Новости партнеров

С дешевым бензином можно попрощаться

Что влияет на динамику цен на бензин и можно ли ожидать их снижения?

По данным Федеральной службы государственной статистики, цена на бензин в России за 9 месяцев нынешнего года выросла на 27,3 процента. Уже возникло опасение, что к январю инфляция пробьет 10-процентный порог, установленный на этот год правительством. Еще несколько лет назад правительство давало нефтяным компаниям балансовые задания на поставку нефтепродуктов на внутренний рынок. Как только их отменили, цены на бензин ускорили свой рост. Что влияет на их динамику сейчас? Можно ли ожидать снижения цен?

Внешняя конъюнктура

Сейчас, когда цена барреля нефти Urals на мировом рынке зашкаливает за 40 долларов, снабжать ею местные нефтеперерабатывающие предприятия просто невыгодно. Увеличение поставок за рубеж оголяет внутренний рынок, заставляя расти оптовые, а вслед за ними и розничные цены на продукты нефтепереработки. Сейчас российские нефтяные компании предпочитают поставлять нефть только на принадлежащие им российские предприятия. В этой связи памятно заявление главы "Лукойла" Аликперова на открытии нефтеналивного терминала в Высоцке о скором прекращении поставок нефти на внутренний рынок всем потребителям, не входящим в группу компаний ЛУКОЙЛ. Экспортные поставки нефти ограничиваются лишь транспортными возможностями, в частности - трубой "Транснефти". В связи с этим частные компании усиленно прорабатывают варианты создания собственной транспортной системы. И вышеуказанный терминал в Высоцке призван помочь "Лукойлу" снизить свою зависимость от государственного трубопровода и увеличить поставки нефти за рубеж.

А, учитывая, что цены на нефть постоянно подстегиваются то ураганами в Мексиканском заливе, то забастовками в Нигерии, то очередными заявлениями про "ЮКОС", ожидать существенного снижения экспортных поставок не приходится. Тут больше надежды на Китай, который, наполнив свои резервы до требуемых ему объемов, может в одночасье сократить присутствие на рынке и тем самым подкорректировать цены. Впрочем, если цены на нефть и упадут, то снижения цен на бензин следует ожидать не сразу и, разумеется, не в том же объеме.

Ценообразование

Рыночным, то есть зависящим исключительно от величины спроса и предложения, ценообразование в секторе нефтепродуктов назвать нельзя. В России сложно понять, что реально происходит на оптовом и розничном рынках бензина. Ведь наши нефтяные компании контролируют всю технологическую цепочку, начиная от добычи нефти и заканчивая, как минимум, оптовой продажей бензина, если не розничной торговлей через собственную сеть АЗС.

Правительство давно выступает за введение биржевого механизма определения цен на нефть и нефтепродукты. Это, в частности, позволит покупателям страховать риск повышения цен, покупая по фиксированной цене бензиновые фьючерсы с поставкой, например, через несколько месяцев. Для сельхозпроизводителей это - реальный шанс избежать финансового шока от сезонных колебаний цен. Правда, вряд ли само государство выступит участником этого рынка. А без этого он может стать эффективным, если, конечно, не разбить наших нефтяных монстров на отдельные добывающие, перерабатывающие и розничные подразделения. Ну-с? Кто из членов правительства решится пободаться с "Лукойлом" и "Сибнефтью"?

Зато, кажется, правительство всерьез ополчилось на тех, кто использует трансфертные цены. Благодаря им наши вертикально интегрированные нефтяные компании уводят часть экспортной прибыли из-под носа не только государства но, замечу, и не связанных с менеджментом акционеров. Однако здесь существует другая опасность. Если правительство попытается сломать механизм трансфертных цен, то есть заставить компании показывать истинную прибыль добывающего подразделения, то нефтяники наверняка постараются отыграться на рынке нефтепродуктов, цены на котором взлетят еще больше. Об этом участники нефтяного рынка честно предупредили чиновников еще в прошлом году.

Налоговая политика

Нефтяной сектор обложен налогами, как никто другой. В отношении нефтяных компаний государство пытается проводить такую налоговую политику, которая, с одной стороны, должна обеспечить доходами бюджет, а с другой - оставить нефтяникам достаточно возможностей для развития бизнеса. Для этих целей существует налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), по сути - рента государства, взимаемая с нефтяных компаний, величина которой зависит от цены нефти на мировом рынке. Нынешняя величина НДПИ вынуждает нефтяников наращивать добычу на старых скважинах, замораживая при этом разработку новых и прекращая добычу на низкодебетных, где она влетает в копеечку. Поэтому правительство планирует заменить плоскую шкалу НДПИ дифференцированной, которая позволит учитывать особенности работы нефтяников. Кроме этого, введение НДПИ ударило по малым и средним независимым нефтяным компаниям, которые большую часть добытой нефти поставляют именно на внутренний рынок. В результате снижается и так не особо активная конкуренция в отрасли, что, мягко говоря, не способствует снижению цен на тот же бензин.

