Новости партнеров

Марш, марш левой!

Мелкие леворадикальные организации намерены идти на власть единым Левым Фронтом

Мелкие леворадикальные организации окончательно и бесповоротно решили наступать на действующую власть единым Левым Фронтом. 9 октября в столице прошла учредительная конференция московской региональной
организации с соответствующим "заголовком".

В состав Левого фронта вошли, по сообщениям СМИ, порядка трех десятков различных объединений, названия которых, к счастью ли, к сожалению ли, в основном мало что говорят среднестатистическому жителю России. В основном это молодежь - Союз Коммунистической Молодежи (СКМ), движение "Вперед", Союз советской молодежи (ССМ). В "Левый фронт" вошел также "Авангард красной молодежи" (АКМ) и несколько других объединений, которые более на слуху. Одновременно в создании "Левого фронта", который британский ежедневник The Guardian характеризует как "объединение антиправительственных партий и молодежных организаций", участвуют и вполне "взрослые" политические силы - Российская коммунистическая партия (РКП-КПСС), Партия рабочего класса России. Не обошлось и без КПРФ. На самой конференции присутствовало 76 человек из 25 организаций, а к концу ноября планируется достичь общероссийского масштаба и создать 15-20 региональных отделений. Кроме того, на мероприятии были избраны 18 членов "Моссовета" - Московского Совета Левого фронта.

Значение этого события оценить трудно. Характерно, что политические оппоненты ЛФ, две оппозиционные партии, которых сознательно "не позвали" - "Родина" и НБП, отнеслись к новому проекту более чем спокойно, скорее даже положительно. Возможно, дело именно в том, что Левый фронт на самом деле - объединение далеко не новое, и привычно думать, что он не является реальной силой, а потому и реальной угрозой ни для тех, ни для других. Лидер "младородинцев" Сергей Шаргунов понадеялся, что левофронтовцы сумеют провести конкретные акции против их общих врагов, - и "это будет хорошо". Лимонов отреагировал на создание Левого Фронта весьма скептически, отметив, что слабо верит в "организации организаций", так как их создают лентяи, не способные планомерно вести своих подопечных (то есть свои собственные партии и объединения) к успеху, но заключил: "А пускай устраивают! В борьбе с этим режимом никто не лишний".

В борьбе против общего врага лишним действительно быть сложно, смущает другое - отсутствие у ЛФ единой внятной позитивной программы. Главная задача участников Левого Фронта - встать во главе революции, которая, по их мнению, непременно должна случиться в ближайшее время. "В России сильны протестные настроения, и если левые партии сумеют их направить в нужное русло, то переход к социализму станет неизбежным", - уверен один из лидеров объединения Алексей Пригарин. Однако единого видения будущего социалистического государства у "левофронтовцев" нет.

"Фронтовики"

В настоящее время уже известны имена тех 18 человек, которые должны как-то координировать действия Московского Левого Фронта. Это:

Борис Кагарлицкий, глава Института проблем глобализации, журналист, публицист, автор восьми книг, постоянный автор "Новой газеты", в конце 1970-х сидел за участие в самиздатовских журналах;

Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета России, философ и общественный деятель, идеолог политического ислама, активный участник радикальной оппозиции сперва ельцинскому, потом путинскому режиму;

Илья Пономарев, член КПРФ и Совета национальной стратегии, создатель Антиолигархического клуба, которого журналисты нередко называли лидером Молодежного Левого Фронта;

Константин Бакулев, замдиректора Института проблем глобализации, член рабочей группы по созданию Левого фронта;

Орхан Джемаль, бывший заведующий отделом политики "Новой газеты", сейчас редактор отдела политики газеты "Версия";

Алексей Пригарин, первый секретарь РКП-КПСС;

Алексей Неживой, редактор информпортала Левый.ру, активист СКМ РФ;

Василий Колташов, один из лидеров левого крыла СКМ;

Дарья Митина, второй секретарь ЦК РКСМ;

Артем Буслаев, представляющий Московскую организацию РКСМ(б);

Александр Бузгалин, координатор общероссийского общественного движения "Альтернативы", заместитель председателя Всероссийского движения "Образование для всех", доктор экономических наук, профессор МГУ;

Денис Тихоцкий, представитель "Революционной рабочей партии", координатор летнего лагеря имени Че Гевары Молодежного Левого Фронта в 2005 году;

Карин Клеман, директор Института Коллективного Действия, гражданка Франции (возможно, бывшая), журналистка, жена Олега Шеина;

Некие Белов, Разина и Сахнин - предположительно, Светлана Разина, председатель профсоюза работников Московского метрополитена, член исполнительного комитета Всероссийской конфедерации труда; Дмитрий Белов, представляющий НРО СКМ; и активист "зеленого" движения Алексей Сахнин, а также Галкин и Тихоцкий.

