Пираты берут парламент на абордаж

"Партия пиратов" надеется преодолеть четырехпроцентный барьер и занять место в шведском парламенте

Компьютерные пираты, в отличие от своих предшественников, грабивших морские суда и разорявших портовые города, действуют более цивилизованными методами. Разбои на морских дорогах сменились взломом программного обеспечения, оцифровыванием музыки и фильмов, а сами пираты создают партии и собираются лоббировать свои интересы. Созданная в 2006 году "Партия пиратов" надеется преодолеть четырехпроцентный барьер и занять место в шведском парламенте.

На прошлой неделе основатель "The Pirate Party of the United States" поделился с журналом Wired планами созданной 6 июня в США пиратской партии следовать заветам своего европейского вдохновителя. Аналогичная партия появилась в европейской парламентской системе 1 января 2006 года. Таким образом, пираты намерены представлять свои интересы в законодательных собраниях уже на двух континентах земного шара.

Ранее свои интересы лоббировали лишь софтверные гиганты, звукозаписывающие и киностудии, оказывавшие давление на правительство, спецслужбы и правоохранительные органы, чтобы борьба с пиратством велась более активно. Одним из ярких примеров можно назвать требование США к России закрыть сайт AllOfMP3.com, выдвинутое под давлением Международной федерации производителей фонограмм (International Federation of the Phonographic Industry, IFPI) и названное в середине июня приоритетным условием для вступления России в ВТО.

Любопытно, что нелегальный бизнес, приобретая значительные объемы, начинает действовать теми же методами, что и легальный. По оценке американских властей, одни только США теряют ежегодно до 250 миллиардов долларов из-за интернет-пиратства, то есть до 6 процентов ВВП. По их же оценке, российские пираты нанесли в 2005 году ущерб американской экономике в размере 1,76 миллиарда долларов. Даже небольшой части этой суммы вполне хватит и на содержание партии, и на привлечение сторонников партии в ходе предвыборной кампании. Впрочем, ни одна партия не признается об истинных источниках финансирования, если источники криминального происхождения.

Шведская партия Piratpartiet (The Pirate Party of Sweden) за сутки после своего открытия собрала более 2 тысяч сторонников. По оценке основателей партии, от 800 тысяч до 1,1 миллиона шведских граждан пользуются файлообменными сетями, 225 тысяч из которых готовы проголосовать за кандидатов Piratpartiet на следующих парламентских выборах в Швеции. Таким образом, партия надеется преодолеть четырехпроцентный барьер и занять место в шведском парламенте.

Партия не ограничивается программными заявлениями, но и предпринимает активные действия. Например, в конце мая, после закрытия шведской полицией сайта The Pirate Bay, сторонники партии устроили в Стокгольме уличные демонстрации, хакеры взломали в знак протеста сайты национальной полиции и шведского правительства. Впрочем, хакеры не заявляли о своем членстве в Piratpartiet, и их следует отнести, скорее, к более радикальному крылу пиратского движения.

Если обратиться к истории, то можно вспомнить о расколе внутри революционного движения 19 века, вызванного несогласием в методах ведения борьбы. В то время, как одна часть революционеров предлагала добиваться избрания в законодательные собрания, более радикально настроенные умы видели в революции единственный возможный способ изменения существовавшего строя.

В истории кибернетического революционного движения также присутствуют оба направления. Piratpartiet предлагает достаточно мирный путь разрешения конфликта интересов правообладателей контента и его потребителей. Вполне возможно, что именно с этим связана низкая численность сторонников Piratpartiet. Только если сто лет назад революционеры требовали, прежде всего, хлеба, то теперь передовая общественность ратует за бесплатные зрелища, мировой прогресс налицо.

MP3 - крестьянам, BitTorrent - рабочим!

Программа партии заставляет, если не пересмотреть свое отношение к пиратству, то, по крайней мере, может зародить сомнения в отношении нелегитимности пиратства. Политические движения 19 века обвиняли правящий класс в узурпации средств производства, требовали революции и перераспределения богатств.

Партии, появившиеся в начале 21 века, требуют бесплатных зрелищ для относительно сытого западного общества и для менее сытого остального мира, выступают за свободное распространение музыки и фильмов по файлообменным сетям, и обвиняют звукозаписывающие и киностудии в препятствии распространению культуры и просвещения, а также торможении мирового прогресса.

Во всей этой ситуации забавным выглядит то, что пираты, находящиеся вне закона, предлагают отстаивать свои интересы законными методами. Впрочем, программу партии сложно назвать радикальной. Самым радикальным является, по большому счету, только название партии.

По мнению основателей пиратской партии, только правительство может защитить граждан от террористической угрозы и не допустить повторения событий 11 сентября, поэтому пираты призывают уважать закон и лишь сократить время действия авторских прав до 5 лет с момента публикации произведения.

Piratpartiet заявляет, что если правообладатели не смогли окупить свои вложения за 5 лет, то им вряд ли удастся вернуть деньги за более длительный срок. Более того, сокращение времени действия авторских прав с 75 до 5 лет усилит конкуренцию и обеспечит более высококачественный контент.

Разделяй и властвуй

В то время как пираты пытаются объединить под знаменами партии свои разрозненные ряды, крупнейшие звукозаписывающие и киностудии вносят раскол в и так разобщенное пиратское движение и добивают отдельных пиратов, используя своих сторонников в судебной и законодательной властях.

В середине июня EMI сообщила о том, что бывшая пиратская файлообменная сеть Qtrax начнет распространять mp3 на легальной основе. В мае киностудия Warner Brothers договорилась с BitTorrent о продаже на их сайте цифровых копий кинопродукции, а в конце 2005 года популярная файлообменная сеть eDonkey сообщила о переходе на полностью легальный режим работы. И таких примеров наберется достаточно.

Большой бизнес действует более организованно, более настойчиво и грамотно лоббирует свои интересы в правительстве, в то время как пираты не спешат даже вступать в собственную политическую партию.

Заявление Piratpartiet о возможной победе на предстоящих выборах в шведский парламент выглядит несколько утопично, поскольку на 25 июня в Piratpartiet вступили чуть более 7 тысяч человек, а для преодоления четырехпроцентного барьера на сентябрьских выборах партии необходима поддержка более 200 тысяч избирателей.

Впрочем, если избиратели купятся на громкое название партии, с определенной степенью вероятности можно предсказать победу Piratpartiet на предстоящих парламентских выборах в Швеции, и софтверные гиганты и киностудии получат оппозицию в законодательном собрании.

Владимир Борзыкин