Всем бороться!

Общественная палата предложила 49 способов борьбы с экстремизмом

В пятницу 14 апреля Общественная палата на втором пленарном заседании (фактически первом рабочем, так как на предыдущем избирали руководящий состав комиссии) приняла документ под названием "Рекомендации о противодействии нетерпимости и экстремизму в российском обществе". Документ составлен Комиссией Общественной палаты по вопросам толерантности и свободы совести во главе с Валерием Тишковым, директором Института этнологии и антропологии РАН.

Текст "Рекомендаций" еще до официальной публикации оказался в распоряжении газеты "Коммерсант".

Документ можно условно разделить на две части: "Кто виноват?" (анализ существующей ситуации с эскалацией нетерпимости в российском обществе) и "Что делать?" (собственно рекомендации).

Кто виноват

Коротко говоря, виноваты все, всё общество.

Основными носителями идей экстремизма на национальной и религиозной почве называются молодежные группировки. Это положение можно признать верным лишь отчасти, поскольку основные идеологи многочисленных националистических движений - люди, как правило, вполне зрелые, многие из которых состояли еще в обществе "Память", а иные и вовсе заседают ныне в Государственной Думе. Молодые люди, в особенности из неблагополучной социальной среды, более других граждан подвержены влиянию их идей и наиболее активно проводят их в жизнь, избивая и убивая как иностранцев, так и российских граждан "не той" национальности, а также тех, кто старается их защитить.

Особо в документе отмечается, что радикальные организации "готовы начать политический террор". Тот факт, что различные экстремистские организации, преимущественно фашистского и неонацистского толка, стремятся в политику, что националистическая идеология становится все более серьезным фактором политической жизни России, отмечено уже давно, в частности, на примере того же предвыборного агитационного ролика "Родины" с арбузными корками.

Национализм пытается подменить собой патриотизм, констатирует Общественная палата. И в этом, собственно говоря, заключается как социальная, так и политическая его опасность: национализм в крайних формах перестает быть постыдным, это создает бритоголовым своего рода алиби ("Народ на моей стороне!") и условия для их прихода к власти.

В этой ситуации пресечь распространение идей нетерпимости могли бы жесткие действия правоохранительной системы. Однако она, по мнению составителей документа, "не готова адекватно реагировать на всплеск экстремизма" и "создает у националистов ощущение безнаказанности".

Уж сколько раз твердили миру о некомпетентности милиционеров, прокуроров и судей, о том, что законы у нас хорошие, но правоприменительная практика слаба, и, конечно, о сакраментальном "отсутствии политической воли". Приводились разные объяснения: что правоохранители просто недостаточно "подкованы" в знании экстремистских идеологий, чтобы правильно их определять; что они просто не хотят "портить статистику" (и в этом их покрывают местные власти, которым эта самая "статистика" может испортить рейтинг и/или отношение к ним вышестоящего начальства); что распространение экстремистских идей выгодно определенным политическим силам, чтобы на националистической волне (или, как вариант, на волне борьбы с фашизмом) прийти к власти (как вариант, сохранить власть).

По данным опроса, проведенного "Левада-центром" в 2005 году, уровень ксенофобских настроений среди работников правоохранительных органов - самый высокий среди всех социальных групп в России. И случай, когда милиционер, прибывший на место избиения Заура Тутова, одобрил действия нападавших, выкрикивавших националистические лозунги, отнюдь не является единичным.

Наконец, часть ответственности за разжигание межнациональной вражды в российском обществе Общественная палата возлагает на средства массовой информации, у которых нет "этического кодекса", на основании которого они могли бы освещать этнокультурные вопросы, религиозные темы и конфликты.

Что касается собственно российской власти, прямую ответственность за нагнетание межнациональной напряженности Общественная палата с нее снимает. Составители "Рекомендаций" заявляют, что открытой дискриминации этнических и религиозных меньшинств в России нет. Действительно, то, что российский народ является многонациональным, особо подчеркнуто даже в Конституции.

Впрочем, в 2003 году появился законопроект "Об основах государственной национальной политики", который многие национальные меньшинства (в том числе крупнейшее - татарское) сочли попыткой ущемить их права и самобытность, законодательно закрепив доминирование в России русского народа. Споры вокруг законопроекта до сих пор продолжаются, то стихая, то разгораясь с новой силой.

Составители "Рекомендаций" оговариваются, что "неблагоприятная социально-экономическая обстановка" в сочетании с "плохим управлением" могут косвенно способствовать конфликтам на национальной почве. То есть когда человеку жить плохо, он начинает искать виноватых и в многонациональной стране находит их в лице "инородцев", и определенная доля ответственности лежит в том числе на власти.

Еще один болезненный вопрос затронул в своем выступлении перед Общественной палатой митрополит Калужский и Боровской, председатель Комиссии Общественной палаты по вопросам сохранения культурного и духовного наследия. По его мнению, различные общественные институты, включая СМИ, заостряя внимание на уличном терроре против иностранцев, при этом уделяют недостаточно внимания и негодования таким случаям, как избиение православного семинариста. Это точно такой же фашизм, как и убийство сенегальского студента, убежден священнослужитель.

