Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Сад бездомных Ходорковских

Семью опального олигарха могут лишить единственного дома

Жизнь и действия Михаила Ходорковского в колонии не оставляют вниманием ни журналисты, ни его противники, ни те, кто его как-то поддерживает. Недавно все вместе или по раздельности отмечали 1000 дней его нахождения в неволе. То ли в честь этого события, то ли по странной случайности, но 30 июля 2006 года Инна Ходорковская, супруга опального олигарха, дала свое первое интервью российской радиостанции, и неудивительно, что этой радиостанцией стало радио "Свобода". В своем интервью она сообщила любопытный факт - семью в прошлом самого богатого человека в России могут лишить единственного дома в поселке "Яблоневый сад", расположенном в подмосковной Жуковке.
На вопрос журналистки Маши Гессен о том, где сейчас живет семья Ходорковских, супруга предпринимателя сказала буквально следующее: "Мы пока живем там же. Сколько еще придется просуществовать - именно просуществовать - в нем, я не берусь сейчас говорить, но поселок все равно мертвый. То есть там нет мужчин, и там нет, собственно, полноценных семей". Затем через несколько реплик Инна Ходорковская рассказала о ситуации более подробно. "Сейчас я думаю, где мне, наверное, снять жилье. В мае месяце был наложен арест на ту территорию, где мы сейчас существуем, поэтому я и говорю, что пока мы живем в Жуковке. Как скоро это начнет реализовываться, я не знаю их планы", - добавила она.

Суть вопроса

На следующий день после интервью утренние газеты вышли с заголовками "Семья Ходорковских снимет жилье" и "Ходорковских лишают дома". Журналисты некоторых изданий действительно попытались разобраться в происходящем. В частности, газета "Коммерсант" рассказала, что арест, наложенный на дом Ходорковских, связан с уголовным делом главы бухгалтерской компании ООО "ЮКОС-ФБЦ", обслуживающей предприятия "ЮКОСа", Ирины Голубь. Осенью 2004 года топ-менеджера компании обвинили в том, что она похитила у государства в виде налогов 77 миллиардов рублей, которые затем были "спрятаны" на счетах нефтяной компании. В связи с этим ей инкриминируется статья 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов с организаций в крупном размере).
Дело Ирины Голубь формально никак не связано с общим делом "ЮКОСа". По данным следствия, эти миллиарды рублей являются личным состоянием главного бухгалтера, однако находятся в "общем котле" нефтяной компании, как в большой темной комнате. В связи с этим прокуратура решила найти похищенные средства, "заморозить" их, а затем вернуть государству. В результате 30 августа 2004 года следователь направил ходатайство в Басманный суд Москвы об аресте этой суммы на счетах предприятий "ЮКОСа", поскольку она является "имуществом, принадлежащим подозреваемой Голубь и полученным в результате преступных действий". А уже 2 сентября суд удовлетворил ходатайство и наложил арест "до накопления указанной суммы" на счета всех дочерних компаний "ЮКОСа". Однако денег собрать не удалось, и 10 ноября 2004 года Басманный суд наложил арест на акции "Сибнефти", находящиеся на балансе "ЮКОСа".
После этого, видимо, пришло время арестовывать реально существующее имущество, которое очень легко найти по физическому адресу. В мае 2006 года судья все того же Басманного суда вынесла постановление об аресте недвижимости в подмосковном поселке, принадлежащем негосударственному образовательному учреждению "Межотраслевой технологический институт", учредителем которого являлся "ЮКОС". Можно напомнить, что в том же мае 2006 года стало известно, что Генпрокуратура наложила арест на недвижимое имущество и земельные участки детского лицея "Подмосковный" в Коралово Одинцовского района, созданного в 1994 году на деньги Михаила Ходорковского и управляемого его отцом Борисом Моисеевичем. "В протоколе не было указано, на основании решения какого суда он был выписан, также остается неясным, в рамках каких следственных действий арестовывается имущество лицея", - сообщал тогда пресс-центр Михаила Ходорковского. Возможно, эти два ареста как-то связаны, и имущество лицея арестовали по тому же делу, что и коттеджи в Жуковке. Однако пока об этом ничего неизвестно.

"Яблоневый сад"

