Новости партнеров

Ни шагу назад (версия Госдумы)

Депутаты пятый год не могут ввести уголовное наказание за отступление во время войны

16 декабря депутат Госдумы Николай Безбородов заявил, что еще до конца 2005 года нижняя палата парламента рассмотрит один из самых интересных законопроектов в области военного права - "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации". Этот документ своим содержанием отдаленно напоминает приказ Народного комиссара обороны Союза ССР №227 от 28 июля 1942 года, известный больше как "Ни шагу назад". Его авторы хотят ввести в Уголовный кодекс наказания за неоправданное отступление во время войны, а также за сдачу в плен по трусости и мародерство.

Документ, о котором заявил Безбородов, предусматривает введение уголовной ответственности за действия военнослужащих в военное время. Депутат утверждает, что эти поправки поддержали и правительство, и Военная коллегия Верховного суда и поэтому можно рассчитывать на его принятие в недалеком будущем. Заявление депутата, опубликованное в "Новых Известиях", по меньшей мере странно. Дело в том, что этот проект до первого чтения пока так и не дошел. Да и не мог дойти, так как его содержание противоречит российскому законодательству - Правовое управление не дало на него положительного заключения.

Что касается поддержки правительства и Военной коллегии Верховного суда, то она может быть только моральной - согласно паспорту законопроекта, для принятия этого закона "необходимость наличия заключения правительства Российской Федерации не требуется". Правительство все-таки высказало свое мнение об этом документе, правда, в форме замечаний. С их учетом и была создана последняя его редакция, поступившая в комитет Госдумы по обороне 1 ноября.

Как отмечается в тексте последней редакции законопроекта, он направлен на совершенствование норм военно-уголовного законодательства, применяемых в мирное время, а также на установление ответственности за преступления против военной службы, совершаемые в военное время или боевой обстановке. На самом деле к большинству статей XI раздела УК "Преступления против военной службы" предлагается добавить пункт "то же деяние, совершенное в военное время или в боевой обстановке". И этот пункт будет предусматривать ужесточение наказания (правда, все-таки не до смертной казни). Появятся в УК и новые статьи, предусматривающие наказание за мародерство (хищение имущества убитых и раненых на поле боя), преступления в плену (издевательства над товарищами, добровольная работа на военных заводах), добровольная сдача в плен по трусости, беспричинная сдача или оставление противнику средств ведения войны, утрата документов, содержащих военную тайну, симуляция болезни в военное время с целью освобождения от военной службы и другие.

Причиной, по которой в Уголовный кодекс необходимо ввести эти статьи, по мнению авторов поправок, является положение Военной доктрины Российской Федерации, согласно которому в современных условиях "сохраняется, а в отдельных направлениях усиливаются потенциальные внешние и внутренние угрозы военной безопасности Российской Федерации и ее союзников". Другими словами, Госдума готовит Уголовный кодекс к войне.

Согласно существующему законодательству, уголовная ответственность за преступления, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством военного времени. Другими словами, во время войны действуют указы правительства и президента. При этом, как отмечается в Пояснительной записке к законопроекту, "эта норма имеет противоречивый характер".

Дело в том, что, согласно законодательству, в военное время любой закон, приказ или другой документ правительства или президента, предусматривающий уголовную ответственность, автоматически вносится в УК. А раз так, то нужно этот кодекс изменить заранее, не дожидаясь, пока начнется война и в горячке не начнут вводить "драконовские" нормы.

На самом деле это благороднейшая идея. Никому не известно, кто будет править Россией лет через двадцать и не прикажет ли этот президент в случае начала войны расстреливать сограждан за каждый украденный колосок. Все новые "военные" нормы, отраженные в законопроекте, предусматривают сравнительно мягкое наказание - расстрел не упоминается ни разу.

Однако, желая застраховать страну от военной тирании, депутаты создают настоящий юридический хаос.

Дело в том, что в этом документе слишком много размытых формулировок, а также неоформленных законодательством определений. Все они отражены в Заключении Правового управления Госдумы. Приведем несколько примеров.

