Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Кремль пригласили на чеченское толковище

Бывший мэр Грозного посягнул на честь Героя России

В Чечне вновь разгорелся конфликт между действующей властью и непотопляемым Бисланом Гантамировым. На этот раз последний обвинил подчиненных главного чеченского силовика Рамзана Кадырова в нападении на дом, в котором проживают его, Гантамирова, родственники, в ответ на что был обвинен в связях с боевиками и клевете на Героя России. В Чечне никого не удивишь борьбой за влияние, тем более когда речь идет о давнем соперничестве лагерей Гантамирова и Кадырова (теперь уже младшего). Однако в данном случае стороны затеяли не просто очередную перепалку, а настоящую политическую игру, так как третьей стороной конфликта они усиленно пытаются сделать федеральный центр.

Триждый мэр, дважды зам...

Бислана Гантамирова в первую очередь принято называть бывшим мэром Грозного, несмотря на то, что за свою десятилетнюю политическую карьеру он успел сменить множество должностей. Одним только мэром чеченской столицы Гантамиров был трижды, причем первый раз - еще при Джохаре Дудаеве. Повоевав в начале 1990-х на его стороне, в 1994 году Гантамиров поменял ориентиры и возглавил вооруженную оппозицию. В 1995 году он повторно стал мэром Грозного, а затем вице-премьером в правительстве Доку Завгаева.

В 1996 году Гантамиров оказался под арестом, а еще через три года - и под судом за растрату средств, выделенных на восстановление Чечни. Однако через полгода власти поняли, что поспешили, и, выпустив Гантамирова на волю, отправили под Грозный командовать чеченским ополчением - там он был полезнее, чем в тюрьме. Уже в качестве главы чеченской милиции и одновременно первого заместителя полпреда правительства РФ в Чечне, а затем заместителя главы администрации республики Ахмада Кадырова и мэра Грозного (в третий раз) Гантамиров постоянно конфликтовал с действующим чеченским руководством.

Возглавив администрацию Чечни, Кадыров старательно сокращал число людей Гантамирова в силовых структурах, заменяя их собственными кадрами, что делало отношения двух столь влиятельных фигур все более напряженными. В июне 2001 года, оставив пост мэра Грозного, Гантамиров отправился в Москву на должность главного федерального инспектора аппарата полпреда президента в Южном федеральном округе, однако уже через полгода вернулся в Чечню вице-премьером республиканского правительства, министром по делам печати, телерадиовещания и коммуникаций.

Незадолго до выборов президента Чеченской республики в 2003 году, на которых явным фаворитом Кремля был Ахмад Кадыров, разногласия между ним и Гантамировым привели к окончательному устранению последнего из чеченского политического бомонда. После того как в Чечне "воцарился" законный президент, Гантамиров пропал из поля зрения, довольствуясь неофициальной властью, которая на Кавказе гораздо важнее громких записей в трудовой книжке.

Время "залечь на матрацы"

За последние полтора года Гантамиров выходил из тени лишь однажды, после смерти своего противника в мае 2004 года, когда заявил, что будет баллотироваться на пост главы республики. Однако Кремль, по понятным причинам, сделал ставку на выдвиженца "кадыровцев" Алу Алханова, иначе о хотя бы видимой стабильности в Чечне пришлось бы забыть. При этом истинным связующим звеном между федеральным центром и командой Ахмада Кадырова, от которой сегодня зависит зыбкое благополучие чеченцев, стал сын погибшего президента Рамзан, назначенный на должность первого вице-премьера республики.

Политическим амбициям Гантамирова, таким образом, вновь не суждено было реализоваться. Если не считать уже ставших привычными столкновений между боевиками и представителями федеральных сил, жизнь в Чечне становилась все более скучной с точки зрения любителей остросюжетных новостей. Кульминацией наступившего благоденствия в отношениях между федеральным центром и чеченским руководством стало награждение Рамзана Кадырова, предпочитающего спортивные брюки и камуфляж строгому костюму чиновника, званием Героя России.

Обмен любезностями

И тут на безоблачное чеченское небо набежала тучка: в очередной раз возникший из небытия Бислан Гантамиров обвинил подчиненных Рамзана Кадырова, которых в народе принято называть "кадыровцами", в вымогательстве и разбойном нападении на свой родовой дом в селе Гехи. И обвинил не просто так, в каком-нибудь интервью, а на высшем уровне, официально попросив защиты у президента Путина, главы ФСБ Николая Патрушева и полпреда президента в Южном федеральном округе Дмитрия Козака.

