В "Газпроме" убили трех зайцев

Российский газовый монополист становится мощным игроком на нефтяном рынке

То, о чем так долго говорили в правительстве и руководстве ОАО "Газпром", кажется, свершилось. Начинается процесс либерализации рынка акций газового монополиста. Причем, преследуя эту цель, государство попутно решает еще несколько весьма насущных для него задач.

На данный момент правительство в лице Федерального агентства по управлению федеральным имуществом владеет 38,37 процента акций "Газпрома". Кроме этого, 0,9 процента акций "Газпрома" принадлежит полностью государственной компании "Росгазификация". Таким образом, доля государства в "Газпроме" составляет больше блокирующего, но меньше контрольного пакета.

Впрочем, никто не сомневается, что истинным хозяином концерна все равно является государство. Ведь кроме этого, существуют 17,5 процента казначейских акций, принадлежащих дочерним предприятиям "Газпрома". Таким как Gazprom Finance BV, "Газпромбанк", "Газпроминвестхолдинг" и негосударственный пенсионный фонд "Газфонд". Казначейские акции, то есть выпущенные, оплаченные и выкупленные самой компанией, не могут по закону находиться на балансе самой компании больше года. При этом никто не запрещает держать их сколько угодно в дочерних компаниях, чем все российские бизнес-структуры и пользуются.

Однако прямой контроль лучше косвенного. Чтобы довести официальную долю государства в "Газпроме" до минимально необходимых 50 процентов плюс одна акция, необходимо получить около 10,7 процентов акций из имеющегося числа казначейских. В обмен на эти акции "Газпрому" будут переданы активы государственной "Роснефти". Однако из-за начавшегося резкого подорожания акций газового концерна в правительстве начали сомневаться, эквивалентны ли теперь 100 процентов "Роснефти" 10,7 процента "Газпрома". Поэтому решено было присовокупить к "Роснефти" активы еще одной государственной компании - "Зарубежнефти", у которой имеются представительства во Вьетнаме, Ираке, Индии, Иране и Иордании.

Чей дом "Газпром"?

Вопрос о том, как укрепить позиции государства в "Газпроме", возник сразу после прихода в концерн команды Алексея Миллера, которой удалось в короткие сроки вернуть такие ценные активы, как "Сибур" и "Запсибгазпром". Одновременно наращивался государственный пакет в газовом концерне. В частности, "Газпром" вернул через суд 4,83 процента своих акций, переданных в середине 90-х годов в собственность "Стройтрансгаза". За спасение активов "Газпрома" Алексей Миллер был награжден орденом "За заслуги перед Отечеством" II степени.

После возврата разбазаренного предшественниками имущества "Газпрома" перед командой Миллера встал вопрос обеспечения полного контроля государства над компанией. Существовало несколько вариантов развития событий, плоть до законодательного запрета голосовать казначейскими акциями. В это случае для достижения полного контроля государству надо было докупить пакет акций меньший, чем необходимо сейчас. Однако зачем тратить на эти цели бюджетные средства, если можно просто вытребовать эти казначейские акции в счет уплаты долга "Газпрома" перед тем же бюджетом. Однако в правительстве отказались и от этого варианта.

Третий вариант как раз заключался в обмене "Роснефти" на акции "Газпрома". На нем и решили остановиться. Тем более, что эта сделка выгодна не только государству, но и акционерам "Газпрома".

Двух зайцев сразу

С 1997 года рынок акций "Газпрома" разделен на внутренний и зарубежный, где обращаются американские депозитарные расписки (ADR) газового концерна. Одна ADR равна 10 акциям "Газпрома". При этом за границей ценные бумаги "Газпрома" продаются по более высокой цене, чем в России, где они сильно недооценены. Подобная разница стала причиной возникновения "серых" схем продажи акций "Газпрома", в соответствии с которыми спекулянты, прикрываясь фиктивными российскими фирмами, покупают бумаги концерна в России и продают их за рубежом по более высокой цене.

