Неравноценный обмен

В правительстве обсуждается идея очередной реформы силовых структур

Российские силовые ведомства в который раз собираются реформировать. В СМИ появились сообщения о том, что часть функций ФСБ может быть передана МВД, а российскую госбезопасность наделят полномочиями надзора за правоохранительными органами. Насколько такие утверждения верны, остается только гадать, хотя заявления отдельных высокопоставленных чиновников дают основания предположить, что на этот раз определенные изменения все же произойдут. Результат, правда, предсказать никто не берется.

О возможности реформ силовых ведомств вскользь упомянула первый вице-спикер Госдумы Любовь Слиска. В ходе своей пресс-конференции она предложила "распустить многие силовые структуры, снова создать народные дружины и товарищеские суды". По словам Слиски, "то, что у нас творится в силовых структурах, это ужасно". С этим спорить сложно, проблем в правоохранительных органах более чем достаточно, но не стоит забывать, что первый вице-спикер - человек, известный своей потрясающей осторожностью во всем, что касается публичных высказываний. И раз уж Любовь Слиска высказывается столь эмоционально, можно быть уверенным - это неспроста.

Вторым звонком можно считать сообщение агентства "Интерфакс", цитирующего слова некоего источника в правительстве, что предложения по реформе силовых структур уже подготовлены. Суть предложений сводится к перераспределению полномочий. МВД займется борьбой с наркобизнесом и экономическими преступлениями, то есть тем, чем сейчас в числе прочего занимаются ФСБ и Госнаркоконтроль. А за Лубянкой предполагается оставить защиту конституционного строя и борьбу с терроризмом.

Но, как бы компенсируя некоторое изъятие функций, ФСБ хотят наделить правом борьбы с коррупцией во всех правоохранительных органах. А службы собственной безопасности этих органов - ликвидировать. Мотивировка этого решения проста и безупречна: "Борьба за честь мундира не способствует объективности в расследовании различных служебных преступлений".

Самый же главный российский чиновник, президент Владимир Путин, выступая во вторник на заседании Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, вскользь заметил, что одна из МВД-шных структур, а именно Федеральная миграционная служба, могла бы быть более эффективной, если бы была гражданской. Хотя президент заверил, что скоропалительных решений никто принимать не собирается, своим заявлением он посеял еще большую неопределенность в вопросе о том, будут ли реформироваться наши правоохранительные органы и если будут, то как.

Силовые реформы новейшего времени

К тому, что реформы в силовых ведомствах Российской Федерации происходят постоянно, россияне уже привыкли. В 1990-х годах сильнее всего перемены затронули госбезопасность - это ведомство то укрупняли, то, наоборот, разукрупняли. Начиная с 2000 года активная перестройка началась и в МВД. Летом 2001 года в министерстве были созданы три основных блока: служба криминальной милиции, служба общественной безопасности и служба тыла. Через два года, весной 2003-го, масштабная реформа затронула практически весь силовой блок. К МВД перешли налоговые преступления, поскольку Федеральную службу налоговой полиции упразднили. Но одновременно у органов внутренних дел отобрали функции борьбы с преступлениями в сфере наркоторговли. Противодействие наркобизнесу взвалил на свои плечи новоиспеченный Государственный комитет по контролю за оборотом наркотиков (Госнаркоконтроль). ФСБ же удовлетворилось приобретением ФАПСИ (Федеральное агентство правительственной связи и информации) и Федеральной пограничной службы.

Весной 2004 года в СМИ появились сообщения о том, что МВД опять кардинально реформируют. Предполагалось, что вместо МВД будут образованы полиция, Федеральные органы расследования, Национальная гвардия и муниципальная милиция. Борьба с преступлениями, обеспечение безопасности дорожного движения, учет оружия и осуществление контроля над его оборотом, охрана общественного порядка и выдача документов, удостоверяющих личность, должны были перейти к федеральной полиции. На базе Внутренних войск МВД предполагалось создать Национальную гвардию с функциями охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности в условиях чрезвычайных обстоятельств. Муниципальная милиция должна была отвечать за поддержание правопорядка в муниципальных образованиях.

Этого, однако, не случилось. Действительно, летом 2004 года силовые ведомства затронула реформа, но не кардинальная, а рабочая - в основном была изменена структура этих ведомств.

Если кой-какими частностями пренебречь...

