ФСБ не дала отравить Северный Кавказ

Накануне 9 мая спецслужбы предотвратили теракт с использованием ядов

На днях российские правоохранительные органы объявили о знаменательных успехах в деле борьбы с терроризмом. 5 мая силовикам удалось предотвратить целую серию крупных терактов на Северном Кавказе, которые, как утверждают спецслужбы, боевики планировали провести в День Победы. В течение одного дня чекисты нашли тайник с ядом, военные перехватили начиненный тонной взрывчатки "КамАЗ", а милиционеры обнаружили эмира Сунженского района Магомеда Хайдарова и двух смертниц, которые, правда, подорвали себя при задержании.

Что касается грузовика, в котором было спрятано 1227 килограммов тротила, то тут особых вопросов не возникает. ФСБ еще в марте располагала информацией о том, что боевики собираются использовать для очередного теракта угнанный в Чечне "КамАЗ". Федеральный спецназ вел наблюдение за передвижением всех грузовиков по республике, причем местную милицию из опасения утечки информации, что показательно, привлекать к операции не стали. "КамАЗ", оказавшийся пустым, остановили утром в районе Грозного. Но в одном из бензобаков военные обнаружили радиовзрыватель, а между кузовом и рамой - гигантское количество тротила. Водителей задержали, а исполнителей и заказчиков подрыва машины устанавливает следствие.

Но если с "КамАЗом" все понятно - узнали, поймали и обезвредили, то другой эпизод, касающийся обнаружения тайника с сильнодействующими ядами, заслуживает отдельного рассмотрения. Во-первых, до сих пор до конца не ясно, что же именно там нашли. Во-вторых, уже названные организаторы несостоявшегося теракта с применением отравляющих веществ - давно известные и чуть ли не знаменитые главари джамаата "Аманат" Алаш Даудов и Абу Муджаид. По крайней мере, так утверждает представитель Регионального оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе генерал-майор Илья Шабалкин. Однако никаких упоминаний ни о них самих, ни о приписываемой им обширной террористической деятельности в прессе найти не удалось. Так что же обнаружили 5 мая на границе Чечни и Ингушетии и кому приписывается звание неудавшихся "химических террористов"?

Как заявил начальник центра общественных связей ФСБ России Сергей Игнатченко, специально оборудованные террористами тайники были найдены "в одном из населенных пунктов в зоне проведения контртеррористической операции в результате оперативно-боевого мероприятия, проведенного силами Федеральной службы безопасности". Данные о подготовке диверсионно-террористических актов в крупных городах Северо-Кавказского региона с применением ядов были получены в ходе проведения других мероприятий, "направленных против чеченских боевиков". Такая неопределенность оставляет двоякое впечатление, но, с другой стороны, вне всяких сомнений вполне оправдывается секретностью ведомства и проводимых им операций.

Как бы то ни было, на границе Чечни и Ингушетии были обнаружены и изъяты контейнеры с "большим объемом" яда. Причем двух типов. Одни отравляющие вещества принадлежали к группе цианидов. Тип вторых в течение дня эксперты определить не смогли, и добились ли каких-либо успехов в этой области, до сих пор не известно. Зато специалисты совершенно определенно заявили, что компоненты, использованные при его изготовлении, в России и странах бывшего СССР не производятся. Из этого сотрудники спецслужб сделали очевидный вывод, что яды были доставлены на территорию Российской Федерации из-за рубежа.

Теракты, по словам силовиков, готовились грандиозные: боевики собирались подмешать жидкий яд в чаны на хлебозаводе и фабрике по выпуску газированной воды, а порошковый - распылить в общественных местах. Как утверждал Шабалкин, применение всего 4 граммов найденного вещества в местах массового скопления людей или на водозаборах могло бы погубить до сотни человек. И действительно, если речь идет о цианиде, то приведенные цифры верны. Но, как отмечают эксперты, лишь в том случае, если препарат находится в высокой концентрации и введен непосредственно в кровь. Для крупных же терактов его использовать сложно. Распылять цианид в воздухе с помощью обычной взрывчатки или травить им водозаборы неэффективно, поскольку для достижения цели потребуются не граммы, а килограммы яда. Впрочем о том, какое именно количество ОВ изъято, официальные представители РОШ и ФСБ предпочли не распространяться. Но, по словам оперативников, ими обнаружен всего один литр "какой-то жидкости" и один килограмм порошка.

Кто же готовил химическую атаку? Ответ на этот вопрос последовал практически сразу. По данным ФСБ, ответственность за проведение акции лежит на Алаше Даудове, эмире ваххабитского джамаата "Аманат" ("Молчание"). Эта диверсионная группа достаточно молодая - по сведениям РОШ, она была организована в Чечне и Ингушетии два месяца назад, а основной задачей группы являлась стратегическая разработка и проведение терактов принципиально нового типа, в том числе и с использованием отравляющих веществ.

Организовал джамаат проживающий на Северном Кавказе с 1992 года Абу Муджаид, которого Шабалкин назвал иностранным наемником иорданского проихождения. По другим данным, действительно родившийся и выросший в Иордании боевик является этническим чеченцем. По оперативным сведениям, в начале 90-х он подготовил все необходимое для прибытия в Чечню таких известных арабских наемников, как Хаттаб и Абу аль-Валид. Кстати, двоюродную сестру последнего Муджаид взял в жены. Возможно, это и позволило ему завоевать серьезный авторитет среди боевиков. В настоящее время Муджаид руководит несколькими созданными им на иностранные деньги ваххабитскими джамаатами в Ингушетии и Чечне, а также является эмиссаром международных террористических организаций "Аль-Каеда" и "Братья-мусульмане", утверждают в ФСБ.

Именно Абу Муджаид, скрывающийся под именем Самира Белаловича Товбулатова, и заказал Даудову "химическую атаку". Он же и передал яды, доставленные в Россию из одной из арабских стран, заявил Шабалкин.

Что касается 45-летнего Даудова, то генерал сообщил об эмире следующее: в начале 90-х он работал следователем в одном из РОВД Грозного, потом перешел на сторону боевиков. С тех пор, по данным ФСБ, Даудов приложил руку ко многим крупным терактам. Так, именно он купил микроавтобус Volkswagen, на котором в октябре 2002 года террористы приехали к театральному центру на Дубровке (кстати, тогда отличилась и сестра Даудова, которая покупала для будущих захватчиков "Норд-Оста" фальшивые паспорта). Летом 2004 года бывший следователь участвовал в подготовке нападений на Назрань и Грозный, а осенью перевозил из Ингушетии до границы с Северной Осетией будущих захватчиков школы в Беслане.

Однако если Даудов действительно причастен к столь громким преступлениям, то отсутствие каких-либо упоминаний о нем в СМИ вызывает определенные вопросы. Так же, как и полное молчание ФСБ по поводу "наследника" Абу аль-Валида. Хотя вполне вероятно, что главари бандфомирований попросту предпочитали оставаться в тени, а федералы - не пугать общественность без надобности.

Вполне логично, что накануне 9 мая правоохранительные органы значительно усилили меры безопасности - ведь в этот день год назад в результате взрыва бомбы в Грозном был убит президент Чечни. Допустить теракт подобного масштаба в этом году было бы непростительно. Но учитывая названные нестыковки, не менее логичным выглядит и предположение о надуманности предложенной военными версии предотвращения "химической атаки".

Похоже, речь идет об обычной кампании, в рамках которой к празднику надо отчитаться о достижениях в проделанной работе. В том числе и по предотвращенным терактам.

Алексей Гапеев