Новости партнеров

Слово и дело прокуроровы

Юрий Чайка начал реформу Генеральной прокуратуры

29 июня на сайте Генеральной прокуратуры России появилось сообщение, в котором говорится: "В рамках реализации шести приоритетных задач развития прокуратуры, обозначенных Ю.Я. Чайкой в своем выступлении перед членами Совета Федерации, начата последовательная реформа в системе органов прокуратуры". Структурные преобразования в ведомстве сопровождаются "перетряской" кадров, причем в Генпрокуратуру возвращаются те, кто раньше был "обижен" Устиновым и кого приютил в Минюсте Юрий Чайка.

Шесть приоритетов генпрокурора Юрия Чайки

Выступая 23 июня в Совете Федерации перед голосованием по его кандидатуре на пост генерального прокурора, Юрий Чайка назвал шесть приоритетных направлений развития Генпрокуратуры:

1) правозащитная функция;
2) сопровождение реализации приоритетных национальных проектов;
3) повышение координации правоохранительных органов в борьбе с преступностью и усиление законности при проведении следствия и дознания;
4) борьба с коррупцией;
5) углубление международного правового сотрудничества;
6) проведение политики прозрачности и открытости в деятельности прокуратуры.

"Правозащитная функция прокуратуры должна стать системообразующей", - сказал Чайка, тем самым косвенно признав, что при его предшественнике Владимире Устинове она таковой не была. "Органы прокуратуры должны стать тем инструментом, с чьей помощью простой человек может отстоять свои законные права", - продолжил он и добавил: "Необходимо участие (Генпрокуратуры - Прим. Ленты.Ру) во всех широкомасштабных государственных мероприятиях, направленных на достижение нового качества жизни населения".

Логичным развитием такого понимания правозащитной деятельности стал второй выделенный Чайкой приоритет. "Органы прокуратуры должны задействовать весь спектр предусмотренных законом полномочий, чтобы помочь в достижении поставленных президентом целей (реализации нацпроектов - Прим. Ленты.Ру)", - отметил Чайка. Он пояснил, что "велико количество нарушений закона со стороны местных властей" и это "становится реальным тормозом на пути социально-экономического развития страны". Роль Генпрокуратуры в реализации нацпроектов должна заключаться в "обеспечении единства правового пространства страны".

Что касается третьего пункта, то Чайка подчеркнул, что передавать функции следствия, находящиеся в ведении Генпрокуратуры, отдельному органу преждевременно, хотя "стратегический и концептуальный путь развития заключается именно в таком подходе". "Насущной задачей на сегодняшнем этапе является повышение качества следственной работы в существующих условиях", - заявил Чайка. Он отметил, что "требуется усилить оперативность и работоспособность координационного совещания руководителей правоохранительных органов" и "постоянно повышать квалификацию сотрудников" Генпрокуратуры.

"Прокуратура по определению не может быть инструментом в конкурентной борьбе", - подчеркнул Чайка, перейдя к четвертому пункту своей программы. Это был еще один достаточно прозрачный намек на стиль работы Генпрокуратуры при Устинове. Впрочем, Чайка пообещал не устраивать "массовых зачисток" и "охоту на ведьм".

Говоря о необходимости укреплять международно-правовое сотрудничество, Чайка заявил: "Не надо видеть в иностранных коллегах исключительно критиков существующего у нас положения". Уже после утверждения в должности Чайка заявил о намерении отправить межведомственную комиссию в Великобританию для изучения дел находящихся там людей, экстрадиции которых добивается Россия. Хоть прямо это сказано и не было, ясно, что речь идет прежде всего о предпринимателе Борисе Березовском и эмиссаре чеченских сепаратистов Ахмеде Закаеве.