Что делать

Собственно говоря, Общественная палата предлагает пойти по тому же пути, который ранее предложил Русский народный собор в своей Декларации о правах и достоинстве человека: противопоставлять ксенофобии и нетерпимости не столько закон (который, конечно, является необходимым, но не достаточным средством), сколько этические нормы. То есть фашизм можно победить только нравственностью.

С этим посылом трудно поспорить. Однако предлагаемые средства представляются весьма сомнительными.

Предлагается, в частности, "разработать и принять новые правовые акты в сферах этнокультурной и миграционной политики, противодействия экстремизму". Однако поможет ли очередное обновление законодательства преодолеть нежелание прокуроров возбуждать уголовные дела по той же 282-й статье Уголовного кодекса (разжигание межнациональной розни) и судей - выносить приговоры по этой статье?

Предлагается создать общероссийский телеканал для вещания на языках народов России. Валерий Тишков сам довел эту свою идею до логического абсурда, заявив, что это должен быть телеканал, на котором говорят полчаса по-татарски, потом полчаса по-башкирски и так далее. Во-первых, трудно себе представить, кто будет смотреть этот канал, а во-вторых, нет никакой гарантии, что если, например, по-калмыцки на этом канале будут говорить, скажем, с 18:30 до 19:00, а по-бурятски - с двух до половины третьего пополуночи, то буряты не обидятся на калмыков, а также на редакцию канала.

И это не говоря о том, что на деньги налогоплательщиков уже существует один "ведомственный" телеканал - "Звезда".

Павел Гусев, председатель Комиссии Общественной палаты по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации, главный редактор
Павел Гусев, председатель Комиссии Общественной палаты по коммуникациям, информационной политике и свободе слова в средствах массовой информации, главный редактор "МК", предложил журналистам договориться не допускать в эфир и на страницы печатных СМИ тех,

Еще предлагается "совместно с учеными-специалистами разработать этический кодекс журналиста, освещающего этнокультурные вопросы, религиозные темы и конфликты". То есть в очередной раз научить журналистов настоящей независимости, ответственности и свободе слова. Законы, регламентирующие права и обязанности журналистов, в том числе запрещающие использовать СМИ для пропаганды экстремистских взглядов, существуют, но целый ряд СМИ, вопреки этим законам, продолжает распространять откровенно нацистские идеи. Если "кодекс" предполагается адресовать законопослушным журналистам, не занимающимся распространением фашизма, то зачем он им? А если тем, кто распространением фашизма занимается - то, может быть, их лучше все-таки предать суду, а не рассмешить очередным сводом заповедей и нравственных правил?

Наконец, предлагается "устранять из учебников этноцентристские версии истории и культуры, а также националистические взгляды", и
"проводить аттестацию преподавателей в школах и вузах на предмет их убеждений в вопросах межэтнического диалога".

То, что составители документа называют "этноцентристские версии истории и культуры", есть фактически унитарная система преподавания истории, несовместимая с подлинным федерализмом. "Унитарность" нашей истории в полной мере выразилась во фразе советского гимна про "республики свободные", которые "сплотила навеки великая Русь". В соответствии с этой концепцией, история многонациональной России, в которой живет больше ста различных наций и народностей, есть история одного народа, постепенного расширения его ареала и поглощения политических образований, созданных другими народами (будь то развитое в политическом отношении Казанское ханство или родовые общины восточносибирских кочевников).

Это традиция не одной лишь системы образования, а, собственно говоря, всей интеллектуальной жизни России. Система образования вольно или невольно культивирует представление о "дикости" и "недоразвитости" этих народов, для которых покорение их Россией было благом. Это подсказывает столь "легкое" объяснение этнической преступности и ситуации на Северном Кавказе: дескать, у "них" ведь в крови неприятие порядка и неподчинение власти.

Однако, как справедливо заметил министр образования Андрей Фурсенко, переделать учебники истории - дело очень трудное. Университетские профессора в большинстве своем признают, что ни одного "приличного" учебника по истории России создать пока не удалось. Учебник - это ведь, собственно говоря, высшая концептуализация истории. А для новой концептуализации требуется как минимум переосмысление. Переосмысление же истории России как русскими, так и другими народами России, причем и учеными, и "простыми смертными", происходит весьма небыстро.

Переписать учебники, конечно, можно. Можно даже устранить из них бросающийся в глаза этноцентризм. Но чтобы устранить то неочевидное, что, собственно говоря, в значительной степени способствует развитию "великорусского шовинизма", этого едва ли достаточно.

Что же касается аттестации преподавателей в школах и вузах, то довольно трудно представить себе, как она должна быть организована, чтобы не превратиться в институт отбора по признаку благонадежности и благонамеренности. А до чего доводит работа таких институтов, тем более в нашей стране, слишком хорошо известно.

Судя по уже отмеченному принципиальному совпадению в подходах Общественной палаты и Русского народного собора к борьбе с нетерпимостью и экстремизмом, "генеральная линия" этой борьбы властвующей элитой уже выработана: повышать нравственность и, что называется, "учить Родину любить", только любить правильно, без крайностей и излишеств.

В известном анекдоте водопроводчик, оправдывая свое нежелание чинить кран, говорил: "Систему менять надо".

Менять ее, конечно, надо. Но необходимости чинить кран это все равно не отменяет.

Иван Грушин