Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Россию ПАСЕ не запугаешь

Проект резолюции ПАСЕ ничем не грозит РФ

18 ноября Комитет Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) по правам человека и вопросам юстиции принял проект резолюции по делу "ЮКОСа". Ожидается, что в январе 2005 года проект будет рассматриваться на пленарном заседании ПАСЕ. В основе будущей резолюции лежит доклад члена комитета - бывшего министра юстиции ФРГ Сабины Лойтхойзер-Шнарренбергер.

Эта европейская чиновница посетила РФ в мае и октябре 2004 года специально для того, чтобы лично ознакомиться с ходом судебных процессов над акционерами "ЮКОСа". Надо сказать, что принимали иностранную гостью в России весьма холодно. Для российских чиновников вообще характерно довольно снисходительное отношение к инспекторам по правам человека, представляющим такие организации, как ООН или Совет Европы. Так что госпоже Лойтхойзер-Шнарренбергер так и не разрешили встретиться ни с Михаилом Ходорковским, ни с Платоном Лебедевым, ни с другими подсудимыми, хотя, прилетев в Россию, она сразу объявила, что общение с заключенными акционерами "ЮКОСа" - основная часть мандата, полученного ею от Совета Европы.

Так что во время своих визитов представителю ПАСЕ пришлось ограничиться общением с уполномоченным по правам человека при президенте РФ Владимиром Лукиным, сотрудниками Минюста и Генпрокуратуры и, конечно же, адвокатами обвиняемых. Причем можно предположить, что последние уделили ей гораздо больше времени и внимания.

Еще когда представитель ПАСЕ находилась в России, стало ясно, что ее выводы, скорее всего, совпадут с утверждениями адвокатов. Например, она не только заявила, что в деле "ЮКОСа" есть политическая подоплека, но и не поленилась публично опровергнуть сообщение ИА "Интерфакс", которое, использовав ее слова о нежелании делать преждевременные выводы по "ЮКОСу", заявило, что госпожа Лойтхойзер-Шнарренбергер "отказалась признать наличие в деле "ЮКОСа" политической составляющей". А побывав в Мещанском суде на процессе Ходорковского-Лебедева, она очень удивилась, увидев, что скамья обвиняемых в экономических преступлениях была отделена от зала решеткой.

Впрочем, в мае и октябре Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер отказывалась говорить что-либо о своих выводах, а всем любопытным советовала ждать доклада. И вот, в конце ноября этот доклад был представлен на суд Комитета ПАСЕ по правам человека и вопросам юстиции. Результатом и стал принятый сегодня проект резолюции. Ничего хорошего России он не сулит. Впрочем, как и ничего плохого.

Среди множества претензий к российским органам власти в связи с делом "ЮКОСа" Комитет решил выделить несколько основных. Например, ПАСЕ не понравилось, что в момент, когда адвокаты Алексея Пичугина обвиняли следователей в использовании при его допросах психотропных препаратов, не была вовремя проведена медэкспертиза. Их недовольство вызвало также нежелание властей обеспечить открытость всех судебных заседаний, дать адвокатам регулярный доступ к подсудимым и передать СИЗО "Лефортово" из-под юрисдикции ФСБ в ведение Минюста (это Россия обещала сделать уже довольно давно).

Члены Комитета также признали, что судьи неоднократно оказывали давление на свидетелей и не позволяли защите должным образом проводить их перекрестный допрос. Гвоздем же программы стало утверждение о недопустимости содержания под стражей людей, обвиняемых в экономических преступлениях, обысков в офисах адвокатов и вызовов адвокатов в суд в качестве свидетелей.

Короче говоря, Комитет ПАСЕ признал обоснованными практически все претензии к властям РФ, предъявлявшиеся ранее защитниками Ходорковского, Лебедева и Пичугина. Более того, в проекте резолюции сказано, что дела акционеров "ЮКОСа" - это скоординированная атака государства на компанию, что РФ нарушила принципы всеобщего равенства перед законом и наделила закон обратной силой вопреки общепринятым нормам и что в уголовных делах акционеров "ЮКОСа" ясно прослеживается политическая и экономическая подоплека.

