Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

"Газпрому" обеспечили алиби

"Юганскнефтегаз" стал "горячей картошкой" в руках своих новых хозяев

В понедельник и вторник произошли три события, на основании которых наблюдателям и приходится делать выводы о дальнейших перспективах компании "Юганскнефтегаз" и всей российской нефтяной отрасли.

Во-первых, 21 декабря президент РФ Владимир Путин в свойственной ему двусмысленной манере рассказал миру, кто купил ЮНГ. "Акционерами "Байкалфинансгруп", являются физические лица", - сообщил он на пресс-конференции в Гамбурге, добавив, что лица эти многие годы занимаются бизнесом в сфере энергетики. Потом Путин объявил, что теперь данные физические лица "намерены выстраивать какие-то отношения с другими энергетическими компаниями России, которые имеют интерес к этому активу".

Во-вторых, еще в понедельник люди, представлявшие "Байкалфинансгруп" на воскресном аукционе по ЮНГ были опознаны сразу несколькими источниками. Оказалось, что за столиком № 1 сидели начальник управления организационных структур "Сургутнефтегаза" Игорь Минибаев и первый замначальника финансового управления Валентина Комарова. Правда, получить их комментариев не удалось, так как сразу после аукциона оба отбыли в отпуск за границу. На причастность "Сургута" к аукциону указывал также понедельничный рост акций этой компании на ММВБ, факт наличия у нее необходимых для покупки ЮНГ средств и некоторые совпадения юридических адресов "дочек" "Сургута" и возможных учредителей "Байкала". Все это заставило некоторые СМИ к вечеру вторника уверенно заявлять нечто вроде: "ЮНГ купила аффилированная с "Сургутнефтегазом" компания".

В третьих, во вторник вечером "Газпром" официально заявил о продаже своей дочки - "Газпромнефти", принимавшей участие в аукционе по "Юганскнефтегазу" и созданной этой осенью для аккумулирования нефтяных активов "Газпрома" включая еще не съеденную им "Роснефть". Любопытно, что сделка о продаже "Газпромнефти" была оформлена задним числом, а фактически состоялась еще в пятницу - за два дня до аукциона по ЮНГ.

К сожалению, все эти события позволяют с уверенностью сделать лишь один вывод - по состоянию на утро 22 декабря российская госмонополия РАО "Газпром" не имеет никакого отношения к покупке принадлежавшей НК "ЮКОС" собственности. Именно ради создания алиби для "Газпрома" Владимир Путин упомянул о "физических лицах", "Сургутнефтегаз" командировал на аукцион своих сотрудников, а "Газпромнефть" (не имеющая активов и являющаяся, по сути, лишь вывеской нефтяного отдела газового концерна) поменяла хозяев.

Говорит это лишь о том, что авторы проекта отъема "Юганскнефтегаза" у "ЮКОСа" всерьез восприняли решение американского суда и решили избавить "Газпром" от угрозы ареста заграничных активов или поставок, а его руководство - от отказа в получении американских виз. Вопросы же о том, кто купил "Юганскнефтегаз", кто дал на эту покупку денег, и что новые владельцы собираются делать с компанией, остаются открытыми. На пространстве, очерченном этими вопросами, любой наблюдатель вправе построить собственную модель происходящего. И не одну.

Модель эта может касаться, например, схемы построения в России крупной государственной нефтяной компании. Раньше считалось, что "Госнефть" будет создана на основе "Газпромнефти" с использованием активов сливающейся с "Газпромом" государственной "Роснефти" и "Юганскнефтегаза". В свете продажи "Газпромнефти" можно предположить, что для претворения этого плана в жизнь "Газпрому" придется создать "Газпромнефть -2" или передать нефтяной бизнес какой-нибудь другой своей дочке. При этом участие в аукционе по ЮНГ представителей "Сургутнефтегаза" может указывать на наличие договоренности о передаче "Юганска" этой компании, а контроля над самим "Сургутом" - "Газпрому". В таком случае в руках у газового монополиста окажется коллекция нефтяных активов невиданной мощности.
Правда, ничуть не менее вероятной выглядит и другая модель, согласно которой нефтяная госмонополия будет образована не в лоне "Газпрома", а отдельно - на основе какой-нибудь пока никому не известной госкомпании, не имеющей активов за рубежом или на основе "Роснефти". Менее убедительными, но вполне вменяемыми кажутся и предположения о возможности передачи ЮНГ в частные руки. Речь идет в основном о руках главы "Сургута" Богданова, не менее надежных и лояльных Кремлю, чем руки чиновников.

Еще мы можем отвлечься от размышлений о судьбе российской нефтянки и заняться анализом расклада сил внутри администрации президента. Что бы власть ни собиралась делать с ЮНГ раньше, ясно, что с конца прошлой недели концепция успела поменяться. Это может означать потерю позиций авторами провалившейся схемы и усиление их оппонентов. И Газета.Ру, и "Ведомости" уверены, что за купившей ЮНГ "Байкалфинансгруп" стоит замглавы АП Игорь Сечин в паре то ли с нефтяным трейдером и другом Путина Геннадием Тимченко, то ли - с главой "Роснефти" Сергеем Богданчиковым. А об их дальнейших планах рассказал всему миру сам Путин. "Выстраивание отношений с другими российскими нефтяными компаниями" может выразиться как в продаже ЮНГ "Газпрому", так и в лоббировании Сечиным любой другой схемы использования отобранного у "ЮКОСа" актива. Если, конечно, считать, что "Байкал" создал именно он.

ДОСЬЕ VIP.LENTA.RU
Война за Нк "ЮКОС"

Наконец, имеется повод поразмыслить о том, как будет обеспечена финансовая часть приобретения "Юганскнефтегаза". Хотя денег на эту покупку у власти (кто бы ни имелся при этом в виду) хватает в любом случае, пока непонятно, какая организация возьмет на себя ответственность за предоставление "Байкалфинансгруп" оставшихся семи с половиной миллиардов долларов и согласится иметь дело с возможными рисками. Во вторник несколько информагентств сообщили, что Сбербанк, Внешторгбанк и Газпромбанк перестали выдавать деньги по операциям РЕПО. И хотя банки и опровергли эту информацию, наблюдатели решили, что деньги ими аккумулируются в преддверии завершения сделки по "Юганскнефтегазу".

К сожалению, ни одну из вышеприведенных гипотез в данный момент невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть. И вовсе не потому, что ситуация вокруг "Юганскнефтегаза" непрозрачна, а ее участники стараются замести следы. Скорее всего, решение о будущей судьбе актива "ЮКОСа" в настоящий момент еще не принято. Сумев отобрать "Юганскнефтегаз" у его хозяев, власть не знает, как поступить с ним. После пятничного решения хьюстонского суда и его субботнего отказа удовлетворить апелляцию "Газпрома", ЮНГ превратился в "горячую картошку" в чьих-то руках, и схема его легализации остается предметом дальнейших обсуждений.

Елена Любарская

Другие материалы