Новости партнеров

"Один глаз не видит вообще, а другой – в красной пелене"

Интервью с российским боксером Дмитрием Кирилловым

10 сентября в отборочном турнире за звание официального претендента на звание чемпиона мира по версии IBF в весьма непростом двенадцатираундовом бою питерский боксер Дмитрий Кириллов одержал победу по очкам над колумбийцем Рейнальдо Лопесом. Болельщики, как правило, могут только догадываться о том, какой путь приходится пройти будущему чемпиону. В интервью изданию Lenta.Ru Дмитрий подробно рассказал о своей подготовке и о том, какой неприятный сюрприз ожидал его, когда он вышел на ринг.

Дима, вопрос банальный: почему ты пришел в бокс?

В детстве я был очень активным – бегал, прыгал, мне все время хотелось как-то себя проявить. Я все время искал себе применение: пошел на легкую атлетику, пробовал заниматься единоборствами, футболом, но почему-то нигде не прижился. А когда пришел в бокс, понял, что мне никакого другого спорта не надо. Коллектив, общение, тренер – все сыграло свою роль, и без бокса стало просто невыносимо. Мне было одиннадцать лет. Да, иногда хотелось все бросить - ведь любому подростку хочется погулять - были разные соблазны, но в этот момент звонил тренер… Я очень благодарен за то, что меня как-то подталкивали, направляли. Может быть, именно благодаря этому выработалась дисциплина, ведь в таком возрасте очень тяжело себя контролировать, тем более что меня воспитывала одна мама – у меня нет отца. Я, конечно, слушал маму, но, сама понимаешь, она ведь женщина… Были периоды, когда я завязывал с боксом по тем или иным причинам, но потом я возвращался опять. Бокс очень тяжелый вид спорта. Одно дело, когда ты занимаешься ради собственного удовольствия, и совсем другое, когда ты готовишься к боям. И соревнования, и подготовка к ним особого здоровья не приносят. Но, тем не менее, я занимаюсь тем, что мне действительно нравится.

Карьеру боксера начал с любителей? Да, естественно, начинал в любителях, но в девятнадцать лет ушел в профессионалы. До этого попал в сборную России по юниорам - стал призером Чемпионата России. Но все равно я знал, что рано или поздно приду в профессионалы. Я дольше раскачиваюсь, мне нужно больше раундов - мне больше подходит профессиональный бокс.

Как получилось, что Лопес оказался левшой?

В этой ситуации виноваты все. Готовиться к двенадцатираундовому бою и в квадрате ринга узнать, что твой противник левша – как минимум плохо. Он мог просто сломать меня - травмировать, в конце концов. Изначально Лопеc был заявлен как правша, да еще и весьма небольшого роста. То есть полное расхождение информации. В результате выяснилось, что Рейнальдо левша, да еще и достаточно высокого роста. Мощный, бьющий. И для того чтобы перестроиться, нужно время, а соперник не дает. На высоком уровне так не делается, потому что вся подготовка была направлена на правшу, а с левшой мы даже в паре ни разу не стояли. Поэтому где-то я был просто не готов: то, что я хотел показать в ринге, то, что я задумал, наработал – все улетело, этого не было. По ходу боя, по крикам из угла приходилось что-то решать. И это в бою такого уровня! Были периоды, когда я задумывался: "Блин, он меня сейчас сломает, мне никак не приспособиться к нему". Левша, идет и бьет, бьет, бьет… Работа не клеилась абсолютно, а когда работа не клеится, опускаются руки и запросто можно слить бой. Было очень тяжело, но я понимал, что не могу "включить заднюю передачу". Даже если все было бы вообще безнадежно, а в этой ситуации все могло быть, я все равно держался бы до последнего. Мое самолюбие не позволило бы мне сдаться.

Рассечение в психологическом плане дало о себе знать?

Когда я в первый раз рассекся, а это было в Москве - я еще в юниорах выступал - мне стало страшно, и я сразу стал терять работу. Здесь, да, какая-то доля досады была, но я старался не обращать внимания, чтобы не потерять темп. Стоит только задуматься о рассечении и можно запросто напропускать, и все. Из-за рассечения мне было вдвойне… втройне тяжелее. Рассечка, конечно, меня сбила вначале, но потом уже не было другого выхода, как только смириться и работать. В углу мне хорошо помогли ребята. У Марата большой опыт, он умеет заклеивать брови, останавливать кровотечение.