Если допустить, что на этот раз реформы произойдут именно так, как было заявлено, то получается, что более всего выиграет ФСБ. Во-первых, МВД помимо своих основных задач займется борьбой с преступлениями в сфере экономики - задача, мягко говоря, неподъемная, учитывая, что в России практически любого человека, осуществляющего, так сказать, бизнес-операции, можно привлечь к ответственности - хоть уголовной, хоть административной. Добавим сюда борьбу с наркобизнесом - и становится ясно, что объем работы милиционеров возрастет во много раз.

А вот ФСБ получит в руки самый лакомый кусок - контроль над силовыми ведомствами. По крайней мере, одну силовую структуру - Вооруженные силы РФ - ФСБ в определенной степени уже контролирует. В феврале 2000 года, тогда еще и.о. президента Владимир Путин подписал указ "Об управлениях (отделах) ФСБ в вооруженных силах" (Указ № 318 от 7 февраля 2000 года), который резко расширил возможности особистов. Сотрудники военной контрразведки, согласно указу, теперь имели право заниматься вопросами борьбы с наркобизнесом, оргпреступностью, коррупцией, незаконным оборотом оружия, боеприпасов, взрывчатых и отравляющих веществ, а также специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Теперь же, если все пойдет по предложенному плану, ФСБ превратится во Всероссийскую Службу собственной безопасности. Тем более что и дело это ей как раз по плечу. Чем-чем, а своим умением внедряться в самые различные структуры российского общества, чекисты отлично известны. И не только внедряться, но и активно влиять на деятельность этих структур.

Правительство (согласно словам информированного источника) аргументирует необходимость предстоящих реформ потребностью в том, "чтобы ни у кого в правоохранительных органах не было монополии и был взаимный контроль". Однако не вполне ясно, сумеет ли МВД в новых обстоятельствах проконтролировать ФСБ, учитывая давнюю "любовь" сотрудников двух этих ведомств.

Одно ясно - следует ожидать жесткого противодействия реформе со стороны МВД в той ее части, которая касается упразднения Департамента собственной безопасности. Тем более, что за последние несколько лет эта структура сумела о себе заявить как об эффективном подразделении.

Наибольшую известность Департамент собственной безопасности МВД получил в 2003 году, во время так называемого "дела оборотней в погонах". Тогда в ходе спецоперации был задержан бывший начальник службы собственной безопасности МЧС Валентин Ганеев и ряд сотрудников столичного МУРа - заместитель начальника 2-й оперативно-розыскной части МУРа, полковник милиции Евгений Тараторин; замначальника отдела по борьбе с незаконным оборотом оружия МУРа, полковник милиции Юрий Самолкин; старший оперуполномоченный того же отдела, подполковник милиции Игорь Островский; оперуполномоченные 5-го отделения 2-й оперативно-розыскной части МУРа Вадим Владимиров и Александр Брещанов. Их обвиняли в фальсификации доказательств, незаконном задержании, вымогательстве, превышении должностных полномочий, незаконном хранении и перевозке оружия и наркотиков. Правда, не стоит забывать, что летом 2003 года все политические партии страны активно готовились к выборам в Государственную думу, а МВД тогда возглавлял лидер "Единой России" Борис Грызлов, так что охота на "оборотней" отчетливо носила привкус предвыборной кампании.

Тем не менее, должность, которую 20 июля занял теперь уже бывший начальник Департамента собственной безопасности Константин Ромодановский, по-своему неслучайна. Человек, при котором Служба собственной безопасности МВД окрепла и стала мощной структурой, возглавил Федеральную миграционную службу. Резонно было бы предположить, что Ромодановского, как говорили раньше, "бросили на укрепление". Отчасти это подтверждается тем, что в последние годы в ФМС произошло несколько скандалов, связанных с коррупцией, а занималось их расследованием как раз ГУСБ МВД.

Итак, если обновленное ФСБ станет главным инструментом борьбы с "оборотнями в погонах" и сможет навести относительный порядок, то данную реформу стоит только приветствовать. Но по ряду причин приветствовать пока не очень хочется. Во-первых, любая реформа "вышибает" из нормальной колеи всякое ведомство как минимум на два месяца. Обычно на то, чтобы прийти в себя и начать работать в новых условиях, у служащих уходит не менее полугода. Во-вторых, вряд ли руководство МВД легко согласится расстаться с одной из самых эффективных структур своего ведомста, а значит, реформа будет пробуксовывать.

Сергей Карамаев