Поселок с таким поэтическим именем был построен на землях упомянутого выше "Межотраслевого технологического института" в конце 1990-х годов и, по воспоминаниям бывавших в нем гостей, был довольно скромен. Поселок был задуман как своего рода коммуна для топ-менеджеров "ЮКОСа". В коммуне жили Михаил Ходорковский, Платон Лебедев, Леонид Невзлин, Михаил Брудно и другие руководители компании со своими семьями. Точных параметров участков и площади домов Ленте.Ру выяснить не удалось, так как дома строились собственными силами компании и на продажу не выставлялись, следовательно, в риэлторских базах информация о них попросту отсутствует. Однако в статье "Первый комсомольский миллион" известной израильской журналистки Наташи Мозговой, опубликованной в ее блоге, один из жителей "Яблоневого сада" Леонид Невзлин вспомнил некоторые детали своего тогдашнего быта.
"Ходорковский вообще всегда стремился, чтобы мы, акционеры, жили вместе. Ходорковский, Лебедев, Невзлин, Дубов, Шахновский и Моисеев - школьный друг Ходорковского. В Жуковку мы переехали в 1999-м, а до этого жили почти все вместе в кампусе международного института... Быт у каждого был свой - и при этом общие спортзал, бассейн, клуб, еда - по желанию, без принудиловки", - заявил Леонид Невзлин. Необходимость такого проекта бывший топ-менеджер "ЮКОСа" и экс-ректор РГГУ объяснил просто. "В этом было чисто рациональное желание - не тратить время на поездки друг к другу. Мы не очень сопротивлялись - все-таки дружба, и это дружба навсегда, я надеюсь. В личную жизнь он не вмешивался, а социальную жизнь мы вели, отмечали дни рождения вместе, стихийно собирались, жены вместе спортом занимались", - добавил он. Для таких мероприятий в "Яблоневом саду", в частности, был построен огромный Дом приемов, который позднее многие сравнивали со знаменитым Домом приемов "Логоваза" Бориса Березовского.
В настоящий момент, как рассказала в интервью радио "Свобода" Инна Ходорковская, в поселке осталось всего несколько семей: самого Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и Светалы Бахминой. Все остальные покинули "Яблоневый сад", а в марте 2005 года некоторые таблоиды сообщили о том, что супруга опального олигарха решила продать свой дом за 8,5 миллиона долларов. Как писала тогда газета "Жизнь", Инне Ходорковской предлагали свои услуги риэлторы агентства недвижимости "Жуковка", а, по данным "Комсомольской правды", дом был реализован еще в январе 2005 года. Позднее эти слухи не подтвердились, и разворачивающиеся события даже указывают на то, что такое вряд ли когда-то произойдет.

Буква закона

По данным участников рынка, дом не выставлялся на продажу. Более того, все указывает на то, что участки в "Яблоневом саду" не принадлежат бывшим топ-менеджерам "ЮКОСа", а являются собственностью компании. С одной стороны, в России уже давно сложилась практика, когда руководство крупных компаний арендует свои дома. С другой стороны, на личную собственность семейства Ходорковских никак не может быть наложен арест в рамках уголовного дела Ирины Голубь, предположительно сокрывшей 77 миллиардов рублей на счетах "ЮКОСа". Следовательно, дом находится на балансе одной из "дочек" "ЮКОСа", скорее всего, того самого "Межотраслевого технологического института". Подтверждают это мнение и многие эксперты.
В такой ситуации Инне Ходорковской с детьми ничего не грозит. "Насколько я понимаю, дом Ходорковских принадлежит компании. Следовательно, он является имуществом, которое может быть арестовано по ее долгам. Однако по законам исполнительного производства недвижимое имущество изымается в последнюю очередь. При этом в данном случае до взыскания на дом может и не дойти, а если дойдет, то он, скорее всего, будет продан с обременением, ведь у семьи Ходорковских наверняка есть договор долгосрочной аренды. Поэтому они будут иметь преимущественное право выкупить свое место жительства по рыночной цене. Непосредственно с точки зрения юриспруденции семье Ходорковских нечего переживать, так как в таком случае они вряд ли смогут потерять свой дом, конечно, если только кто-то не поставит своей задачей его специально выкупить", - рассказал Ленте.Ру руководитель департамента "Недвижимость. Земля. Строительство" компании "Vegas-Lex" Юрий Борисенко. По его словам, договор аренды также не может быть прерван в одностороннем порядке, так как для этого нужны веские причины, например длительная задержка арендной платы. Вряд ли эта плата настолько велика, чтобы семья в прошлом самого богатого человека России не смогла внести ее вовремя.
Пока дом находится под арестом, никаких действий по отношению к его жителям никто предпринять не может - ограничения накладываются на владельцев недвижимости, которые не имеют права продать дом или внести его в залог, при этом право пользования зданием закрепляется в любом случае до решения суда.
Единственное, что в такой ситуации может угрожать Инне Ходорковской, это процедура банкротства "ЮКОСа", в результате которой все договоры его компаний будут признаны недействительными, в том числе договор аренды на дом бывшего главы компании. Парадоксально, но в этом случае Михаил Ходорковский может встать в общую очередь обманутых кредиторов "ЮКОСа" и потребовать компенсации за прерванный договор аренды собственного дома. Остается напомнить, что 25 июля 2006 года кредиторы "ЮКОСа" проголосовали за признание компании банкротом и за введение в отношении должника конкурсного производства, а 28 июля 2006 года в связи с началом процедуры банкротства ММВБ приостановила все сделки с акциями "ЮКОСа", кроме сделок с расчетами "сегодня".
На 1 августа намечены первые слушания в Московском арбитражном суде по этому делу. Однако 27 июля Виктор Геращенко заявил, что неназванный инвестор предложил "ЮКОСу" заплатить долги компании кредиторам и стать ее владельцем. Если слухи о нежданном благотворителе не подтвердятся и компания "ЮКОС" будет признана банкротом, семья Ходорковских действительно лишится дома, зато сможет потребовать взыскать с разоренной компании убытки в счет договора аренды.

Дом00:0130 сентября

Так жить нельзя

Люди по всему миру обитают в чудовищных условиях. Где построили самые ужасные дома?