Спец! Рассечение было такое, что у меня один глаз начал заплывать, а второй так затек кровью, что у меня Лопеc находился в не проходящей красной пелене. Я думал, ну сейчас проморгаю – пройдет. Не проходит… В перерыве между раундами, вроде, все сделали, но раунд начинается, Лопеc опять попадает в рассечение, и все заново. Я даже руку его отчетливо не видел - весь бой вел чисто интуитивно. Представляешь, один глаз не видит вообще, а другой – в красной пелене?! Ну и что мне делать, что? Встать в глухую защиту – он забьет меня просто, и судья остановит бой. Я изо всех сил старался показать, что мне все равно: пусть и пропускаю где-то, но меня это не волнует – я готов драться и дальше. В принципе, бровь более-менее держали. Ведь из-за такого рассечения вполне могли и бой остановить, но об этом думать нельзя, ведь сразу начинаешь торопиться и соответственно сбиваешься, пропускаешь. Я старался все делать спокойно, как говорили мне в углу.

А как проходила сама подготовка к бою?

Я очень доволен тем, что бой прошел в сентябре, потому что нам удалось съездить на сборы в Кронштадт: сборы всегда проходят в августе. Мы три недели были в Кронштадте, сначала работали над общей физической подготовкой, потом пошли спарринги и ОФП, потом перешли на основную подготовку.

А если говорить о психологическом состоянии перед боем?

Напрягало то, что перед боем с Лопеcом было очень много разговоров уже о чемпионском поединке. Для меня же было важным пройти этот бой, потому что я знал, что бой с Рейнальдо будет сложным, и шансы были пятьдесят на пятьдесят. Ведь в мировых десятках нет слабых соперников. Я был просто уверен, что бой с Лопеcом потребует от меня полной отдачи. Психологически я был готов, и благодаря этому я делал все что мог. Что-то не получалось, естественно, ведь мы нарабатывали одно, а приходилось делать совсем другое. Защита, удары – все совершенно другое. А Рейнальдо еще и бьет как копытом, у него очень мощный удар. Определенную роль сыграла и помощь команды, поддержка в углу, поддержка зрителей. Меня как-то это воодушевляло. Я думаю, что если бы я боксировал за границей, он бы меня мог просто сломать. А дома родные стены помогают. Хотя… хотя у меня перед боем были скверные мысли, они лезли в голову, но я их прогонял, прогонял, прогонял… Было слишком много разговоров вокруг, и пошло уже просто моральное перенапряжение.

В двенадцатом раунде рефери в ринге засчитал два нокдауна. На мой взгляд, первого нокдауна не было.

Мне тяжело об этом говорить, потому что двенадцатый раунд я не помню вообще. Когда мне после боя рассказывали, что я два раза был на полу, я говорил: "Да не может быть!". Мне сказали, что первый раз я поскользнулся, но я не помню ни первого, ни второго нокдауна. Бокс он такой… После окончания одиннадцатого раунда у меня появилась уверенность, я почувствовал, что Лопеc подломился, что его можно добить. Я решил поставить на карту все, пошел ва-банк, где-то пренебрегая защитой, и уже не слушал никого в углу. Я был готов отдать все за победу, и это сыграло со мной злую шутку. Видно я все-таки пропустил удар, потому что вообще не помню, что происходило в двенадцатом раунде. Если бы не мои эмоции, если бы я продолжил так же работать, то не было бы этих нокдаунов. Моральное напряжение дало о себе знать.

Как восстанавливаешься?

На самом деле удивительно, но у меня только глаза заплыли. Первые два дня я вообще на мир смотрел одним глазом.

Каковы были действия медиков?

Начнем с того, что без страховки тебя вообще не выпустят на бой. Раньше, может, этого и не было, но сейчас федерация профессионального бокса обязывает относиться к этому весьма серьезно - это ведь здоровье человека. До боя ты проходишь комиссии, смотрят общее состояние твоего здоровья, и если что-то не так, врач может вообще запретить выходить на ринг. Мне кажется, что это правильно. В моем случае, после боя, я сам пошел провериться, ведь был тяжелый бой, и нужно знать, что у тебя со здоровьем… Я прошел полное обследование, но это исходило от меня. Ведь никто кроме меня этим заниматься не будет.

На самом деле это несколько странно. По логике вещей это не только твоя забота.

У нас бокс пока еще не на таком уровне…

Дима, подозреваю, что опять задам вопрос, который высветит очередную проблему… допинг. Следят ли за вашим питанием?

Ну, у нас существует в обязательном порядке допинг-контроль. Приезжает независимая комиссия, которая берет допинг-пробу. Это обязательная процедура.

Хорошо, но помимо комиссии проводятся ли какие-то консультации в плане употребления тех же пищевых добавок? Ведь можно спокойно употреблять витамины и в результате не пройти контроль – подобные прецеденты уже были.

В этом у нас большой пробел. Подобных консультаций нет. По крайней мере, могу сказать о себе и Романе Кармазине.

