Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Кому и зачем нужна ООН

Организация Объединенных наций доказала свою бесполезность

Новый руководитель администрации генерального секретаря ООН Марк Мэллок Браун заявил, что Кофи Аннан не покинет свой пост и достойно прослужит до 31 декабря 2006 года. Дезавуировав слухи о возможной отставке генсека, Браун довольно резко (что для дипломата такого ранга несколько необычно) заявил, что уход Аннана способен лишить Организацию Объединенных наций легитимности и расколоть мировое сообщество в целом. Непонятно, конечно, почему увольнение нынешнего генсека способно вызвать столь катастрофические последствия, но перспектива дезинтеграции ООН вряд ли может вызвать иное чувство, кроме облегчения. Надоело!

Слухи о скорой отставке Кофи Аннана возникают регулярно - должность обязывает. Но дело не в завистниках и интриганах, которые строят козни против "верховного комиссара по делам Земли". Просто сам Аннан и организация, им возглавляемая, в последнее время оказались под огнем критики, по большей части вполне справедливой.

Генеральный секретарь ООН - это человек, который теоретически занимает самую высокую должность на Земле, выше любых царей, президентов, племенных князьков и полевых командиров. Но в реальности полномочия генсека ООН ничем не подкреплены. Предполагается, что земляне к его словам должны прислушиваться с таким же благоговением, как ревностные католики - к словам понтифика. На самом деле подавляющее большинство людей к Генеральному секретарю ООН относятся с равнодушием. С почтением ему внимают только, во-первых, те, кому это положено по должности, во-вторых, та небольшая группа людей в европейских и американских странах, возводящая концепцию прав человека в разряд sancta sanctorum, и, в-третьих, определенные представители стран Третьего мира, желающие использовать ресурсы ООН в своих целях, (как правило, небескорыстно).

Обычному человеку Организация Объединенных наций представляется неким авторитетным учреждением, которое без устали решает мировые проблемы и вообще сеет разумное, доброе, вечное. Комиссары ООН по правам беженцев помогают обездоленным во всем мире, юристы ООН распутывают самые головоломные дела, а миротворцы ООН предотвращают самые кровавые конфликты. И хотя комиссары, юристы и миротворцы у этой организации действительно имеются, ООН, в сущности, - это нечто весьма эфемерное.

"А, впрочем, мы одна семья - единая, здоровая..."

ООН была создана около 60 лет назад для того, чтобы улаживать все противоречия между странами мирным путем. Цель была благая - мир еще не отошел от Второй Мировой войны и создание некоего надгосударственного и наднационального органа управления в интересах всей планеты казалось безусловно правильным. Про неудачный опыт Лиги Наций при этом почему-то никто не вспомнил.

Во второй половине ХХ века мир стал стремительно меняться. На карте появились новые государства, количество стран - членов ООН начало расти, и к началу нового тысячелетия организация "разбухла" до 190 суверенных и независимых держав. Священной мантрой в стенах ООН, помимо словосочетания "права человека", стало понятие "демократия". Именно эти два момента - суверенитет и демократия - послужили источником всех неразрешимых проблем, с которыми столкнулась ООН.

Попытки представить себе ООН как некоторое "мировое правительство" необоснованны. ООН - не правительство, потому что ничем не управляет. Организация может рекомендовать, предупреждать, стращать в конце концов, но прямых полномочий на управление тем или иным субъектом международного права у нее нет. Уже просто потому, что все члены ООН - государства суверенные и в качестве таковых не обязаны подчиняться ничьим требованиям.

Что же касается демократии, то нелишне будет напомнить, что постоянными членами Совета Безопасности ООН на момент его формирования являлись отнюдь не демократические государства. Это были две колониальные державы (Великобритания и Франция), две страны, где с демократией было очень напряженно (СССР и Китай), и одна формально демократическая страна - США, в которой ситуация с правами человека в те времена обстояла далеко не лучшим образом (достаточно вспомнить, например, интернирование этнических японцев в 1940-х годах и практически полную расовую сегрегацию внутри самих Штатов).

Перемены в государственном устройстве этих стран, приводившие к дальнейшему развитию демократии, создали впечатление, что принципы демократического государственного устройства универсальны и равно приложимы в любой точке земного шара, от Руанды до Коста-Рики. Это впечатление превалирует в так называемом мировом общественном мнении и по сей день.

В результате государства, в которых сохраняется самая жесточайшая диктатура (к примеру, Экваториальная Гвинея), обладают в ООН тем же правом голоса, что и так называемые развитые страны, скажем, США или Англия. В ответ на любой недоуменный вопрос по этому поводу слышится стройный хор голосов, гласящих, что завоевания демократии неизбежны и все страны идут именно этим путем, а временные трудности - ну, они и есть временные. Но посягать на равенство стран нельзя.

