Нестандартный подход к борьбе с терроризмом

Чиновники предлагают закрыть Москву и создать детский аналог солдатских жетонов

Все-таки не зря люди в России делятся на обычное население и государственных мужей. Именно в таких чрезвычайных положениях, как то, в котором Россия оказалась после десяти дней, принесших стране пять терактов, различия между этими двумя категориями граждан проявляются наиболее явственно. Причем различия эти касаются, как оказалось, в первую очередь такой тонкой вещи, как интеллект. Мышление у обычного человека и человека, наделенного властью, работает абсолютно по-разному.

Как рассуждает простой россиянин, думая о том, что позволило террористам всего за десять дней уничтожить как минимум 450, если не больше, человек? Он вспоминает, в первую очередь, о таких вещах, как система обеспечения безопасности в российских аэропортах. Что кажется вполне логичным - не зря некий анонимный инспектор отдела досмотра воздушных судов признался, что проводящие досмотр юные сотрудницы одного из российских аэропортов вообще не представляют себе, как выглядит взрывчатка, специально обученных собак там не хватает, а оборудование, призванное предупреждать специалистов об опасности, не дотягивает до международных стандартов. Впрочем, для того, чтобы задуматься об уязвимости российских аэропортов (а также железнодорожных вокзалов и любых других объектов), не нужно владеть инсайдерской информацией. Достаточно совершить хотя бы кратковременное путешествие за пределы собственного микрорайона.

Из других очевидных причин случившегося обывателю придет на ум коррупция, поразившая абсолютно все российские службы, включая силовые. Известно, что для того, чтобы пронести в "безопасную зону" в аэропорту любой предмет, достаточно дать небольшую мзду соответствующему сотруднику. А по одной из существующих версий, Беслан был выбран террористами в качестве объекта для акции лишь потому, что сотрудники правоохранительных органов в этом относительно небольшом городке продаются за более незначительные суммы, чем избалованные взяточниками владикавказские милиционеры.

А услышав о том, как 6 сентября в подмосковном НИИ Миноборны была изъята тонна пластита, которая хранилась в условиях, допускавших хищение, простой человек не может не задуматься о том, сколько подобных НИИ разбросано по территории России, на которой живут зарабатывающие по 50 долларов в месяц бюджетники и другие небогатые люди, способные этот пластит украсть и продать.

На этом мысли нечиновного россиянина могут прерваться, так как ему нужно будет отправляться на работу или, наоборот, за водкой. Но если вдруг у него найдется еще несколько свободных минут, он подумает о том, почему такая волна терактов прокатилась по стране, которая вроде бы как раз недавно решила все проблемы в своих неспокойных провинциях и достигла, наконец, полной стабильности.

А если нашему герою уж совсем нечего будет делать, он вспомнит, как более четырех лет назад голосовал за одного кандидата в президенты потому, что тот пообещал покончить с тогда только делавшим первые робкие шаги терроризмом, и как еще раз голосовал за него совсем недавно, потому что был убежден, что это обещание уже выполнено или вот-вот будет выполнено.

Но даже если до таких крамольных размышлений дело не дойдет, россиянину могут придти на ум разные меры, которые принимали для своей защиты другие страны, ставшие объектами террористических нападений. Например, ему могут вспомниться некие туманные воспоминания об усилении дверей в кабины пилотов, "оранжевой угрозе" и специальных курсах для уборщиков аэровокзалов.

Что и доказывает принципиальное отличие россиянина обычного от россиянина, находящегося у власти. Последний, будучи вынужденным заботиться о безопасности вверенного ему куска нашей родины, ни о чем подобном ни в коем случае не подумает.

Мысль его, как оказалось, будет развиваться совсем в другом направлении. И первыми жертвами его интеллектуальной активности окажутся вовсе не некомпетентные или продажные сотрудники правоохранительных органов, а жители России, желающие переехать или просто поехать в другой город на территории своего государства. Необъяснимым образом, желание помешать им это сделать охватила чиновников разных уровней непосредственно после печального завершения бесланской истории.

Уже 8 августа 17 депутатов Мосгордумы (все как один - члены "Единой России") начали работу над законопроектом под названием "О трансфертах населения". Так сложно они решили назвать закон об ужесточении правил регистрации граждан РФ по месту постоянного или временного проживания. А еще один депутат Мосгордумы Юрий Попов занялся законопроектом, который может дать Москве право на закрытие границ города в случае опасности. На такое возрождение средневековых традиций управления российской столицей депутата вдохновили как раз бесланские события. Они же заставили его предложить ограничивать въезд в Москву представителей национальностей, численность которых превышает в этом городе 10 процентов от общей численности населения. Остается только посочувствовать россиянам, являющимся русскими - им въезд в столицу будет заказан надолго.