То есть ты все подбираешь себе сам? Да, я сам где-то что-то рою, что-то ищу. Спортивное питание играет немаловажную роль, потому что при подобных нагрузках организм нужно как-то поддерживать. Почему у нас в тридцать лет уже старый спортсмен? Да потому, что органы работают на износ и ничем не поддерживаются. У нас эта сфера не отлажена. Приходится где-то самому суетиться, находить какие-то витамины.

То есть сегодня нашему российскому спортсмену "влететь" на допинге проще простого?

Да, с этим у нас проблемы.

К чемпионскому бою поедешь готовиться в Лос-Анджелес? (В следующем бою россиянину предстоит бороться за звание чемпиона мира. Кто будет противником Кириллова, станет ясно в сентябре, после добровольной защиты титула действующего чемпиона мира IBF никарагуанца Луиса Переса).

Да, на какой-то из этапов подготовки я хочу поехать вместе с Романом Кармазиным в Америку, в Лос-Анджелес. Мой потенциальный соперник Перес тренируется в том же зале, где тренируется и Рома, поэтому я даже не знаю, как у нас все будет происходить. Тренироваться вместе в одном зале не очень логично, но я думаю, что мы как-то этот вопрос решим.

Ну, в любом случае Роман с кассеткой тебе поможет.

Да, конечно.

Ты уже можешь что-то сказать о Луисе Пересе?

Луис сильный, бьющий боксер, с ним многие отказываются боксировать. Но Рома его видел в деле, сказал, что он медленный, что с ним можно работать и у него можно выиграть.

На бой с Лопеcом приезжала твоя жена…

Да, она все двенадцать раундов так кричала, что даже голос сорвала. Очень мне помогла и до боя, и после.

Ты жену, кстати, не научил парочке профессиональных ударов? Так, для самозащиты…

Нет, специально не учил. Она сама смотрит, учится. Интерес есть, естественно, но так чтобы глобально… Если говорить о профессиональном подходе, бокс - это не для женщин. Я не очень люблю женский бокс. Я видел женские бои, и у меня сложилось впечатление, что женщины очень жестокие в ринге. Они выходят и дерутся до последнего, не думая об усталости. Бьют тысячу ударов, и им не важно как они это делают, у них какая-то своя психология. По-своему это тоже интересно, но я не сторонник того, чтобы женщины дрались. Хотя я знаю женщин, занимающихся боксом, и в жизни они нормальные девчонки. Они просто любят бокс, общение, окружение – нашли свою тему. Что-то советовать и отговаривать просто бессмысленно - каждый сам выбирает, что ему нужно.

Если говорить о будущем, к кому бы ты хотел попасть из промоутеров?

На самом деле все зависит от условий. Я готов работать с тем же Кингом в том случае, если будут интересные для меня условия. При всех его недостатках и весьма скандальной репутации он делает чемпионов мира, он делает звезд! Да, у него репутация не очень честного и добропорядочного человека, но люди с ним так или иначе зарабатывают. Вообще я считаю, что выйти на уровень Дона Кинга - как вышел Рома Кармазин - это уровень! Дон Кинг был промоутером великого Мохаммеда Али, организовывал матчи, на которых мы учились в детстве. И то, что сейчас Роман подписал с ним контракт – событие великого масштаба. И если мне какие-то подобные предложения поступят, если будут разумные условия контракта, проработанные с адвокатом, я буду просто счастлив и горд, что со мной ведет переговоры промоутер такого уровня.

Что бы ты посоветовал тем ребятам, которые делают свои первые шаги, первые удары в ринге?

Везения и разума… и не только в спорте, но и в жизни. Нужно научиться понимать, где нужно разговаривать, а где лучше пройти молча. Это основное.

А что бы ты хотел видеть в России в плане развития профессионального бокса? Ведь вы, ребята, все недоработки и ошибки чувствуете, в буквальном смысле, на собственной шкурке?

Хотелось бы видеть больший профессионализм у людей, занимающихся профессиональным боксом. Чтобы они учитывали все мелочи, ведь результат складывается из самых незначительных мелочей. Чтобы самые незначительные, казалось бы, вопросы были проработаны на профессиональном уровне. Чтобы было отлажено все: переговоры, организация. Ведь где-то приходится самому об этом думать, хотя это не моя задача. А сейчас после этого боя я понимаю, что в чем-то есть и моя недоработка – что-то я должен перепроверить сам. Теперь я лишний раз сам полезу в тот же интернет и стану искать информацию о сопернике. Да, это не моя работа, но что делать? Поэтому хотелось бы пожелать, чтобы каждый относился к своей работе более профессионально.

Наталия Казанова. Фото автора