"Считаю, что прозрачность и открытость нашей работы, понимание обществом принимаемых решений, своевременное разъяснение позиции позволяют не допускать или вовремя снизить ненужное, а порой искусственно нагнетаемое напряжение", - отметил Чайка по поводу последнего, шестого приоритета. "Полагаю неправильной, если можно так выразиться, самоизоляцию прокуратуры, некоторую ее отстраненность от реализуемых в стране планов", - сказал он. Трудно сказать, является ли эта "самоизоляция" неким неблагоприятным прогнозом или свершившимся фактом. В первом случае заявление Чайки можно трактовать как выражение намерения не дать прогнозу сбыться, во втором - преодолеть "отстраненность" ведомства.

Чайка призвал сенаторов "выстроить механизм эффективного сотрудничества между прокуратурой и парламентом". Кроме того, он высказался за создание общественного совета при Генпрокуратуре, в который "могли бы войти представители широко известных организаций", для обсуждения "концептуальных вопросов деятельности" ведомства.

Завершая свое выступление, Чайка сказал, что у Генпрокуратуры накопились проблемы, и выразил надежду, что государственные и общественные институты помогут ведомству их решить. Отметим, что в ответ на прямой вопрос об ошибках Владимира Устинова на посту генерального прокурора Чайка заявил, что не считает себя вправе оценивать деятельность предшественника. Тем не менее, его отношение к доставшемуся от Устинова наследству более или менее очевидно из сказанного.

Обмен "обоймами"

Наблюдатели отмечали, что по тому, как Чайка станет обходиться с доставшимися ему по наследству кадрами, можно будет судить, является ли он временной, "проходной фигурой" на посту генпрокурора или пришел всерьез и надолго. Чайка взялся за дело основательно: всем тринадцати заместителям генерального прокурора было сделано предложение, от которого нельзя отказаться, - подать в отставку по собственному желанию.

О том, что Генеральной прокуратуре предстоят серьезные кадровые перестановки, Чайка честно предупредил в день утверждения в должности. Это вступало в кажущееся противоречие с обещанием обойтись без "массовых зачисток". Но противоречие это именно кажущееся, потому что едва ли перемещение вслед за крупным чиновником из одного ведомства в другое его "обоймы" (как это называет известный элитолог Ольга Крыштановская) можно считать "зачисткой" - это принятая в России, понятная и предсказуемая практика.

28 июня Чайка выдвинул на должность своего первого заместителя, курирующего следствия, Александра Буксмана, начальника московского подразделения Росрегистрации, входящей в структуру Министерства юстиции, откуда пришел в Генпрокуратуру новый начальник. Буксман, как и Чайка, окончил Свердловский юридический институт. Газета "Коммерсант" отмечает, что Буксман, работая в Росрегистрации, принимал некоторое участие в деле "ЮКОСа".

Заместителя Буксмана по главному управлению Росрегистрации по Москве Юрия Семина, до 2000 года являвшегося заместителем московского прокурора по следствию, Чайка хочет сделать главой Московской городской прокуратуры вместо Анатолия Зуева. Семин, по данным "Коммерсанта", находится в числе обиженных Устиновым - он был уволен якобы за то, что после теракта на Пушкинской площади санкционировал обыски в квартирах высокопоставленных чеченцев. Как пишет газета, назначение Семина согласовано с мэром Москвы Юрием Лужковым.

Одно из новых управлений, созданных Чайкой, - Главное международно-правовое управление - возглавит Саак Карапетян. В Госдуме предыдущего созыва он, будучи депутатом от "Яблока", являлся заместителем председателя комитета по безопасности Виктора Илюхина, затем был начальником управления правового обеспечения в Генпрокуратуре, а еще позже - представителем Генпрокуратуры в Госдуме. "Коммерсант" пишет, что и он был "обижен" Устиновым, после чего нашел приют в Минюсте у Чайки.

В международно-правовом управлении, как следует из сообщения Генпрокуратуры, будет создано "самостоятельное договорно-правовое подразделение, которое активизирует взаимодействие с зарубежными партнерами". Это подразделение, как предполагается, возглавит прежний начальник международно-правового управления Роберт Адельханян, личный друг Устинова, в свое время пытавшегося назначить его прокурором Москвы (кандидатуру отклонил Лужков). Именно связке Карапетян-Адельханян предстоит заняться воплощением генпрокурорского приоритета номер пять, и в первую очередь - продолжить добиваться выдачи "лондонских сидельцев".