Хотя антитеррористические предложения комитета Госдумы РФ по безопасности вряд ли окажутся столь же радикальными, его председатель Владимир Васильев, говоря о своих ближайших планах, сообщил, что новые, продиктованные усилением угрозы, законопроекты также будут в первую очередь связаны с контролем миграции, то есть того самого передвижения между городами, свобода которого гарантируется нам конституцией. Ясно, что, будучи чиновниками, ни Попов, ни Васильев, ни другие депутаты ничего не знают о том, что самый скромный бюджет любого террориста позволит ему эту свободу обеспечить, даже если все остальные граждане лишатся права проводить больше часа в день за пределами своего подъезда.

Кроме простых мигрантов, российская власть видит угрозу также и в эмигрантах. Правда, не во всех, а в тех, кого считает лидерами террористов. 8 сентября начальник Генштаба ВС Юрий Балуевский сообщил, что Россия будет ликвидировать базы террористов во всем мире и наносить по ним превентивные удары. Если судить по обычным заявлениям российского МИДа, то одной из таких баз является британский город Лондон, суд которого отказывает России в экстрадиции Ахмеда Закаева. Так что, услышав приведенное выше заявление, лондонцы, наверное, начали готовиться к точечным ракетным ударам. Некоторое облегчение им могло принести только обещание Балуевского не использовать ядерное оружие.

Иначе, чем обычные граждане, чиновники понимают и концепцию собственной ответственности за произошедшее. Например, президент Северной Осетии Александр Дзасохов гордо заявил 8 сентября на митинге во Владикавказе, что отправляет в отставку все правительство и руководителей всех силовых структур республики. Правда, несколько тысяч жителей Северной Осетии, собравшиеся на митинг, уже выучили, что в условиях выстроенной вертикали власти за все происходящее всегда отвечает президент, и требовали поэтому отставки самого Дзасохова. Однако у народа и президентов логика, как известно, разная.

Зато события последних дней позволили власти решить еще одну сложную интеллектуальную задачу - наконец стало понятно, куда можно девать деньги из стабилизационного фонда, в котором долгие месяцы скапливались сверхдоходы от продажи сверхдорогой нефти. Когда-то все эти деньги до копейки хотели пустить на развитие образования и высоких технологий. Но 8 сентября вице-премьер Александр Жуков заявил, что фондом можно будет, в частности, воспользоваться, для увеличения госрасходов на оборону и безопасность. Часть из них, возможно, пойдет на борьбу с терроризмом. Еще немного можно будет использовать, например, для покупки кирзовых сапог студентам, которые в будущем году лишатся отсрочек и отправятся в армию.

А для борьбы с терроризмом деньги действительно нужны. Например, головы Аслана Масхадова и Шамиля Басаева несказанно поднялись в цене за последние дни. Сейчас правительство готово заплатить 300 миллионов рублей тому, кто сообщит достоверную информацию о местонахождении этих людей.

Южные границы нашей родины станут теперь охранять еще более бдительно, чем прежде. 72 новые пограничные заставы построят по решению ФСБ в республиках Северного Кавказа. Заставы эти будут оснащены по последнему слову техники, что не позволит внешним врагам проникнуть в Россию, а врагам внутренним - ее беспрепятственно покинуть.

Деньги нужны еще и для того, например, чтобы заплатить кинологам и взрывотехникам, которые проверят все школы Москвы, где этим летом проходил ремонт, на предмет наличия взрывчатки. И не зря госрасходы на безопасность увеличат только к 2005 году. В школы кинологи придут сейчас, а больницам или кинотеатрам придется, видимо, подождать до того момента, когда где-нибудь захватят больницу или кинотеатр. Зато расходы на подобные мероприятия можно запланировать загодя.

Московским школьникам вообще повезло. Теперь каждый из них получит "паспорт безопасности ученика". В этом документе укажут имя, фамилию и группу крови ребенка, а также контактный телефон его родителей.

К счастью, большинство школьников, наверное, не знает, что примерно такую же информацию обычно содержит совсем другой предмет - солдатский жетон.

Елена Любарская

Другие материалы