Согласно версии Гантамирова, представленной на суд российского руководства 30 мая, "наезды" со стороны "кадыровцев" начались за полтора месяца до этого. По его словам, впервые вооруженные люди, представившиеся сотрудниками службы безопасности президента Чечни, явились в Гехи 17 апреля. Они потребовали у брата Гантамирова, который сейчас живет в доме, где вырос и сам бывший мэр Грозного, деньги, а когда брат отказал им, забрали из дома все, что сумели найти ценного, в частности, около двух миллионов рублей, личное оружие и ковры.

По словам Гантамирова, жаловаться он пошел сразу в республиканское УФСБ. То есть нам предлагается поверить, что своими силами, в которых бывший глава чеченского ополчения никогда недостатка не испытывал, он конфликт улаживать не стал. Так или иначе, но в УФСБ визит Гантамирова и проведенную затем в его доме проверку помнят, правда, о результатах рассказывать не хотят, ссылаясь на то, что работа еще не закончена.

Несмотря на скрытность сотрудников федеральной службы, "кадыровцам" такой поворот событий не понравился, и, по словам Гантамирова, 27 мая они вновь явились в село Гехи, на этот раз выяснять отношения. Блюстители безопасности Чечни потребовали замять дело, причем в качестве аргументов выдвинули угрозы физической расправы, как утверждает "жертва". Именно это, как пояснил в своем обращении Гантамиров, и вынудило его выйти со своей жалобой на федеральный уровень, чего раньше во внутренних чеченских "разборках", отметим, никогда не бывало.

Сперва показалось, что заявления опального чеченского политика пройдут незамеченными. Никто из адресатов его обращения комментариев, как официальных, так и неофициальных, давать не стал. Рамзан Кадыров ответил стандартно, в рамках привычной для чеченских первых лиц риторики, - он обвинил Гантамирова в связях с боевиками и заявил, что сотрудники службы безопасности Чечни приходили в дом в селе Гехи за незаконно хранящимся там оружием. По словам вице-премьера Чечни, хозяина дома даже не пришлось долго просить, чтобы он отдал свой арсенал.

При этом Кадырова совершенно не смутил тот факт, что любое незаконное действие, к каковым, несомненно, относятся пособничество боевикам и незаконное хранение оружия, обычно влечет за собой задержание и разбирательство в рамках уголовного дела. Сценарий, при котором его "воины" вежливо забрали у хозяина улики и, в обмен на его сговорчивость, немедленно удалились, более не причиняя никаких неудобств, кажется ему, по-видимому, нормальным.

Но тут на защиту чести потомственного Героя России встали его соратники - глава правительства Чечни Сергей Абрамов и председатель Госсовета Таус Джабраилов. Они решили отплатить Гантамирову той же, "федеральной", монетой, и направили в администрацию президента России письмо с просьбой вмешаться в ситуацию. В нем от имени правительства Чечни говорилось, что Гантамиров пытается удовлетворить свои политические амбиции, используя непростую социально-экономическую ситуацию в республике. По словам авторов письма, бывший чеченский чиновник развернул "кампанию клеветы на Героя России, первого вице-премьера Чеченского правительства, Рамзана Кадырова".

Кровь за кровь в политическом контексте

Политическую подоплеку конфликта не отрицает и сам Бислан Гантамиров. Правда, в его интерпретации проблема заключается не в неудовлетворенных политических амбициях, а в нежелании действующей власти видеть его кандидатом во время осенних выборов в чеченский парламент, куда Гантамиров решительно настроен выдвигаться вместе со своими сторонниками.

Не исключено, что утверждения Гантамирова обусловлены не только его представлением о собственной значительности. "Клан Кадырова" потратил немало времени и средств на то, чтобы оттеснить не менее, а то и более влиятельного когда-то в Чечне Гантамирова на задний план. И теперь, в преддверии парламентских выборов, Рамзан Кадыров, не стесняясь в методах, объясняет конкуренту, "кто здесь главный".

Важно, что теперь участники опасной игры, в которой на кону стоят не только сферы влияния, но и зачастую человеческие жизни, делают вид, будто им важно мнение "большого брата". Пытаясь втянуть в конфликт федеральных чиновников и даже российского президента, Гантамиров с кадыровцами надеются придать конфликту "законный" оттенок, хотя никто никогда не поверит, что бывшие чеченские полевые командиры забыли о принятых на Кавказе методах клановой борьбы.

Екатерина Рогожникова