Насколько много общего у этих людей, понять, прямо скажем, нелегко. Однако и в бытность Левого Фронта "Молодежным" с ним тоже все было более чем туманно, из-за чего, судя по всему, объединение и попытались реорганизовать. Прежний фронт, кстати, пусть и не слишком широко, но прославился не теорией, а исключительно конкретными акциями, среди которых, в частности, пальба по Кремлю с борта "крейера" "Аврора" и прогулка в саванах по Тверскому бульвару.

Акции

Одна из самых громких акций - "Долой царь-Путина!" - была проведена Молодежным левым фронтом 7 мая 2004 года, в день инаугурации президента. Именно тогда активисты прошли от Никитских ворот до Тверского бульвара в саванах с надписями: "Я голосовал за Путина и погиб в Чечне", "Я голосовал за Путина и сгорел в метро", "Я голосовал за Путина, и у меня отключили электричество", "Я голосовал за Путина, и мне не платят зарплату", "Я голосовал за Путина, и меня замочили в сортире", "Я голосовал за Путина и остался без работы". Таким образом "фронтовики" высказали свое отношение к "общенародной поддержке" президента. Лозунги, которые скандировали "новые левые" (так они сами себя нередко называют) были еще жестче: "Хороший Путин - мертвый Путин!", "Россия без Путина", "Долой путинскую монархию!", "Путин не герой - Путин геморрой!", "Путин, fuck off!", а также "Ленин, партия, комсомол", "Наша родина - СССР". Закончилась акция, названная организаторами митингом-флэшмобом, как и следовало ожидать, тем, что несколько ее активистов были задержаны милицией.

Ранее, в 2003 году, левофронтовцы решили как следует отметить другой общенародный праздник, 7 ноября. Тогда был зафрахтован и стилизован под крейсер "Аврора" мирный речной трамвайчик. На нем МЛФ-овцы подошли к стенам Кремля и сделали два (холостых, к счастью) выстрела. Эта акция получила несколько меньшую известность, хотя "новые левые" искренне надеялись на сюжет по телеканалу "Россия" - была уже даже договоренность с сотрудниками Евгения Ревенко. Однако замдиректора информационных программ телеканала "Россия" решил посоветоваться с председателем ВГТРК Олегом Добродеевым, а тот, в свою очередь, - с заместителем главы президентской администрации Владиславом Сурковым. В итоге на голубых экранах, как обычно в этот день, воцарился Геннадий Зюганов при параде.

Примерно через год, в июне 2004 года, МЛФ попытался подойти к СМИ с другого бока и горячо призывал к сотрудничеству тогда уже бывшего ведущего НТВ Леонида Парфенова, который в программе "Намедни" неоднократно делал сюжеты о движении. "Молодежный Левый Фронт сообщает о готовности принять в свои ряды и трудоустроить в медийных структурах МЛФ весь коллектив "Намедни" во главе с Парфеновым. При этом речь идет о работе на общественных началах. Молодежный левый фронт занимается организацией различных протестных мероприятий, выражающихся в форме митингов и так называемых "флэшмобов" — театрализованных уличных акций", - заявлял тогдашний сотрудник пресс-службы Олег Бондаренко.

Несмотря на то, что Парфенов не принял участия в организации МЛФ-овских флэшмобов, акции успешно продолжились. За сезон "весна-лето 2004" "новые левые" успели, в частности, устроить демонстрацию "Против войн в Ираке, Чечне и Палестине", акцию за бесплатный проезд в городском транспорте, серию митингов и голодовку против принятия закона 122 (о монетизации льгот).