Помимо НДПИ существует такой инструмент, как экспортная пошлина на нефть. Она служит не только фискальным интересам. Эта пошлина также должна способствовать тому, чтобы нефтяники оставляли часть нефти в стране, для российских НПЗ. Как предсказывают, в ноябре величина этой пошлины может составить 100 долларов за тонну. Кроме экспортной пошлины на нефть существует аналогичная мера в отношении нефтепродуктов. Если в начале года размер пошлины на нефтепродукты составлял 90 процентов от пошлины на вывоз нефти, то сейчас он упал до 65 процентов. А это стимулирует рост экспорта нефтепродуктов.

Существует также большой соблазн вывозить из страны нефть под видом нефтепродуктов, оплачивая налог по пониженной ставке. Поэтому на днях принято решение привязать величину пошлины на нефтепродукты непосредственно к мировым ценам на нефть. Теперь, если цена нефти превышает 35 долларов, то ставка пошлины на нефть составит 35 процентов, на мазут - 14 процентов, а на светлые нефтепродукты - 26 процентов от стоимости нефти. Причем, по мнению Минэкономразвития, пониженная ставка на мазут призвана предотвратить затоваривание внутреннего рынка.

О том, как предотвратить дальнейший рост цен на бензин, в правительстве не говорят ничего. В теории, можно добиться того, что вся нефть и продукты из нее будут оставаться в стране. Достаточно только поднять экспортную пошлину до запретительного уровня. Однако цены на наших и европейских бензоколонках волне сопоставимы, то есть экспортная пошлина практически уже не может выполнять своей роли регулятора цен. Особенно в условиях нынешней монополизации нефтяного сектора России, на котором доля малых и средних независимых компаний составляет сейчас около 7 процентов.

Видимо это и заставило директора Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина РФ Михаила Моторина предположить, что через год-два от экспортной пошлины и вовсе откажутся. Зато введут новый налог на дополнительный доход от добычи углеводородов, который будет увеличиваться только после того, как начальные затраты на освоение месторождения будут покрыты полученными доходами.

Напрямую влияет на бензиновые цены такой налог, как акциз, который был существенно повышен после отмены оборотных налогов в прошлом году. Вместе с НДС в отпускной цене бензина он составляет 40 процентов. Может быть, для того, чтобы снизилась цена бензина нужно уменьшить акциз? А историю с отменой налога с продаж в начале года помните? Снизили тогда цены наши розничные сети? Больше денег потратили на рекламу своих обещаний это сделать…

Монополизация рынка

В отдельных регионах нефтяникам даже не надо вступать друг с другом в ценовой сговор, так как они являются абсолютными монополистами в области продажи нефтепродуктов. Доказать сговор или злоупотребление монопольным положением весьма непросто. Об этом говорит хотя бы тот факт, что постоянные попытки Федеральной антимонопольной службы привлечь к ответственности нефтяные компании заканчиваются практически ничем, а сами случаи одновременного повышения цен на топливо успешно объясняются неожиданными совпадениями во времени. Впрочем, даже если бы ФАС удалось доказать факт сговора, примерно наказать компанию пока вряд ли удастся. Ведь существующие суммы штрафов настолько малы, что испугать могут только "зайца" в трамвае. По признанию главы ФАС Игоря Артемьева, сейчас штрафы за сговор не превышают 15 тысяч долларов, которые "зарабатываются монополистом за час".

ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ
Представители одной из крупнейших сетей АЗС в Объединенных Арабских Эмиратах заявили, что в конце октября могут приостановить работу своих бензоколонок. Это решение они объясняют теми убытками, которые несут вследствие низкого лимита цен на бензин, установленного властями ОАЭ. Сейчас цены на бензин в ОАЭ не могут быть выше 4,75 дирхама (1,3 доллара) за галлон. При этом цены на топливо в Эмиратах не субсидируются, как в соседних государствах Персидского залива.

Однако, как заявил вице-премьер правительства РФ Александр Жуков, антимонопольные штрафы будут увеличены в 10 раз. То есть теперь это будет сумма, зарабатываемая за 10 часов, что, следуя логике правительства, должно сильно испугать участников картеля.

В действительности же напугать их могут отнюдь не фиксированные суммы штрафов, тем более такие мелкие, а штраф с оборота компании. Весьма вероятно, именно такие штрафы скоро начнут накладывать на нарушителей. В соответствии с проектом закона, по решению суда компании-нарушители будут вынуждены заплатить за злоупотребление доминирующим положением 2 процента от оборота компании за прошлый год, а за картельный сговор - 4 процента. Вот только факт наличия картельного сговора опять таки весьма сложно доказать…

Так что же в итоге? Может, вернуться к балансовым заданиям? И почему, когда речь заходит о простых потребителях оказывается, что в Венесуэле и Ливии, где цены на бензин находятся под контролем государства, их интересы защищаются лучше, чем во второй по объему добычи нефтяной державе мира?

Андрей Кириллов

Другие материалы