Статья 3526, часть 1 (в новой редакции) гласит: Добровольное участие военнослужащего, находящегося в плену, в работах, имеющих военное значение, или в других мероприятиях, заведомо могущих причинить ущерб интересам Российской Федерации или союзным с ним государствам, при отсутствии признаков государственной измены наказывается лишением свободы на срок до семи лет.

Возникает резонный вопрос, как доказать, добровольно ли согласился военнопленный работать на военном заводе, или его вынудили это сделать? А если альтернативой для него была голодная смерть или другие невыносимые условия содержания? Тем более, что использовать военнопленных на военном производстве запрещает 50 статья Женевской конвенции. Нужно ли дублировать этот документ карательными нормами УК?

Статья 3525, часть 1. Сдача противнику командиром (начальником) вверенных ему военных сил, а равно не вызывавшееся боевой обстановкой оставление противнику укреплений, боевой техники и других средств ведения войны, если указанные действия совершены не в целях способствования врагу, наказываются лишением свободы на срок от трех до двенадцати лет. Однако как оценить боевую обстановку и причины быстрого отступления, если нет незаинтересованных свидетелей, авторы законопроекта не говорят.

Таких противоречий в документе много. "В новой редакции главы 33 предлагается дополнить кодекс таким квалифицирующим признаком, как совершение преступления "в боевой обстановке", "на поле сражения", "во время боя". При этом определений этих понятий в проекте не содержится, что создаст затруднения у правоприменителя при квалификации преступлений против военной службы", - говорится в заключении Правового управления.

На самом деле определить эти понятия - задача крайне важная и вне контекста этого законопроекта. Они имеют отношение к выплатам компенсаций, пенсий, исчислению выслуги лет военнослужащих. Их необходимо определить и внести в закон "Об обороне". Тогда можно будет заниматься и поправками в Уголовный кодекс. Однако вместо этого депутаты с завидным усердием в течение нескольких лет проталкивают законопроект, составленный настолько безграмотно, что его не допускают даже до первого чтения.

Возможно, все дело в том, что его начали разрабатывать еще 10 лет назад. В заключении Правового управления на первую редакцию законопроекта от 1 ноября 2001 года говорилось, что еще во времена разработки Уголовного кодекса (1995-1996 годы) управление "обращало внимание на недопустимость декриминализации значительного числа воинских преступлений (мародерство, насилие над населением в районе военных действий, дурное обращение с военнопленными и т.д.)".

То есть нормы, которые депутаты внесли в законопроект, разрабатывались еще по "горячим следам" первой чеченской войны (в первой редакции, кстати, предусматривалась смертная казнь). Что ж, возможно, этим объясняется спешка в разработке текста поправок. Тогда на территории России шла настоящая война со всеми сопутствующими ей преступлениями и нарушениями. Тогда в том, что на отдельной территории России может быть введено военное положение, мало кто сомневался, и законодатели, готовясь к нему, явно торопились.

Однако с тех пор прошло уже более четырех лет. Война постепенно утихла. Теперь вероятность введения военного положения гораздо меньше, чем в 2001 году. 1 декабря начальник Генштаба Юрий Балуевский заявил: "Я не вижу вероятного противника в лице конкретного государства. Мы давно перестали готовиться к масштабным ядерным и обычным войнам". Так почему же депутаты продолжают работать над явно нежизнеспособным текстом, заставляя Правительство и Верховный суд отзывать его на доработку?

Еще после первого правового заключения было ясно, чем нужно заниматься. Не продолжать попытки доработать систему наказаний для предателей, мародеров, трусов и дерезтиров, а определить, наконец, такие понятия как "война", "боевые действия", "поле боя" и так далее. 8 декабря 2005 года авторы опять получили отрицательное заключение Правового управления. Неужели и теперь они станут править старый текст, переполненный неясными утверждениями и понятиями, вместо того, чтобы ввести в российское законодательство столь необходимые ему определения?

Павел Аксенов

Наука и техника00:01Сегодня
Брайан Уонсинк

Сплошное наедалово

Он годами учил людей правильно питаться. Его обман раскрыли слишком поздно
Наука и техника00:0415 сентября

Последний крестцовый поход

Самая сексуальная героиня видеоигр снова спасает мир: Shadow of the Tomb Raider
Наука и техника00:0220 сентября

Еще полетаем

Почему Америка уступила России и пустила к себе самолеты-разведчики