Одной из последних сравнительно громких акций "фронтовиков" стал пикет против произвола в следственных органах, проведенный в Москве в конце августа 2005 года. По словам Алексея Неживого, речь шла о серийных пытках, - он и его единомышленники потребовали уволить преступников со службы и провести расследование. Первоначально левофронтовцы намеревались провести пикет напротив здания Следственного комитета МВД в Газетном переулке, но власти им этого не разрешили. Более того, в "неофициальных беседах" предупредили о серьезных последствиях в случае проведения несанкционированного театрального действа именно там - и запрудили переулок сотрудниками правоохранительных органов и спецтехникой. Так что пикетчикам пришлось устроиться на Калужской площади. "Капитан А. Никитичкин, майор С.Автюхов, Московская область, пытают тисками", "Еленбаев и Лебедев — палачи из ФСБ г. Подольска – истязают секс-насилием", "А. Мадьяров, Набережные Челны, — палач из МВД, пытает на дыбе", "Палачей — к суду!", "Политзаключенным — свободу!", - гласили плакаты.

Однако больше всего Молодежный Левый Фронт известен благодаря серии ежегодных акций "Антикапитализм", первая из которых прошла в 2001 году. Фактически именно там, на марше, и родилась коалиция, теперь оформившаяся в "Левый фронт". Именно в ходе этих акций начал складываться союз левых молодежных организаций - СКМ, АКМ, РКСМ(б) и Социалистического Сопротивления.

Еще немного истории

Вскоре после парламентских выборов 2003 года два видных деятеля Союза Коммунистической Молодежи (СКМ РФ, молодежной организации при КПРФ) - Андрей Карелин и Алексей Неживой - предложили из участников маршей "Антикапитализм" создать Молодежный левый фронт: "зафиксировать принципы взаимодействия, сделать публичным процесс принятия решений, согласовать общую идеологическую платформу". В итоге в январе 2004 года появилось два документа довольно туманного содержания - "Об организационных принципах создания МЛФ" и "Политические тезисы МЛФ". "Новые левые" провозгласили себя марксистами, стремящимися к построению социалистического общества. В качестве основных лозунгов, которые до настоящего момента остались теми же, были заявлены необходимость установления общественной собственности на средства производства, борьба за демократические и трудовые права, искоренение фашизма и расизма.

Илья Пономарев считает, что идея создания МЛФ появилась именно в это время, в 2003 году, по нескольким причинам. Во-первых, итоги декабрьских выборов показали кризис левой оппозиции, и "всем активистам" была очевидна необходимость нового демократического левого проекта. Во-вторых, чтобы вызвать интерес со стороны СМИ, махнувших на левых рукой, требовался свежий "бренд". В-третьих, как выразился - в стилистике Дугина - Пономарев, "свежая кровь" очень нужна была КПРФ - "причем такая, успехами которой всегда можно было бы воспользоваться, а от поражений – откреститься". Наконец, если верить Пономареву, к этому моменту между "организациями-основателями" больше не было никаких заметных противоречий.

Тем не менее уже летом 2004 года в Молодежном левом фронте начали обостряться внутренние проблемы. Неясность структуры организации позволяла отдельным лицам делать заявления от имени всех "фронтовиков". В недрах объединения активизировались споры о степени "левизны", которой надлежит придерживаться. Кроме того, в регионах различные организации, входящие в состав МЛФ, никак не могли найти общего языка.

В частности, в это время было принято решение о выходе из Молодежного левого фронта одной из частей расколовшегося в 2003 году АКМ - АКМ Трудовой России под руководством Марии Донченко. Одновременно РКСМ(б) инициировала бурную дискуссию вокруг "Фронта". Во многом благодаря МЛФ в 2004 году в этой организации сложился альянс "красных путинцев" и левых радикалов, который стал выступать резко против "фронтовиков", обвиняя их в "попытке подмять под себя молодежное левое движение", в "заговоре с олигархами", в "пиаре Пономарева" и, наконец, в "беспринципной попытке объединить левых и правых".