Поскольку все страны в принципе являются равноправными, то предполагается, что ООН должна с одинаковым вниманием относиться как к проблемам больших и развитых стран (а они там, безусловно, есть), так и к проблемам малых и неразвитых. Но практика показывает, что это не всегда так, а если говорить откровенно, то это всегда не так.

"Зверски умучен товарищ Лумумба..."

Возьмем, к примеру, события на Африканском континенте. Африка вообще является больной темой для европейцев, поскольку либеральное европейское (и американское) сознание ставит себе в вину "эпоху колониализма", чем часто пользуются лидеры националистических движений, требующих непомерных компенсаций от бывших метрополий.

Простой факт: в ходе войн и вооруженных конфликтов на территории Африке с начала 1960-х годов с лица земли исчезло больше людей, чем за пару предыдущих сотен лет, включая все потери от работорговли. Вопрос: что сделала ООН для прекращения или хотя бы обуздания постоянных межплеменных убийств? Ответ: практически ничего.

Официальная история ООН постоянно ставит себе в заслугу участие международных миротворческих контингентов в различных операциях на Черном континенте. При этом скромно умалчивается, что эффективность этого участия была минимальной.

Когда в 1960 году в провинции Катанга в бывшем бельгийском Конго вспыхнул мятеж, то ООН ничего не смогла сделать для его прекращения. Начавшуюся в Конго резню белого населения остановили бельгийские парашютисты полковника фан де Вельде и отряды наемников-иностранцев во главе с Майком Хоаром. Но как только людоеды-симба были разбиты, так генеральный секретарь ООН Даг Хаммаршельд потребовал от Бельгии вывести оттуда свои войска, которые якобы грубо вмешались в дела независимого государства. После чего туда были введены войска ООН, состоявшие из солдат Индии, Пакистана, Ирландии, Швеции, Канады и 9 африканских стран.

Однако они не помешали одному из лидеров конголезцев, Патрису Лумумбе, устроить со своей армией в провинции Касаи настоящий геноцид, на факт которого ООН отреагировала вяло. Следует, правда, признать, что Лумумба в конце концов и сам доигрался. Когда по приказу президента Касавубу Лумумбу посадили под домашний арест (за соблюдением которого, кстати, наблюдали миротворцы ООН), последний бежал и был убит. Индийский генерал из состава международных войск не стал вмешиваться в конфликт между Касавубу и Лумумбой, посчитав это внутренним делом африканцев, так что Лумумбу убили фактически при попустительстве ООН.

Но Конго - это уже история полувековой давности. Куда более близкая к нашему времени история геноцида в Руанде лишний раз подтвердила неспособность ООН оказывать хоть какое-то влияние на положение дел в отдельных странах.

В 1993 году, после изнурительной гражданской войны, в маленькой африканской стране Руанда установилось некое подобие мира. После этого туда для наблюдения за ходом выборов были посланы представители ООН. Но вместо выборов в стране вспыхнула резня, в ходе которой местное племя хуту уничтожало другую местную народность, тутси. Ситуация сложилась критическая, но генеральный секретарь ООН Кофи Аннан не нашел ничего лучше, как порекомендовать командующему миротворческим контингентом ООН в Руанде, канадскому генералу Даллэру, "позаботиться об обеспечении безопасности самих миротворцев". Ну и, естественно, Аннан произнес ритуальные слова о "предотвращении эскалации конфликта". Однако никаких реальных полномочий, хотя бы права применять оружие, миротворцам делегировано не было. Геноцид не только не был остановлен, но начинал принимать самые ужасающие формы. Улицы руандийских городов и деревень в буквальном смысле слова были завалены трупами. В ООН продолжались заседания, посвященные "поискам выхода из конфликта"…

В ответ на отчаянные просьбы Даллэра разрешить ему хоть что-нибудь, из ООН пришел приказ эвакуировать из Руанды миротворческие силы и наблюдателей. Чего, собственно, и добивались хуту - с уходом ооновских солдат там разыгралась вакханалия, по масштабам превзошедшая террор красных кхмеров в Кампучии (в свое время опять же проигнорированный ООН). В итоге Совет Безопасности ООН все же принял резолюцию, осуждающую геноцид в Руанде. Но к тому времени число уничтоженных тутси перевалило за полмиллиона. Конец избиению тутси положили они сами, попутно истребив несколько десятков тысяч хуту и изгнав большую их часть из страны. Получился тот же геноцид, просто стороны поменялись местами.

Провальная политика ООН в деле прекращения международных конфликтов вынудила отдельные страны взваливать это нелегкое бремя на свои плечи. Так, геноцид в Кампучии остановила вошедшая туда вьетнамская армия. Что касается усилий по поддержанию мира на юге африканского континента, то за это стоит благодарить ЮАР. Именно ее подразделения сумели предотвратить как минимум гражданскую войну в Юго-Западной Африке (Намибии), а как максимум - распад Анголы и Намибии на несколько охваченных огнем диких территорий.

