победитель уже известен. Это Алу Алханов - действующий глава чеченского МВД. Точное количество поданных за него голосов, точный процент явки избирателей и прочие мелочи, за которыми так любят следить поборники демократии на любых других выборах, здесь никакого значения уже не имеют. Потому что Алу Алханов победил задолго до 29 августа. Потому что он был кандидатом Кремля.

Как уже не раз отмечали российские средства массовой информации, своей гибелью на грозненском стадионе "Динамо" 9 мая этого года бывший чеченский президент Ахмад Кадыров поставил руководство страны в трудное положение. Несмотря на то, что Чечня по-прежнему остается самым "проблемным" российским регионом, именно при Кадырове федеральная власть получила возможность если не думать про себя, то хотя бы говорить вслух, что война в Чечне закончена и в республике полным ходом идет процесс мирного строительства, как социально-экономического, так и политического.

Напомним: именно при Кадырове летом 2003 года был проведен референдум и принята новая конституция республики. Именно его осенью того же года народ Чечни подавляющим большинством голосов назвал своим президентом. Именно Кадыров активно поддерживал объявленную в том же году амнистию для бывших боевиков, всячески настаивая, что в лесах скрываются в основном заблудшие люди, по недоразумению вступившие в конфликт с федеральными войсками, а настоящих непримиримых боевиков уже практически не осталось - так, прячется где-то в лесах Масхадов с десятком охранников да Басаев со своей бандой, и все.

Кадыров регулярно бывал в Москве, принимал у себя политиков со всей России, самым деятельным образом участвовал в обсуждении будущего республики и, главное, держал в руках рычаги, позволявшие ему управлять политическими и экономическими процессами в Чечне. Его сын, Рамзан Кадыров, возглавлял местную военизированную структуру (она называлась личной охраной президента), которая наряду с федералами без устали рыскала по тем самым лесам и горам, добивая тех, кто не внял предложению Кадырова-старшего прийти в ближайший милицейский участок и сдать оружие. Словом, Кадыров, без сомнения, был правильный президент.

Но вот его не стало, и сразу выяснилось, что разговоры о благополучном завершении военных действий в Чечне - не более чем блеф. За те четыре месяца, которые прошли со дня его смерти, сепаратисты в самой Чечне и соседней Ингушетии успели несколько раз по-крупному напомнить о себе: в июне они на целую ночь взяли под контроль столицу Ингушетии Назрань, в августе, буквально за неделю до выборов, попытались сделать то же самое в Грозном. И хотя в Грозном им это, по большому счету, не удалось, оба случая вместе привели к гибели почти двухсот человек, причем не просто местных жителей и случайных прохожих, а сотрудников местных правоохранительных органов, которых бандиты разыскивали и убивали вполне целенаправленно.

К этому можно вспомнить июльское покушение на Сергея Абрамова, который в отсутствие законного президента Чечни исполнял его обязанности. Можно вспомнить и совсем свежее - одновременное крушение двух российских самолетов Ту-134 и Ту-154 в Тульской и Ростовской областях, в котором уже, похоже, нашли если не чеченский, то явный террористический след...

Словом, пора, пора было наводить порядок в Чечне. И вот тут встал основной вопрос: кто будет преемником? Первый ответ, вертевшийся на языке у каждого, кто вечером 9 мая наблюдал, как президент Владимир Путин принимает в Кремле обросшего густой щетиной человека в мято-голубом тренировочном костюме, оказался неверным. Сын покойного президента, Рамзан Кадыров, возрастом не вышел, чтобы унаследовать своему отцу.

Поэтому поиски продолжались, и вскоре искомый кандидат был найден. Али Дадашевич Алханов как нельзя лучше подходил на эту роль. Во-первых, герой первой чеченской кампании, который, в отличие от того же Кадырова-старшего, уже тогда твердо знал, чьей стороны надо держаться. Во-вторых, силовик (глава МВД), да к тому же генерал, что для чеченцев значит немало. В-третьих, из местных, хорошо знающий и республику, и обстановку, и людей. Ну, и, наконец, в-четвертых, Алханов с самого начала, как только его стали выдвигать на новую должность, дал понять Владимиру Путину, что считает курс прежнего президента правильным и намерен его продолжать, буде его изберут... и так далее. Понятное дело, такого человека нельзя было не избрать.

Дело чуть было не испортил уже упомянутый Рамзан Кадыров, который в самый разгар предвыборной кампании вдруг вздумал поддерживать другого кандидата (а всего их из тринадцати заявленных к голосованию было допущено семеро). За десять дней до выборов вице-премьер Чечни - а именно эту должность сейчас занимает Рамзан - оказалось, что Кадыров-младший вовсю агитирует не за кандидата Кремля, а за некоего Ваху Висаева, который раньше работал в аппарате Кадырова-старшего. Но, к счастью, российские СМИ были настороже, и Рамзану пришлось публично объяснять, что Алханова он по-прежнему поддерживает и не будет разочарован его победой на предстоящих выборах.

