Новости партнеров

Бодался десантник с ковбоем

Хроника противостояния президента Уго Чавеса и Управления по борьбе с наркотиками США

Борец с американским империализмом, президент Венесуэлы Уго Чавес официально признал, что худой мир с США лучше доброй ссоры. На встрече с американским общественным деятелем преподобным Джесси Джексоном, прошедшей в Каракасе 30 августа, Чавес согласился с тем, что борьба с наркотиками является важным делом для двух стран и дал понять, что его правительство будет продолжать совместную работу с Управлением по борьбе с наркотиками США. Конкретных заявлений Чавес не сделал, оставив себе, таким образом, определенную свободу для маневра, из чего следует, что трения между двумя странами в деле борьбы с наркотрафиком сохраняются. Но по крайней мере, градус напряженности сейчас понизился.

Президент Чавес правит уже шесть лет, и все эти годы отношения между Венесуэлой и ее большим северным соседом характеризуются конфликтами и взаимными упреками. Последний скандал, разразившийся летом 2005 года, был связан с действиями Управления по борьбе с наркотиками США. Чавес обвинил Управление в шпионаже и пригрозил разорвать сотрудничество с этим ведомством. По его словам, сотрудники управления используют борьбу с наркотрафиком лишь как прикрытие для того, чтобы проводить шпионскую деятельность на территории Венесуэлы. Американская сторона отрицала все обвинения. В итоге обе стороны оказались в патовой ситуации.

Предыстория

В силу своего географического положения, Венесуэла превратилась в удобный транзитный пункт на пути следования наркотиков из Южной Америки в США и Европу. Мировым лидером по производству кокаина является соседняя с Венесуэлой Колумбия. А одним из основных рынков для сбыта наркотиков из Южной Америки являются США. И большая часть колумбийского кокаина попадает в США именно из Венесуэлы - либо доставляется небольшими самолетами, которые приземляются на побережье южных штатов, либо же попадает в Северную Америку морем через Мексиканский залив. Именно пресечением данной транспортировки занимаются американское Управление по борьбе с наркотиками (DEA) и венесуэльская Национальная комиссия по борьбе с незаконным использованием наркотиков (Conacuid).

Проблемы во взаимоотношениях этих двух ведомств начались в 2002 году. В течение 14 лет, с 1978 по 2002 год, DEA и Conacuid плодотворно сотрудничали, пресекая контрабанду кокаина в США. Надо заметить, что сотрудничество с зарубежными правоохранительными органами является одним из основных направлений деятельности DEA. Агенты DEA работали в южноамериканской стране на законных основаниях, активно используя помощь правительства Венесуэлы.

Но в 2002 году, по настоянию США, соглашение между DEA и Conacuid было переписано с таким расчетом, что сотрудники DEA "выводились" из правового поля Венесуэлы и могли работать на территории страны автономно, не ставя в известность о своих действиях коллег из Conacuid. Одновременно в DEA был создан "отдел специальной разведки". Функции этого отдела подробно не прописывались, а сотрудники отдела могли работать по всему миру, в том числе и в Венесуэле. Создание этого подразделения вызвало в Conacuid определенное недовольство - фактически сотрудники DEA могли заниматься в Венесуэле любыми операциями, при этом обладая дипломатическим иммунитетом.

Разведка Венесуэлы делает первый ход

В начале лета 2005 года в венесуэльской национальной разведывательной службе (DISIP) произошла реформа, вызванная неэффективностью работы этой службы. 20 июня министр внутренних дел страны Джесси Чакон привел к присяге нового главу DISIP полковника Генри Рангеля, и потребовал от последнего, чтобы DISIP сосредоточила свои усилия на обеспечении безопасности страны, в частности в сфере разведки и контрразведки. Тогда же было объявлено, что DISIP не собирается более продолжать сотрудничество с ЦРУ, но охотно продолжит партнерские программы с ФБР и DEA.

После своего назначения Рангель представил Чакону доклад о состоянии дел. В числе прочего, в документе были представлены данные о том, что сотрудники DEA, работающие в Венесуэле, занимались саботажем, незаконной транспортировкой наркотиков, а также нелегальным внедрением агентов в государственные структуры Венесуэлы. Поскольку эти факты были подкреплены некими доказательствами, то Чакон был вынужден проинформировать о происходящем своего непосредственного начальника президента Чавеса.