Все это время ООН неустанно требовала, чтобы "расистский режим Претории освободил незаконно оккупированную территорию Намибии". Именно так с высоких трибун заявляли боевики из СВАПО, которых в ООН считали законными представителями интересов намибийского народа (то, что эти представители практиковали все тот же геноцид в отношении иных племен, как-то умалчивалось). ЮАР пропускала эти призывы мимо ушей и, как выяснилось, поступала правильно. Контингент южноафриканских войск покинул Намибию только в 1989 году, предварительно обеспечив ситуацию, при которой вероятность возникновения гражданской войны там была сведена к минимуму. Тем не менее, проведение демократических выборов в Намибии в заслугу себе поставила именно ООН.

"Голыми при луне танцевать не будете?"

Таким образом, на основании одной только истории провалов международных миротворческих операций под эгидой ООН можно сделать вывод - Организация эта является политическим импотентом. Все то время, пока в Руанде продолжался геноцид, ООН пыталась решить проблему Ирака. Чем кончились эти попытки, хорошо известно - США ввели в эту ближневосточную страну свои войска.

Можно долго и небезосновательно обвинять президента Буша и его кабинет в международной агрессии и преследовании целей, имеющих мало общего с торжеством принципов демократии. Но это не отменяет того факта, что США сместили Саддама Хуссейна на свой страх и риск. То, что получилось в итоге, далеко от идеала, но стоит помнить, что Хуссейн прекратил свои безобразия не под влиянием ООН, а под нажимом силы со стороны американцев.

Одним из следствий иракского кризиса явилось катастрофическое падение авторитета ООН. Сегодня говорить о том, что эта организация является "важным инструментом в решении международных вопросов", может только самый прекраснодушный гуманист. Своим вторжением в Ирак, предпринятым вопреки всем голосованиям в Совбезе ООН, США показали, что этот международный институт является тем же, чем, собственно, он и был несколько десятилетий назад - исключительно политической трибуной для высказывания субъективных взглядов.

Но ведь ООН - это не просто некая умозрительная трибуна. Это немалое количество структур и организаций, расположенных в разных странах. Это огромная бюрократическая машина, которая занята прежде всего поддержанием существующего положения вещей, а также поиском путей для оправдания собственного существования.

Реальной властью структуры ООН не обладают. Но чиновникам, занятым в этих структурах, хочется делать что-нибудь, что доказывало бы влияние ООН во всем мире. И, к огромному сожалению, подобные программы очень часто становятся благодатнейшим местом для разного рода злоупотреблений.

В 2002 году стало известно о том, чем занимались ооновские миротворцы в Конго. Когда были обнародованы результаты внутреннего расследования, то в тихий ужас пришли сами руководители ООН. Расследование подтвердило, что многие сотрудники миссий использовали гуманитарную помощь, чтобы платить детям-беженцам за сексуальные услуги.

Дети, опрошенные в лагерях Либерии, Гвинеи и Сьерра-Леоне, обвиняли ооновцев в сексуальной эксплуатации. Следствие, основываясь на показаниях девочек (многим из которых было по 12-13 лет), установило имена 67 человек из более чем 40 общественных организаций (в том числе ооновских), вовлеченных в преступления, в том числе групповые изнасилования. Ооновские солдаты из Туниса и Уругвая и французские специалисты за 1 доллар и просто за кусок лепешки, банку "Кока-колы" или обещание работы вовлекали женщин в проституцию. Всего было задокументировано более 150 случаев.

Многие девочки утверждали, что они даже не подозревали о том, что предоставляемая им помощь бесплатна. По словам детей, они оказывали сексуальные услуги в обмен на продовольствие, медицинскую помощь и образование. Большинство из нарушителей были мужчинами, которые совращали девочек (иногда это приводило к ранней беременности), но в некоторых случаях женщины эксплуатировали мальчиков.

В начале февраля 2005 года разразился скандал вокруг реализации международной программы помощи Ираку "Нефть в обмен на продовольствие". Руководитель программы Бенон Севан и другие высокопоставленные сотрудники ООН принимали от Саддама Хусейна льготные ваучеры на продажу миллионов баррелей нефти, получая от 10 до 35 центов "отката" на каждом барреле. За это они закрывали глаза на различные махинации, позволившие прежнему иракскому режиму получить, несмотря на санкции, около 20 миллиардов долларов.

Севан был обвинен в коррупции и отстранен от должности. Те же меры, что и к Севану, были применены к главе Отдела по делам Совета Безопасности Джозефу Стефанидесу, который также был обвинен в серьезных нарушениях.

