Новости партнеров

Фаллуджа встречает гостей

Штурм города фактически начался

Нет ситуации, более располагающей к подготовке первых в истории страны выборов, чем чрезвычайное положение. По крайней мере, так считают иракские власти, для которых единственной альтернативой ЧП остаются анархия и насилие. Днем 7 ноября официальный представитель иракского правительства Таер Накиб объявил о введении в стране чрезвычайного положения, которое продлится как минимум 60 дней.

Официальным поводом для этого стала серия терактов, осуществленных в Ираке в прошедшие выходные. Только за воскресенье террористы и повстанцы захватили полицейский участок в аль-Анбаре на западе страны, застрелив более 20 сотрудников полиции, обстреляли из РПГ еще один полицейский участок - в городке Хадита, убили шестерых стражей порядка в Хаклании, подослали смертника в британский военный лагерь, уничтожили похоронную процессию, состоявшую из чиновников, в провинции Дияла, взорвали два начиненных взрывчаткой автомобиля в разных районах Багдада и установили фугас на дороге, по которой ехал гражданский служащий из Великобритании. Общее число жертв воскресенья превысило 35 человек. Впечатление от этих терактов оказалось особенно сильным на фоне событий субботы, когда более 37 человек погибли при терактах в Самарре - городе, совсем недавно "освобожденном" американцами от повстанцев.

.title ДОСЬЕ Vip.Lenta.Ru
Свободный народ Ирака Шиитский бунт Белый дом и иракская тюрьма

Правда, трудно предположить, что идея о введении ЧП пришла Ияду Аллави в голову неожиданно и что решение это было принято именно под воздействием вышеописанных новостей. Скорее, иракское руководство и его американские консультанты ожидали окончания выборов в США для того, чтобы прибегнуть, наконец, к радикальным мерам наведения порядка в стране.

Отправляясь по этому пути, они, конечно, не особенно надеются на успех. Пока непонятно, что именно изменится в жизни иракцев после введения ЧП. Подробно об этом премьер-министр Ияд Аллави расскажет на пресс-конференции в понедельник. На данный момент известно, что ограничения никак не коснутся жителей курдской автономии, что остальным иракцам придется соблюдать комендантский час, а полномочия полиции и армии будут значительно расширены. Вообще же, согласно иракскому законодательству, ЧП дает премьеру право ограничивать свободу передвижения граждан, санкционировать обыски любых подозрительных объектов, замораживать счета всех, кто подозревается в связях с террористами, и прибегать к помощи войск коалиции для проведения операций на территории страны. В том, что последним правом Аллави воспользуется обязательно, сомнений сейчас почти нет. В ближайшие дни в Ираке пройдет самое крупное городское сражение с участием армии США со времен взятия вьетнамского города Хюэ в 1968 году.

Фаллуджа в кольце

В ночь с воскресенья на понедельник в Фаллудже можно было услышать три вида звуков - молитвы, транслировавшиеся громкоговорителями двухсот городских мечетей, американские хиты, раздававшиеся с позиций союзников, и шум войны - симфонию для артиллерийских орудий, автоматного огня, падающих бомб и криков раненых. Более 10 тысяч американских и британских солдат, уже давно расположившихся на подступах к Фаллудже, начали этой ночью предварительный этап операции, которая может стать центральным событием в истории этой иракской кампании.

Наверное, по-настоящему хотят штурмовать Фаллуджу только американские морские пехотинцы (по крайней мере, об их высоком боевом духе сообщают корреспонденты британской вещательной корпорации BBC). Что касается американских и иракских политиков, то для них взятие суннитской крепости может стать вовсе не окончанием смутного времени, а началом нового кризиса.

Во-первых, за город придется, скорее всего, заплатить жизнями многих американских и британских солдат. При уже упоминавшемся десятидневном штурме Хюэ погибли 142 американских военнослужащих. Тогда северо-вьетнамские коммунисты контролировали город всего лишь в течение трех недель, но за это время им удалось так подготовиться к осаде, что американцам пришлось сражаться за каждый дом и разрушать целые кварталы. Кроме потерь среди военных с той и другой стороны, Хюэ запомнился гибелью тысяч остававшихся в городе мирных жителей.

Если говорить о Фаллудже, то повстанцы и боевики разных категорий удерживают город уже много месяцев. По словам тех, кто находится сейчас в Фаллудже и общается со СМИ по телефону, каждая улица там буквально напичкана взрывными устройствами. Войскам союзников придется иметь дело с бомбами, фугасами, снайперами, прячущимися на крышах мечетей, и с как минимум сотней начиненных взрывчаткой автомобилей. Все это будет происходить в старинном городе, очень хорошо известном его защитникам, среди пальмовых садов, способных послужить отличным укрытием для партизан.

Со своей стороны, американцы и британцы могут противопоставить этому "Абрамсы", автоматы, пушки, минометы, высокоточные снайперские винтовки и бронированные "Страйкеры". Однако ясно, что в уличной войне технологическое преимущество играет решающую роль, только если наступающие готовы сровнять город с землей. В противном случае, взятие каждого квартала может стать отдельной битвой.