Не удивительно поэтому, что 29 августа в Чечне все прошло как по нотам. Вовремя открылись все 430 избирательных участков, на их охрану вовремя встали 15 тысяч чеченских милиционеров - почти весь наличный состав местного МВД, вовремя проголосовали военнослужащие внутренних войск МВД России, приписанные к чеченским участкам. Явка, как и на всех прежних плебисцитах в Чечне, била все рекорды - почти восьмидесят процентов (79,29 процента за 13 минут до окончания времени голосования).

Общую благостную картину попытался испортить лишь один несознательный гражданин, явившийся к урне для бюллетеней с бомбой в кармане. Вовремя остановленный охраной, он бросился бежать и, преследуемый, в конце концов подорвал себя.

Окончательный подсчет голосов еще не завершен, но результат и так уже ясен - по предварительным данным, за Алу Алханова отдали свои голоса более 75 процентов проголосовавших. Ближайший соперник Кандидата номер один - Мовсур Хамидов - набрал 8,6 процентов голосов. Кстати, у Вахи Висаева их еще меньше - 2,73 (он занимает второе место с конца).

Не совсем ясно другое - каким президентом будет нынешний главный чеченский милиционер и какие полномочия даст ему Кремль на новом посту. Алханова Москве явно нужно будет поддерживать более активно, чем Кадырова, учитывая, что у нового президента нет такой карманной силовой структуры, какой для покойного Ахмада-Хаджи был боевой отряд Рамзана. Это одновременно и хорошо, и плохо. Хорошо - потому что рамзановцы за несколько лет своей деятельности успели превратиться для простых чеченцев в не менее опасную и враждебную силу, чем боевики Басаева или федеральные военнослужащие.

Плохо - потому что видимость порядка они все-таки поддерживали. Причем непонятно, как Алханов уживется с Кадыровым-младшим. Формально отряды "личной охраны президента" входят в структуру чеченского МВД, но фактически, конечно, они никому не подчиняются. Может быть, не зря Рамзан в последнюю минуту захотел переиграть кремлевский сценарий, поставив на Висаева. Он проиграл, но это означает только одно - если Алханов и Кадыров-младший не найдут общего языка, врагов у кремлевской политики в Чечне прибудет ровно на те полторы тысячи хорошо вооруженных и обученных человек, которые составляли прежнюю президентскую гвардию.

Видимо, поэтому Кремль еще до оглашения результатов заранее запрограммированных выборов стал раздавать Алханову авансы, на которые в свое время тщетно расчитывал Ахмад Кадыров. Так, еще в начале августа ему позволили с трибуны Совета Федерации на правах главы общественного совета по контролю над восстановлением Чечни озвучить предложение по превращению республики в свободную экономическую зону и созданию на ее территории национальной топливно-энергетической компании. Если эти предложения будут поддержаны сверху, Алханов получит в руки очень внушительные козыри.

А за неделю до 29 августа Владимир Путин и вовсе пошел на невиданный до сих пор шаг: согласился с предложением Алханова о направлении всей выручки от экспорта нефти, добываемой в Чечне, в бюджет республики. "Мне кажется это предложение будет понято всеми. Если нужно, правительство сделает своим решением, а если нужно изменение в налоговых законах, я готов обратиться с просьбой к депутатам Госдумы", - сказал по этому поводу Путин. Тем самым он отдал в одни руки главное чеченское богатство, которое служит яблоком раздора для множества враждующих группировок на территории республики и одновременно подпитывает эту вражду теми самыми деньгами, за которые его продают. Если, опять же, Алханову удастся по-настоящему взять под контроль чеченскую нефть, войне действительно придет конец.

К тому же у Алханова есть одно важное преимущество по сравнению с Кадыровым - Масхадов не является его личным врагом. А значит, в крайнем случае Алханов пойдет с ним на переговоры, что было совершенно невозможно для прежнего чеченского президента. Прямо об этом Алханов не говорит, но на встрече с представителями чеченской диаспоры в Москве он заявил так: "Если Масхадов хочет мира в Чеченской республике, если Масхадов говорит: "Я понял, я знаю и я вижу - этот путь не приводит республику и народ к процветанию, спокойной жизни, миру", - то почему бы с ним не поговорить?".

Итак, у Чечни появился новый хозяин. Остается дождаться его первых шагов в большой политике, чтобы понять, сможет ли он стать самостоятельным игроком республиканского масштаба или останется карманным кремлевским президентом.

Дмитрий Иванов

Другие материалы
Анатолий Бирюков

Охотник за младенцами

Сын Героя Советского Союза стал кошмаром для москвичей. Жертвами маньяка были дети