В скандал оказался вовлечен и сын генсека. Коджо Аннан с 1995 года работал в швейцарской фирме Cotecna. В декабре 1998 года, когда Коджо уже ушел из компании, она подписала с ООН выгодный контракт на инспекцию грузов, идущих в Ирак. Cotecna отрицает, что Коджо Аннан как-то способствовал подписанию контракта, равно как и Аннан-старший. Но, тем не менее, даже после своего ухода Коджо Аннан несколько лет продолжал получать от Cotecna по 2,5 тысячи долларов в месяц. Вопрос "за что" остался открытым.

На пресс-конференции в конце 2004 года Кофи Аннан признал, что обвинения в злоупотреблениях, звучавшие в последние месяцы в адрес ответственных сотрудников сообщества наций, больно ударили и по его личной репутации.

А смысл?

В свете упомянутых фактов порой возникает резонный вопрос - а нужна ли кому-нибудь ООН в том виде, в котором она существует сейчас? Центральный аппарат ООН насчитывает более 5 тысяч человек. Вместе с миротворческими контингентами и теми людьми, которые работают на ООН по контрактам, эта цифра приближается к 60 тысячам. При этом ооновец средней руки получает от 2000 до 7000 долларов в месяц, а средняя годовая зарплата в половине африканских стран, о положении которых заботится ООН, не дотягивает и до 100 долларов.

"Голубые каски" ООН представляют собой миротворческие силы, которые являются вооруженными формированиями, но при этом не имеют права применять силу даже в тех случаях, когда это жизненно необходимо. Для того чтобы послать их куда-нибудь, нужны как минимум месяцы - необходимо собрать Совет Безопасности, пройти процедуру согласования, утверждения, преодолеть сопротивление отдельных членов СБ, вынести решение, принять резолюцию и так далее. В итоге все тонет в согласованиях, но попытка какой-нибудь отдельной страны взять дело в свои руки приводит к сердитым окрикам с ООНовской трибуны.

Возможно, оправданным существование ООН считает мэр Нью-Йорка - расположенная там штаб-квартира этой организации приносит городу до 3 миллиардов долларов в год.

Тем не менее, в первую очередь с критикой ООН выступают именно США - ведь именно они вносят в бюджет ООН до четверти всех средств. При этом ООН выступает не только с критикой политики США, но и с нравоучениями в их адрес. По крайней мере, так считают на Потомаке, и симпатий к ООН в американской администрации это не прибавляет. К тому же США, стремящиеся занять "пост №1" среди борцов с мировым терроризмом, приходят в раздражение от того, что ООН благосклонно относится к странам, лидеры которых тайно или явно спонсируют террористов.

По мнению американцев, в вопросе борьбы с терроризмом ООН не продвинулась ни на йоту. ООН до сих пор не может установить общепринятое определение террора. И, похоже, американцы в этом правы. Выступая 10 марта в Мадриде на международной встрече на высшем уровне по вопросам демократии, терроризма и безопасности, Кофи Аннан заявил, что международному сообществу необходимо прийти к единому определению понятия терроризма и завершить работу над Конвенцией по терроризму. В частности, свое видение борьбы с терроризмом глава ООН изложил следующим образом:

Необходимо:
- лишить террористов материальных возможностей для нападений;
- пресечь поддержку террористам со стороны государств;
- создать государственный потенциал для предотвращения терактов;
- защищать права человека в ходе борьбы с терроризмом;
- разубедить группы недовольных отказаться от использования терроризма в качестве средства для достижения своих целей.

Безусловно, предложения Аннана правильные. Но любому человеку, мало-мальски знакомому с тем, как осуществляется реальная, а не бумажная политика, ясно, что в ближайшее время выполнение их не представляется возможным. Хотя бы потому, что террорист для одного может быть борцом за свободу и демократию для другого. Договориться о том, кого кем считать, невозможно в принципе. Понимают ли это в ООН?

И, конечно, два последних пункта вызывают, мягко говоря, недоумение. Если террорист - это человек, то в ходе борьбы с ним его права должны тщательно соблюдаться, что следует из всей политики ООН. А если он не человек, то ООН следует принять особую резолюцию по этому поводу и разрешить охоту на террористов как на диких животных. И особое сожаление вызывает то, что Аннан не объяснил, как именно будет воплощаться в жизнь последний пункт…

Вместо заключения

2001 год был объявлен ООН Годом диалога цивилизаций. Весь год проводились различные форумы, конференции и круглые столы, на которых обсуждались философские проблемы и ставились трудные нравственные вопросы. На реализацию соответствующих программ были потрачены сотни тысяч долларов. Множество институтов и отдельных лиц получили гранты, были написаны статьи и диссертации. Казалось - еще чуть-чуть и проблема диалога цивилизаций будет решена, а вместе с ней и проблема терроризма…

11 сентября 2001 года представители одной из этих цивилизаций наглядно продемонстрировали ООН недокументированные возможности подобного диалога.

Сергей Карамаев

Другие материалы