Новости партнеров

Хитрая "Роснефть"

Компании Сергея Богданчикова достанется контроль над "Удмуртнефтью"

В преддверии IPO "Роснефть" поглотила еще одно крупное добывающее предприятие. Жертвой госкомпании в это раз выступила "Удмуртнефть", добровольно выставленная на аукцион компанией ТНК-ВР. Менеджеры "Роснефти" снова удивили российский бизнес - компания не заплатит за "Удмуртнефть" ни копейки.

Вернее заплатит, но не скоро. Когда уляжется шумиха вокруг IPO компании, акции ее будут спокойно торговаться на бирже, а государство получит за них миллиарды долларов.

Дело в том, что в интересах "Роснефти" "Удмуртнефть" купила китайская Sinopec. Как только ТНК-ВР объявила, что покупателем выступила именно эта компания, "Роснефть" распространила пресс-релиз, в котором говорилось, что контрольный пакет акций "Удмуртнефти", согласно специальному соглашению с Sinopec, достанется российской госкомпании. Чтобы понять, в чем особенность такой схемы и для чего ТНК-ВР рассталась с крупным активом, обеспечивавшим 8 процентов добычи гиганта, необходимо заглянуть в недавнее прошлое.

На примере "Байкалфинансгруп"

30 декабря 2004 года, когда крупнейший актив "ЮКОСа" "Юганскнефтегаз" приобрела загадочная "Байкалфинансгруп", эксперты гадали, кто стоит за этой компанией, зарегистрированной в Твери. Вскоре выяснилось, что это именно "Роснефть", которая сначала позволила "Байкалфинансгруп" приобрести "Юганск", а потом сама выкупила компанию за смехотворные 10 тысяч рублей. Теперь Сергей Богданчиков со своими менеджерами также выступили через фирму-посредника. Только на этот раз ей оказалась не загадочная рюмочная, а одна из крупнейших китайских нефтяных компаний.

ТНК-ВР заявила о намерении продать часть своих добывающих активов в европейской части России для того, чтобы сосредоточиться на разработке месторождений в Западной Сибири, в конце 2005 года. До "Удмуртнефти" она реализовала сравнительно небольшой "Саратовнефтегаз" - он достался агрессивной "Русснефти" Михаила Гуцериева за 600 миллионов долларов.

На продажу "Удмуртнефть" собрались компании покрупнее. Состязаться было за что - предприятие находится в рабочем состоянии, ежегодная добыча на нем составляет 5,8 миллиона тонн нефти, что почти в 4 раза больше, чем на том же "Саратовнефтегазе", а доказанные запасы превышают 78 миллионов тонн нефти. В условиях современного российского бизнеса, когда все нефтяные активы уже поделены между крупными компаниями и продавать их никто не собирается, тендер на "Удмуртнефть" выглядел очень привлекательным как для покупателей, так и для ТНК-ВР, которая могла продать актив втридорога.

Чтобы извлечь наибольшую выгоду, российско-британская компания устроила аукцион, предложив всем крупным игрокам назвать приемлемую для них цену. Откликнулись более десяти компаний. Среди них была и "Газпром нефть" (бывшая "Сибнефть"), которая намерена в ближайшие годы увеличить добычу на своих предприятиях в несколько раз. Традиционно к нефтяным активам проявили интерес китайские и индийские компании, ищущие выхода на российский добывающий рынок. Индийская ONGC (Oil and Natural Gas Corporation) сформировала консорциум с "Итерой", а китайская Sinopec поначалу выступила отдельно.

Нефтяные эксперты были удивлены тем, что не подала заявку "Роснефть", активно скупающая активы в России. Это объяснилось намного позднее - в июне оказалось, что в мае российская компания подписала с Sinopec соглашение, согласно которому "Роснефть" выкупит у нее 51 процент акций "Удмуртнефти". Слухи о таком соглашении просочились в прессу, но официального подтверждения не получили.

Победители и проигравшие

В итоге именно консорциуму "Роснефть - Sinopec" и достался актив ТНК-ВР. За день до оглашения результатов сделки глава "Газпром нефти" Александр Рязанов, видимо, почувствовавший, что желанный актив уплывает к конкурентам, заявил, что его компания может выступить в консорциуме с венгерской MOL, уже добывающей нефть в России на Западно-Малобалыкском месторождения. Но и такое предложение не привлекло ТНК-ВР.

По сведениям "Ведомостей", общая сумма сделки составила 3,5 миллиарда долларов. Издание сообщает, что это не самая высокая цена, предложенная российско-британской компании, поскольку другой претендент готов был заплатить около 4 миллиардов.

Покупка "Удмуртнефти" означает долгожданный выход на российский добывающий рынок первой из китайских компаний. Ранее другая китайская корпорация - CNPC - пыталась участвовать как в аукционе по "Славнефти", так и по "Юганскнефтегазу", но в решающий момент отказывалась от торгов.

Надо думать, в Sinopec не очень расстроены тем, что ей не достался контроль над "Удмуртнефтью", ведь в китайской компании наверняка четко представляли, что такое крупное предприятие Россия полностью не отдаст зарубежному инвестору.

В свою очередь, можно сказать, что "Роснефть" убила приобретением "Удмуртнефти" сразу двух зайцев, не потратив ни одного патрона. Во-первых, компания приобрела контроль над крупным нефтяным активом. "Удмуртнефть", правда, находится в отдалении от других предприятий "Роснефти", но это руководство компании смущать не должно. В конце концов, есть же у "Роснефти" "Северная нефть" в Усинске, своеобразный форпост компании в Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции, и ряд других отдельно отстоящих активов.

Во-вторых, условия сделки, по которой Sinopec выкупает всю "Удмуртнефть", а потом уже продает контрольный пакет акций "Роснефти", позволяет компании не брать крупный кредит накануне IPO, что неизбежно снизило бы привлекательность акций "Роснефти" на бирже. С начала года компания потратила на приобретение новых лицензионных участков примерно 325 миллионов долларов, а долг "Роснефти" на 31 марта составлял 11,6 миллиардов долларов. Занимать еще несколько миллиардов даже на покупку добывающих активов "Роснефти" было крайне нежелательно.

"Надо было дружить"

Есть и еще одна компания, на деятельности которой сильно скажется сделка по продаже "Удмуртнефти" - ТНК-ВР. Продав актив "Роснефти", компания очень сильно осложнила свои отношения с "Газпромом". После оглашения результатов тендера руководство "Газпром нефти" даже не скрывало своего разочарования. "Думаю, они немного ошиблись, надо было дружить с "Газпромом", поскольку у нас с ТНК-ВР слишком много общих вопросов", - передает слова Александра Рязанова "Коммерсант".

Иными словами, глава "Газпром нефти" очень прозрачно намекнул, что ТНК-ВР ожидают сложности с освоением Ковыктинского месторождения на Дальнем Востоке. Компания не может сделать рентабельным добычу газа на этом месторождении без участия государственного "Газпрома". Но газовая монополия не хочет начинать добычу на Ковыкте раньше 2015 года, в то время как ТНК-ВР планирует разрабатывать его уже с декабря 2006 года. При самом неблагоприятном раскладе у российско-американской компании могут даже отобрать лицензию.

С другой стороны, можно понять и ТНК-ВР, ведь "Газпром" предлагал выкупить "Удмуртнефть" по цене, гораздо ниже рыночной, взамен предлагая именно уступки по разработке Ковыктинского месторождения.