Ясно, что разрушение Фаллуджи в сложившейся ситуации недопустимо. Этот город является священным для иракских суннитов местом. С точки зрения многих исламских фундаменталистов, само присутствие на его территории захватчиков-иноверцев является вопиющим осквернением святыни. Если же морские пехотинцы начнут врываться в мечети и искать там повстанцев, всех суннитов страны может охватить такой гнев, что на выборах можно будет поставить крест. В лучшем случае, немалая часть населения их просто проигнорирует. Тем более что среди людей, пострадавших и погибших в Фаллудже, обязательно найдется несколько сотен мирных жителей.

Правда, как утверждают очевидцы, большая часть 250-тысячного мирного населения Фаллуджи город уже покинула. Сейчас там находятся не более 100 тысяч человек, и все они - мужчины. Точного количества окопавшихся в Фаллудже боевиков назвать не может никто. Их там может быть как тысяча, так и три тысячи. Известно лишь, что город стал штаб-квартирой Абу аль-Заркави - "представителя бин Ладена на Ближнем Востоке". По общему мнению, Фаллуджу контролирует не некий единый штаб боевиков, а несколько независимых друг от друга групп повстанцев (среди которых - и иностранные добровольцы), объединившихся ради противостояния войскам противника.

С момента начала изоляции Фаллуджи (то есть, с апреля 2004 года) многие беженцы были вынуждены вернуться в город, так как вдали от дома их ждали голод и нищенское существование. Сейчас люди, остающиеся в осажденном населенном пункте, стараются как можно реже выходить из дома. В воскресенье днем, например, улицы Фаллуджи были совершенно пусты.

Итак, взятие Фаллуджи обещает стать кровавым и сложным мероприятием. А жертвы, которые при этом понесут союзники и иракская армия, могут оказаться совершенно бесполезными. Примером того, как взятый американцами город продолжает оставаться горячей точкой, является Самарра. Летом она тоже находилась под контролем повстанцев, а осенью вооруженные силы США пошли на штурм Самарры. Штурм прошел удачно, город удалось "освободить". Однако иракская милиция так и не установила полноценный контроль над Самаррой. Фактически, там образовался вакуум власти, а повстанцы занялись подготовкой терактов, подобных субботним.

Все указывает на то, что в Фаллудже подобная ситуация повторится, причем примет еще более радикальные формы. Иракская полиция не сможет (да и не захочет) по-настоящему отобрать власть у повстанцев, и они продолжат контролировать город - но уже из тени. Один раз - в апреле 2004 года - американцам уже удалось отбить Фаллуджу. Жизнь в городе стала для союзников настоящим испытанием - было понятно, что рано или поздно каждый их них окажется жертвой фугаса, снайперского выстрела или прямого нападения. Для того чтобы стабилизировать обстановку в городе, управление им было передано в руки "бригады Фаллуджи" - подразделения, образованного из местных жителей, не участвовавших в повстанческой деятельности. Однако уже к лету оказалось, что члены бригады не мешали деятельности повстанцев, а иногда даже присоединялись к ним. К середине лета "бригада Фаллуджи" окончательно распалась.

Так что штурм Фаллуджи - последнее средство, к которому политическое руководство Ирака готово прибегнуть скорее от безнадежности, чем в связи с некоей стабилизационной стратегией. Ясно, что при нынешнем положении дел нормальные выборы в Фаллудже провести не удастся. Да и наличие на территории освобожденной американцами страны города, контролируемого чуть ли не самим эмиссаром бин Ладена, выглядит символом провала всей иракской операции.

Премьер-министр Ирака Ияд Аллави неоднократно просил людей, контролирующих Фаллуджу, стать более сговорчивыми. Однако все проводимые до сих пор переговоры с повстанцами проваливались. Более того, как это часто бывает на повстанческих территориях, властям не совсем ясно, кто именно уполномочен выступать представителем интересов реальных хозяев города. Короче говоря, совсем недавно иракские министры совершили последнюю попытку мирного урегулирования проблемы, а после ее провала стали готовиться к военным действиям.

Собственно, штурм Фаллуджи уже начался. В ночь на понедельник американские войска совершили крупную вылазку в направлении центра города и взяли под свой контроль здание больницы, городской район, находящийся на берегу реки Ефрат, а также два моста через эту реку. На своем пути войска почти не встретили сопротивления, и только глубокой ночью между ними и группами повстанцев произошло несколько перестрелок. Однако такой легкий захват здания больницы еще ни о чем не говорит. Скорее всего, засевшие в Фаллудже люди будут вести себя очень коварно и попытаются направлять движение американцев по городу, заманивая их на самые опасные участки.

Впрочем, не исключается и другой сценарий штурма Фаллуджи. Как это уже случалось в самом начале военной операции в Ираке, сопротивление может просто рассосаться, а армия войдет в город почти без потерь.

Правда, даже это не будет значить, что контроль над Фаллуджей перейдет в руки властей.

Елена Любарская

Другие материалы
Россия16:2618 октября

«Они сдохнут, даже не успев раскаяться»

Путин назвал врагов, рассказал о смерти за Отечество и отсутствии страха