Горькая правда из-под армейского сукна

ГВП и Министерство обороны РФ вступили в публичный спор по поводу состояния армейской преступности

Главная военная прокуратура (ГВП) обеспокоена уровнем дисциплины и правопорядка в Вооруженных силах РФ, в том числе резким ростом числа случаев гибели и травматизма военнослужащих. Убедительную статистику на этот счет на протяжении вот уже почти двух месяцев с завидным усердием приводит главный военный прокурор страны генерал-полковник Александр Савенков. Цифры действительно впечатляют. В то время как министр обороны Сергей Иванов совсем недавно с гордостью заявлял о значительном снижении небоевых потерь в армии, ГВП приводит данные о том, что только за минувшую неделю в войсках от преступлений и происшествий погибло 46 военнослужащих. И анализу причин этих явлений посвящается целая расширенная коллегия ГВП.

Тревожит военных прокуроров пресловутая "дедовщина", воровство, нарушения социальных прав военнослужащих. Как заявляет Савенков, "если до недавнего времени доля неуставных отношений в общей структуре воинских преступлений составляла 11 процентов, то сегодня эта цифра приближается к 30 процентам". Главную военную прокуратуру особенно беспокоит то обстоятельство, что рост неуставных отношений продолжается на фоне сокращения Вооруженных сил и личного состава по призыву. Савенков говорит о том, что в 2004 году военными прокурорами было отменено более 11 тысяч различных приказов, ущемляющих права военнослужащих. "Восстановлены нарушенные права более 240 тысяч военнослужащих", - отмечает он. Таким образом, почти у каждого пятого военнослужащего из общего числа личного состава ВС РФ были нарушены права. Это очень большие цифры. Создается впечатление, что вся наша армия не столько занимается боевой учебой, сколько борется за социальную справедливость. Не говоря о том, что в тоже время армия еще и ворует, пьянствует, дебоширит и так далее.

Заметим, однако, что представители российской общественности, различные правозащитные организации, об этих тенденциях говорят уже давно, но официальные данные, полная статистика о ЧП в армии, вот так - скажем прямо, почти обвально - предоставлены только сейчас. Что же побудило военных прокуроров раскрыть карты?

В какой-то степени ответ на этот вопрос представил сам Александр Савенков. "Проведенная мной в конце мая традиционная ежегодная пресс-конференция о состоянии законности и правопорядка в войсках впервые включала в себя результаты надзорных мероприятий об исполнении в Вооруженных Силах Российской Федерации Закона "Об обороне". Видимо, это обстоятельство вызвало активную дискуссию. Это вынуждает меня подтвердить наличие негативных тенденции в состоянии законности и правопорядка в войсках", - говорится в комментарии главного военного прокурора.

Что же факты, конечно, грустные. И вряд ли даже в самом Министерстве обороны кто-либо будет их оспаривать. От статистики не убежишь, и, может быть, молодой российской демократии только на пользу, что они стали поводом для публичного обсуждения. Однако наше военное ведомство в особой любви к демократии упрекнуть сложно. Поэтому закономерно возникает вопрос: почему все-таки генерал-полковник Савенков, который, несмотря на свою принадлежность к прокуратуре, является еще и военнослужащим, то есть как бы подчиненным министра обороны Сергея Иванова, вдруг решил "вынести сор из избы"?

Одна из версий - глава оборонного ведомства не визирует представление Савенкова на звание генерала армии. Вот, мол, Савенков и "обиделся на начальника". Другая, противоположная, но более правдоподобная версия - Министерство обороны и лично министр хотят избавиться от такой обузы в армии, как военные прокуроры. Вот из-за этого и разгорелся в последнее время конфликт между МО и ГВП. Являясь военнослужащими, военные прокуроры только прикомандированы к ГВП, но доставляют много головной боли руководству Минобороны, все активнее выявляя те или иные нарушения в войсках.

О том, что в Минобороны действительно хотят вывести военных прокуроров и другие прикомандированные к этому ведомству структуры (военных судей, офицеров РОСТО и т.п.) за штат, Сергей Иванов впервые публично заявил, когда подводил итоги за 2004 год (с такими выступлениями министр появляется ежегодно). В присутствии президента страны Владимира Путина он предложил "упразднить или хотя бы уменьшить лимиты на прикомандирование офицеров ВС в соответствии с их списочной численностью". При этом он считает целесообразным "вариант законодательного приостановления военной службы таким офицерам по аналогии с порядком приостановления военной службы депутатам, высшим должностным лицам субъектов Российской Федерации и главам муниципальных образований".

Аналогичное мнение Иванов высказал недавно и в Санкт-Петербурге, выступая с ответными заявлениями на критику Савенкова. В частности, он отметил, что "в органах Главной военной прокуратуры из 2 тысяч 983 офицерских должностей 31 должность - генеральская, на 100 офицеров - один генерал". Это ровно в 10 раз превышает принятые во всех силовых структурах нормы.