Комитет хочет, чтобы Совет Европы "продолжил поддержку судебной реформы в РФ", потребовал от России обеспечить реальную независимость судебной системы и настоял на освобождении Михаила Ходорковского и оказании Платону Лебедеву качественных медицинских услуг. Впрочем, на эти требования Россия может отреагировать так же безучастно, как и на жалобы отечественных адвокатов или протесты московских правозащитников.

Что нам ПАСЕ?

Дело в том, что ПАСЕ - орган совещательный. Да и сам Совет Европы, частью которого является Парламентская ассамблея, большими полномочиями на вмешательство во внутренню жизнь стран-членов не обладает. Совет Европы создан для того, чтобы обеспечивать единство стран европейского континента по таким вопросам, как права человека, наркополитика или культура. Однако рычагов давления на Россию у СЕ, фактически, нет.

В худшем случае нам грозит исключение из ПАСЕ. Однако такой опыт у России уже есть. В апреле 2000 года очередная сессия ПАСЕ заслушивала очередной доклад лорда Джадда о Чечне. На предыдущей сессии России было рекомендовано в трехмесячный срок разобраться с чеченской проблемой, прекратить военные действия в республике и перестать нарушать там права человека. Эти рекомендации выполнены не были, поэтому 6 апреля 2000 года было принято решение о лишении российской делегации права голоса в ПАСЕ (по правилам Совета Европы, членами этой организации могут быть только страны, соблюдающие права человека и следующие принципам демократии). В этот же день Парламентская ассамблея рекомендовала Совету министров приостановить членство РФ в Совете Европы. В знак протеста против этих решений вся российская делегация во главе с Дмитрием Рогозиным покинула зал. Заседать в ПАСЕ остались только представители партии "Яблоко" и правозащитник Сергей Ковалев.

Никаких ужасных последствий России все это тогда не принесло. С одной стороны, Путин заявил, что возьмет под личную опеку чеченских беженцев. С другой стороны, Совет министров отказался следовать рекомендациям ПАСЕ и на своем заседании 2000 года даже не поднял вопрос о членстве РФ. Это было вполне объяснимо - если в Парламентской ассамблее заседают депутаты-идеалисты, то в Совете министров - министры-прагматики. Тем более, за месяц российские политики успели сделать множество заявлений, из которых стало ясно: если России не будет в СЕ, чеченцам лучше не станет.

Остаток 2000 года прошел под знаком бойкотирования российской делегацией заседаний ПАСЕ. Россияне отказывались приезжать на сессии, пытаясь добиться возвращения российской делегации всех прав. Все это время не утихал конфликт между ПАСЕ и Советом министров: депутаты постоянно рекомендовали министрам исключить Россию из СЕ, а министры уговаривали депутатов вернуть РФ право голоса в ПАСЕ.

Сдались, в конце концов, именно парламентарии. В январе 2001 года российская делегация приехала на очередную сессию ПАСЕ. Хотя и на этот раз доклад Лорда Джадда не содержал указаний на значительное улучшение ситуации в Чечне, было решено "дать России еще один шанс исправить ситуацию". В качестве военного трофея Дмитрий Рогозин привез в Москву восстановленный статус России.

В принципе, даже если дело акционеров "ЮКОСа" и покажется депутатам ПАСЕ настолько же важным, насколько чеченская проблема, трудно предположить, что оно заставит парламентариев говорить о лишении России полномочий. Тем более, как показывает прошлый опыт, Россия от таких демаршей мало что теряет.

Правда, нужно учитывать, что 2000 год был медовым месяцем Путина и Европы. Придя к власти в России, молодой президент старательно подчеркивал, что РФ берет "европейский курс". Он говорит об этом и сейчас, но в 2004 году ему мало кто верит. За прошедшую осень десятки европейских политиков сделали вывод об "отходе России от демократии". Саммит Россия-ЕС, как мы помним, был перенесен не в последнюю очередь из-за неготовности европейцев признать право России на другой статус в отношениях с Евросоюзом, чем предлагается, например, Тунису. Так что не исключено, что, если дело дойдет до серьезного обсуждения ситуации в РФ, на этот раз не только ПАСЕ, но и Совет министров СЕ встанет на весьма жесткую позицию в отношении нашей страны.

Елена Любарская

Другие материалы