К маю 2005-го утомленный внутриорганизационными дрязгами Оргкомитет решил создать сугубо Московский МЛФ, а инициативу создания местных "Фронтов" отдать на откуп региональным организациям. По сообщениям КПРФ, учредительная конференция Молодежного Левого Фронта Москвы состоялась 11 июня в помещении Московского городского комитета партии. Почти сразу же начались разговоры о том, что объединение надо сделать "взрослым" - убрать из названия лишнее слово, несколько снижающее статус "фронтовиков". 19 июня в Москве прошло первое заседание инициативной группы по созданию Левого Фронта. Участники заседали в зале, украшенном лозунгами 1917 года: "Земля - крестьянам!", "Фабрики - рабочим!", "Вся власть - Советам!". Они провозгласили самоорганизацию народа для защиты своих интересов единственной действенной формой борьбы с режимом, прослушали песню "Вставай, страна огромная" в рок-обработке и наметили на осень Учредительную конференция Московского Левого фронта.

Враги

Как уже говорилось выше, у объединения никогда не было (и ничто не указывает на ее появление теперь) внятной и цельной позитивной программы. Участников Левого Фронта объединили конкретные акции, направленные против конкретных врагов. Хотя и в этом пункте внутри коалиции были разногласия. Естественно, враги номер один и два - Владимир Путин и его режим, а номера три и четыре, как ни странно, - "Родина" во главе с Рогозиным (а также его молодая партийная поросль) и НБП. "Родинцы" вызывают у "фронтовиков" антипатию как кремлевское детище, нацболы - как организация с фашистским оттенком. Однако обычно "новые левые" высказывались в адрес двух последних не слишком жестко.

И вот буквально на днях, 11 октября, Левый Фронт обозначил своего нового врага, пообещав уничтожить Лигу Объединенной Молодежи, созданную молодыми "родинцами" 26 сентября. "Мы объявляем войну ЛОМу и будем вести ее до полного уничтожения этого проекта", - заявил Алексей Неживой. Как рассказал Андрей Карелин, секретарь ЦК СКМРФ, "у ЛОМа нет ни устава, ни организационной структуры, а есть лишь желание объединиться со стороны некоторых представителей "Родины", "Обороны" и НБП". Он напомнил, что еще в августе Олег Бондаренко заявлял, будто НБП, АКМ и СКМРФ намерены объединиться с организацией "За Родину!" и войти в ЛОМ. Но ни одна из названных организаций до сих пор не подтвердила свое участие в этом проекте. Затем "родинцы" предложили "сотрудничество" членам "Обороны", но и те присоединяться к ЛОМу отказались. Наконец, 26 сентября "родинцы" заявили, что соглашение о вступлении в ЛОМ подписали представители "Обороны", АКМ, СКМРФ и главный редактор газеты НБП "Лимонка", однако уже на следующий день пошли опровержения. "Например, Лимонов сказал, что главный редактор газеты не имел права подписывать это соглашение, и Лев Яшин, возглавляющий "Оборону", заявил, что люди, подписавшие соглашение от этого объединения, не имели такого права", - подчеркнул Карелин.

Признаться, угрозы в адрес ЛОМа пугают. Представляется едва ли не символичным, что одно объединение без внятного устава и структуры объявляет войну другому такому же, - здесь уже попахивает войной всех против всех. Впрочем, воевать и протестовать - главная и единственная задача Левого Фронта. Как показывает опыт последних нескольких лет, его участники могут собраться и организоваться только "против" чего-то или кого-то.

Любопытно, что на сайте КПРФ был проведен опрос на тему "Кто и для борьбы за что создал Левый фронт"? 25 процентов опрошенных решили "Кагарлицкий и ИПРОГ. За интересы трудящихся", еще столько же - "Левые. За интересы левых" и 50 процентов - "Иное". Имевшиеся также варианты ответов: "Социалисты. За социализм", "Левые. За объединение левых" и "Левые. Против коммунистов", - набрали ноль процентов голосов, что и неудивительно - к 21:10 11 октября в опросе приняли участие всего четыре человека.

Еще летом, оценивая текущее состояние на российском политическом левом фланге, глава Института проблем глобализации и один из видных членов Левого Фронта Борис Кагарлицкий цитировал Мао Цзэдуна и отмечал: "Положение наше ужасное, перспективы самые радостные". С первым тезисом и сейчас, с оговорками, согласиться несложно, со вторым - пока труднее, потому что перспектив этих, как и программы, попросту не видно.

Вероника Голицына