По словам анонимного источника из Минобороны, это ведомство также озабочено большой текучкой кадров в ГВП, что чревато дополнительными расходами для армейского бюджета. Так, в 2004 году из 204 уволенных из органов военной прокуратуры офицеров 152 человека были уволены досрочно. "Из 25 офицеров, уволенных в январе-мае 2005 года, только 2 достигли предельного возраста пребывания на военной службе, все остальные уволены досрочно", - утверждает источник. - Текучка кадров в Главной военной прокуратуре превышает все допустимые пределы, несмотря на высокий уровень денежного довольствия и социальной защищенности". При этом, по словам того же источника, поскольку комплектование Главной военной прокуратуры осуществляется выпускниками прокурорско-следственного факультета, его численность приходится постоянно увеличивать сверх штата. По данным источника, в настоящее время там обучается 661 человек вместо 542, предусмотренных штатом, но даже в этой ситуации Министерство обороны постоянно вынуждено доукомплектовывать военные прокуратуры за счет военнослужащих Вооруженных сил, имеющих юридическое образование. "Между тем некомплект офицеров юридической службы самих Вооруженных сил составляет 16 процентов, так что дополнительный отток из войск кадровых офицеров-юристов дорого нам обходится", - заявил источник.

На самом деле то, что в ГВП существует большая текучка офицеров и служит много генералов, конечно, не самое главное зло в российском обществе. Хотя тон полемики армейских руководителей и Главной военной прокуратуры создает порой впечатление, что их участники больше озабочены не поиском приемлемых решений, а тем, как бы побольнее "укусить" друг друга. И пока они заняты этим делом, вопрос о том, как уменьшить преступность в армии, остается открытым. Им периодически задаются военные депутаты и сенаторы в Госдуме. Его выносят на суд общественности правозащитные организации. Говорят много, а ситуация с дисциплиной и правопорядком в армии не улучшается.

Рецептов на этот счет также дается немало. Так, глава думского комитета по обороне Виктор Заварзин и министр обороны Сергей Иванов предлагают возродить гауптвахты и усилить карательные меры по отношению к нарушителям. А, например, лидер Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова против гауптвахт, как в целом против насилия в армии и государстве. "В цивилизованных странах мотивацию к службе поддерживают через систему штрафов, церковь, патриотизм". Мол, так надо делать и у нас.

При этом у нас не любят публично говорить о том, что насилие в армии, воровство и другие виды преступлений - порождение тех же конфликтов и проблем, которые существуют в российском обществе в целом. Кризис идеологии, ценностей, материальные трудности - вот причины, которые побуждают военнослужащих идти на преступления. Снижение уровня дисциплины - это лишь один из показателей слабости офицерского состава. Государство не может обеспечить их потребности, отменило почти все льготы. Вот и платят офицеры тем же государству, увеличивая статистику происшествий и преступлений.

Не исключено, что за всем этим может последовать полный развал армии. Об этом говорят не только независимые эксперты, но уже и сами военачальники. Так, первый заместитель начальника Главного управления воспитательной работы (ГУВР) ВС России генерал-лейтенант Виктор Бусловский не исключает, что если социально-экономические проблемы военнослужащих не будут решены, то кадровая ситуация среди действующих офицеров, и как следствие - моральное состояние, уровень правонарушений в армии, еще сильнее ухудшатся. Оглашенные в Совете Федерации данные Минобороны РФ свидетельствуют о том, что около 15 процентов офицеров не стремятся продлевать контракты с военным ведомством. А часть из них, в основном молодые люди, даже разрывает их досрочно, поскольку государство не выполняет свои обязательства.

Еще больше в армии офицеров, которые, хоть и продолжают служить, готовы пойти на разрыв контракта с МО. Согласно данным опросов, проведенных Социологическим центром ВС РФ в октябре 2004 - феврале 2005 года, во всех военных округах и флотах (опрошено 1320 офицеров, прапорщиков и мичманов) больше половины офицерского корпуса (50-60 процентов) занимают выжидательную позицию. Таким образом, армия может развалиться сама собой. Тенденции очень плохие, но руководство страны, похоже, пытается их не замечать - по крайней мере, до тех пор, пока министр обороны Иванов и главный военный прокурор Савенков не начинают из-за собственных частных интересов выпускать "пар" и обвинять друг друга во всевозможных грехах.

Видимо, кадровая борьба дается нашим военачальникам легче, чем конкретная работа по наведению порядка в войсках и повышению престижа воинской службы в целом.

Сергей Орлов

Марс наш

Россияне полетели на Красную планету, но их сгубила водка: Surviving Mars