Уго Чавес, никогда не испытывавший симпатии к США, увидел в создавшейся ситуации еще одну возможность выступить с гневными обличениями в адрес администрации Джорджа Буша. Надо заметить, что определенные основания для этого у него имелись.
box#2083250

В Вашингтоне Чавеса считают диктатором и не скрывают, что желали бы видеть на его месте кого-нибудь другого. Под "другим" понимается более покладистый человек, который бы прислушивался к советам из Вашингтона. Для Белого Дома Венесуэла, экспортирующая нефть в США, является стратегически важным регионом, и такой "баламут", как Чавес во главе этой страны является предметом постоянной головной боли латиноамериканского отдела Государственного департамента США. На открытую интервенцию в Венесуэлу Вашингтон, конечно, не пойдет, но от возможности осложнить обстановку в стране США никогда не отказывались. А разведывательная деятельность и различные сомнительные с точки зрения международного права действия прекрасно вписываются в понятие "осложнение обстановки".

Поэтому вполне вероятно, что сотрудники DEA действительно занимались в Венесуэле шпионажем. Дело, в принципе, рутинное, поскольку любой сотрудник правоохранительных органов США, выполняя задания за рубежом, может привлекаться к мероприятиям, имеющим отношение к сбору информации. Более того, подобный узаконенный шпионаж практикуется уже не один год и правительства стран, чьи сотрудники занимаются подобными делами, прекрасно об этом осведомлены.

Первые обвинения и первые отрицания

7 августа президент Чавес объявил, что DEA использует борьбу с наркотрафиком как прикрытие для незаконных операций против правительства Венесуэлы. Взорвав таким образом информационную бомбу, он добавил, что в ближайшие дни рассмотрит вопрос о дальнейшем сотрудничестве DEA и Conacuid.

На следующий день Чавес заверил своих граждан, что Венесуэла продолжит борьбу с распространением наркотиков, но будет делать это без помощи DEA. Чавес повторил, что агенты DEA занимались чем угодно, только не своими прямыми обязанностями и при этом причиняли ущерб Венесуэле. То же самое подтвердил позже и вице-президент Венесуэлы Хосе Винсенте Рангель, подчеркнув, что отношения двух государств должны строиться на основе уважения принципов суверенитета.

США отреагировали на заявления Чавеса в привычной манере отрицания. Посол США в Каракасе опроверг заявления Чавеса и выразил сожаление подобными действиями, заявив, что "единственные, кто выиграют от подобного шага - это наркодельцы и перевозчики наркотиков".

11 августа заместитель пресс-секретаря Государственного департамента США Адам Эрели изложил точку зрения внешнеполитического ведомства США на происходящее. Эрели назвал обвинения сотрудников DEA в шпионской деятельности "полностью безосновательными" и выразил сожаление по поводу намерений Чавеса прекратить сотрудничество с DEA. После чего Эрели попытался обвинить правительство Венесуэлы в том, что оно не уделяет должного внимания борьбе с наркотрафиком. Далее он намекнул на то, что США могут лишить Венесуэлу статуса сертифицированного борца с наркотиками, исходя из положений американского Закона о международном контроле за наркотическими веществами.

Немного позже в Госдепартаменте поняли, что слегка поторопились. В течение нескольких лет США постоянно подчеркивали успехи Венесуэлы в деле борьбы с оборотом наркотиков. Так в 2003 году посольство США в Каракасе в своем ежегодном отчете отметило, что с момента прихода Чавеса к власти ситуация в сфере борьбы с распространением наркотических веществ значительно улучшилась. За первые четыре года его правления в Венесуэле было перехвачено вдвое больше конопли и втрое больше героина, чем за четыре предыдущих года. Государственный департамент в своих ежегодных докладах отмечал, что различные организации в Венесуэле прикладывают все усилия, чтобы пресечь пути распространения кокаина, героина и конопли. В докладе "Стратегия международного контроля за наркотиками" за 2005 год (INCSR) внешнеполитическое ведомство США благодарило Венесуэлу за ее усилия по аресту крупных партий наркотических средств.

В Венесуэле слова Эрели подвергли резкой критике. Официальный Каракас заявил, что заявления о лишении Венесуэлы статуса "сертифицированного" борца с наркотрафиком в реальности не имеют под собой никаких оснований. Данная "сертификация" со стороны США является всего лишь политическим жестом и никаких последствий для "сертифицированного" не несет.

Обмен любезностями по нарастающей

В тот же день 11 августа министр внутренних дел Венесуэлы Чакон сделал попытку к примирению, заявив, что сотрудники DEA могут работать в Венесуэле, при условии, что двустороннее соглашение будет переписано и агенты DEA будут подчиняться правоохранительным структурам Венесуэлы. Чакон при этом отметил, что DEA отказывает Венесуэле в равных условиях работы. "Если DEA желает, чтобы в Венесуэле было отделение, пользующееся неприкосновенностью, куда венесуэльцы не имеют права доступа, то логичным шагом было бы открытие отделения Conacuid в США, сотрудники которого также пользовались бы иммунитетом, - сказал он. - На таких условиях мы согласны работать".