Установление полного контроля государства над "Газпромом" открывает дорогу для создания единого рынка его акций, на котором будет установлена их равновесная цена. Кроме этого, "Газпром" получит больше возможностей привлекать внешнее финансирование для своих проектов. Впрочем, пока не ясно, каковы шансы увеличения участия иностранцев в капитале "Газпрома", которое ограничено сейчас квотой в 20 процентов, причем квота эта до сих пор не выбрана (без учета "серых" схем). Сейчас официальное участие иностранцев в капитале "Газпрома" составляет 11,5 процента.

Третий заяц

Присоединение "Роснефти" и "Зарубежнефти" к "Газпрому" призвано обеспечить не только решение бухгалтерской задачи по обмену акций и следующую за ним либерализацию рынка ценных бумаг концерна, но и способствовать дальнейшему укреплению позиций компании Миллера в нефтяной отрасли.

1 ноября председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер подписал решение о создании ООО "Газпромнефть". Как и ожидалось, его гендиректором назначен глава "Роснефти" Сергей Богданчиков. Штаб-квартира новой компании будет расположена в Санкт-Петербурге. Cтоит отметить, что организация компании в форме общества с ограниченной ответственностью означает, что посторонних инвесторов просят не волноваться.

При этом появилась информация, что иностранные партнеры "Газпрома" могут помочь ему в приобретении самого лакомого куска "ЮКОСа", то есть принять участие в аукционе по продаже АО "Юганскнефтегаз". Как ожидается, на стороне "Газпрома" выступит немецкий концерн E.ON. Одно из ведущих мировых рейтинговых агентств мира Fitch уже высказало предположение, что "Юганскнефтегаз" может быть продан к концу ноября именно консорциуму "Газпрома" и E.ON. Таким образом, новая "Газпромнефть", объединившая в себе "Роснефть" и "Зарубежнефть", а в перспективе и "Юганскнефтегаз", может обогнать по объемам добычи нефти такую компанию как "Лукойл". Кроме этого, как заявил министр промышленности и энергетики Виктор Христенко, объединение "Газпрома" с "Роснефтью" позволит снизить издержки, упростит обмен технологиями, повысит эффективность управления обеими компаниями.

В этой связи интересна позиция Минэкономразвития, озвученная устами замминистра Андрея Шаронова. Сначала он заявил, что укрупнение "Газпрома" за счет присоединения к нему "Роснефти" вредно в долгосрочной перспективе. По его словам, "это плохо для любой естественной монополии: усиливаются возможности перекрестного субсидирования. Вы можете перекладывать часть издержек в регулируемой деятельности на тариф, который устанавливает государство, у вас появляются преимущества". Поэтому, как заявил Шаронов, правительству все равно придется вернуться к вопросу выделения из "Газпрома" непрофильных активов и разделения конкурентных и монопольных видов деятельности. Более того, "гипотезами и хотелками" назвал Шаронов намерение "Газпрома" поглотить компанию "Зарубежнефть". Однако Минэкономразвития предполагает, а "Газпром", как показывает практика, располагает…

Лиха беда начало…

В начале октября на фондовом рынке России творилось невообразимое. Акции компании "Мосэнерго", за которую несколько лет назад столь упорно боролось РАО "ЕЭС", взлетели буквально до заоблачного уровня. Пришлось даже несколько раз приостанавливать торги. Основное подозрение в скупке акций "Мосэнерго" легло на "Газпром" и немецкий E.ON. Некоторые аналитики даже заявили, что за время массовой скупки акций на рынке "Газпром" успел довести свой пакет в энергокомпании до блокирующего. По мнению экспертов, "Газпром" намерен сделать из компании энергетический холдинг, в котором будут сочетаться газовые и электрогенерирующие активы.

Что же касается более близких планов, то, как заявил помощник президента РФ Игорь Шувалов, слияние ОАО "Газпром" и нефтяной компании "Роснефть" связано с желанием государства создать глобальную компанию, но не получить полный контроль над топливно-энергетическим комплексом России. Осталось только подождать, когда рынок оценит по достоинству нового гиганта, который пока стоит намного дешевле своих не самых именитых конкурентов с Запада.

Андрей Кириллов

Другие материалы