Сергей Фридинский, являвшийся заместителем генерального прокурора по общему надзору, заменил Юрия Бирюкова, проштрафившегося при расследовании дела "Трех китов", которое после отставки Устинова неожиданно было реанимировано, в качестве куратора следствий. Но он станет не первым заместителем Чайки (как Бирюков при Устинове), а "простым" заместителем.

Кстати, 28 июня, накануне своего нового назначения, Фридинский заявил, что намерен от имени Генпрокуратуры добиваться закрытия молодежных журналов "Молоток", Cool и Cool Girl, которые "систематически ... эксплуатируют интерес несовершеннолетних читателей к сексу", публикуют коммерческие объявления с изображениями "обнаженных мужчин, женщин, животных в сексуальных позах", "крупные планы половых органов", предлагают читателям скачать модные звонки с "забористым матом", видеоролики порнографического содеражния, "посвященные в основном однополой любви", эротические игры, истории и гадания.

Забота прежнего генпрокурора об общественной морали широко известна. Казалось бы, Фридинский несколько запоздал со своей инициативой, ведь Чайка достаточно ясно дал понять, под его руководством Генеральная прокуратура будет заниматься защитой в первую очередь прав граждан, а не их нравственности. Но, так или иначе, Фридинский, похоже, был вполне уверен, что останется в руководстве ведомства, поэтому и обрушился на молодежные издания в разгар кадровой лихорадки.

Генпрокуратура объявила также о преобразовании управления по надзору за исполнением федерального законодательства в главк и создании при нем специального аналитического подразделения для правового сопровождения нацпроектов и обеспечения того самого единого правового пространства (приоритет номер два), то есть, попросту говоря, для надзора за региональными и муниципальными властями. Напомним в связи с этим, что Генпрокуратура, Счетная палата и Совет Федерации незадолго до отставки Устинова начали масштабную кампанию по чистке региональных элит. Вообще, в главке, который возглавит Анатолий Паламарчук (еще один "возвращенец" из Минюста), будут сосредоточены все надзорные функции Генпрокуратуры.

Печатный орган правительства "Российская газета" пишет по этому поводу: "Сегодняшние громкие процессы в регионах показывают, сколь высока может быть там коррупционная составляющая. И сколь необходим "генеральный" контроль за соблюдением законности".

Среди отставников - начальник управления информации Генпрокуратуры Наталия Вишнякова. На ее место назначена Татьяна Чернышова, занимавшая должность заместителя начальника Центра общественных связей Минюста.

Еще до появления сообщения о том, что Чернышова назначена начальником управления информации, источник газеты "Ведомости" назвал возможной преемницей Вишняковой журналистку из "Московского комсомольца" Марину Гридневу. Другой источник того же издания охарактеризовал пресс-службы Генпрокуратуры как "обленившиеся". Надо думать, Чернышовой поручено исправить это положение.

Чернышовой не придется ограничиваться ролью "говорящей головы". Ее управлению поручено, во-первых, вести мониторинг прессы и сообщать соответствующим подразделениям Генпрокуратуры об описанных в СМИ нарушениях закона, а во-вторых, модернизировать сайт Генпрокуратуры, предоставив гражданам возможность с его помощью обращаться в ведомство с официальными жалобами. Чайка обещал, что это станет одним из путей реализации приоритета номер шесть - политики прозрачности.

Итак, можно сказать, что приход Чайки в Генпрокуратуру стал своего рода "реваншем" тех, кого "выжили" при Устинове. С другой стороны, структурные преобразования в ведомстве свидетельствуют о том, что изменится как содержательная составляющая его деятельности, так и стиль его работы.

Чайка, похоже, устраивается в Генпрокуратуре основательно и о своих приоритетах говорил сенаторам не просто так: все предпринятые им за эти несколько дней шаги по реформированию Генпрокуратуры четко соответствуют этим приоритетам.

Иван Грушин