США на заявление Чакона не прореагировали и Каракас сделал следующий шаг - Венесуэла объявила о том, что лишает дипломатического иммунитета сотрудников DEA. Об этом 15 августа объявил вице-президент страны. На решение властей повлияло и то, что посольство США в Каракасе без объявления причин отменило выдачу виз шести сотрудникам Национальной Гвардии Венесуэлы, которые активно участвовали в борьбе с наркотрафиком.

Отделение DEA в Каракасе начало паковать вещи - в буквальном смысле слова. Сотрудники DEA забрали специальную аппаратуру из здания, которое DEA делило с Conacuid, что дало возможность директору венесуэльского агентства по борьбе с наркотиками Луису Корреа обвинить американцев в том, что они украли оборудование, принадлежащее Conacuid. На требования Венесуэлы вернуть устройства для прослушивания телефонных переговоров, которые Conacuid одолжил DEA несколько лет назад, американцы не прореагировали.

18 августа Государственный департамент США подключил тяжелую артиллерию в лице пресс-секретаря Шона Маккормака. На пресс-конференции Маккормак пояснил, что лишение Венесуэлы сертифицированного статуса борца с наркотрафиком повлечет за собой серьезные последствия. В частности, в этом случае США смогут ввести против Венесуэлы ряд санкций, например, проголосовать против предоставления Каракасу кредита со стороны международных финансовых институтов на том основании, что Венесуэла не преследует перевозчиков наркотиков. При этом Маккормак дал понять, что сотрудничество двух стран по борьбе с наркотраффиком страдает прежде всего из-за политических причин.

Кому что выгодно

На этом обмен "любезностями" временно прекратился. Обе стороны начали искать выход из создавшейся ситуации. При всей взаимной нелюбви Каракаса и Вашингтона в обеих столицах прекрасно понимают, что совместное сотрудничество DEA и Conacuid является жизненно необходимым для двух стран.

Отзыв агентов DEA из Венесуэлы не принесет Вашингтону никакой выгоды - Венесуэла продолжит перекрывать кокаиновые дороги из Колумбии, но будет делать это с помощью других стран. Соответственно и лавры основного борца с наркотиками Каракас будет присваивать себе. А Вашингтон, как минимум, лишится информации, не говоря уже о том, что придется перестраивать всю систему слежения за контрабандой кокаина и марихуаны на своих морских и воздушных границах.

Но и Венесуэле невыгодно полностью рвать отношения с DEA, поскольку Conacuid зависима от финансовых вливаний США. К тому же сворачивание сети DEA в стране повлечет срыв текущих операций и даст наркодельцам возможность перестроить систему распространения наркотиков. Да и угроза применения санкций в отношении Венесуэлы, какой бы призрачной она ни была, заставляет задуматься.

Визит Джексона и ответ Чавеса

Положение взялся исправить преподобный Джесси Джексон, религиозный и общественный деятель из США. Джексон не является сторонником политики администрации Буша, и неоднократно критиковал хозяина Белого Дома, но он также известен как активный борец с наркотиками.

30 августа Джексон встретился с президентом Чавесом и провел с ним трехчасовую беседу, по итогам которой была дана пресс-конференция. Похоже, что преподобному удалось убедить президента в том, что прекращение сотрудничества между DEA и Conacuid будет преждевременным шагом. По крайней мере, президент Чавес, выступая на пресс-конференции отметил, что "борьба с наркотрафиком является для нас приоритетным вопросом и мы готовы к сотрудничеству, но эта борьба не должна нарушать наш суверенитет".

Таким образом Чавес дал понять, что в сотрудничестве с DEA он все же заинтересован. Дело теперь за Вашингтоном. Если США решат, что совместная борьба с наркотиками для них важнее, чем "бодание" с Чавесом, то DEA вполне может пойти на пересмотр соглашения и подчинение своих агентов, работающих в Венесуэле, Conacuid. Если же США решат, что разведывательная деятельность агентов DEA важнее, чем пресечение поставок колумбийского кокаина, то противостояние продолжится.

Сергей Карамаев

Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли
Мир00:0114 августа

Чемпионат эмира

Эту маленькую арабскую страну ненавидят соседи. Она слишком много себе позволяет