Амурские волны

Россия и Китай никак не могут договориться о совместных мерах по защите экологии реки

В результате аварии, произошедшей на заводе в городе Цзилинь в одноименной провинции, расположенной на севере Китая, в приток реки Сунгари реку Манню попали промышленные отходы, содержащие бензольные соединения, в том числе анилин. Об аварии стало известно 23 августа 2006 года, но произошла она, вероятно, несколькими днями раньше: 20 августа 2006 года. "Вероятно", потому что китайские власти до сих пор официально не подтвердили эту информацию. Зато точно известно, что, попав в Манню, а затем в Сунгари, химические отходы, в конце концов, окажутся в Амуре, а потом в Татарском проливе.

При этом попадание химических отходов в реку означает не только то, что рыба будет пахнуть нефтью, и ее будет неприятно есть. Анилин ядовит. Он действует на центральную нервную систему, вызывает в крови образование метгемоглобина и дегенеративные изменения эритроцитов, гемолиз, следствием чего является кислородное голодание организма. Проникает в организм через органы дыхания в виде паров, а также при всасывании через кожу и слизистые оболочки. Приамурские города и поселки забирают питьевую воду из реки.

Между тем, как сообщают представители Управления по защите окружающей среды КНР, большую часть попавших в Манню отходов составляют ксилидины. Они также являются ядами и поражают кровь и печень. При этом, как подчеркивают китайские специалисты, в воде растворимы ограниченно. Как говорится, просто отлегло от сердца.

Впрочем, вредные вещества могут еще не попасть в Амур. В среду 23 августа 2006 представители китайских властей сообщили, что зона загрязнения полностью взята под контроль и что вредные вещества не смогут достичь Сунгари. Для ликвидации последствий загрязнения было привлечено более тысячи военных и множество пожарных. Они возвели одну так называемую "дамбу перехвата" и еще две дамбы, оснащенные абсорбентами - активированным углем, чтобы нейтрализовать вредные вещества. Пройдя через три дамбы, отфильтрованная вода реки Манню вливается в Сунгари. По данным представителей городского бюро Цзилинь по охране окружающей среды, наличие в Сунгари загрязняющих веществ пока не зафиксировано.

Уже известен первый подозреваемый в загрязнении реки. Согласно итогам предварительного расследования, проведенного китайскими властями, незаконный сброс в Манню промышленных отходов был осуществлен компанией Changbaishan Jingxi Chemical Co, специализирующейся на производстве полимерных красителей для текстильной промышленности. Ее сотрудники, ответственные за соблюдение предприятием экологических норм, задержаны.

На первый взгляд все нормализовалось. Последствия незаконного сброса химикатов в реку ликвидированы, предполагаемые виновные задержаны. Казалось бы, пронесло. Между тем, несмотря на в целом обнадеживающие сообщения, приходящие из Китая, российская сторона демонстрирует все большую обеспокоенность происходящим. Министерство природных ресурсов РФ обратилось 24 августа 2006 в российский МИД с просьбой отправить официальный запрос в МИД КНР по поводу возможного повторного загрязнения реки Сунгари. Китайской стороне предлагается в кратчайший срок предоставить официальную информацию о масштабах аварии, данные о размерах и скорости движения пятна загрязнения, а также о содержании в нем токсичных веществ.

В составленном на имя китайского руководства обращении говорится, что "попадание химических соединений в Амур создает угрозу для централизованного водоснабжения Хабаровска и иных населенных пунктов низовьев Амура. Задержка с предоставлением достоверных сведений о химическом составе загрязняющих веществ, попавших в воду Сунгари - притока Амура, а также их массе, серьезно осложняет работу всех ответственных ведомств по предотвращению возможных последствий аварии для жителей Хабаровского края". Российские эксперты из амурского БВУ Росводресурсов и Дальневосточного управления Росгидромета уже провели расчеты, согласно которым, в случае попадания бензола в Сунгари 20 августа, пятно может достигнуть устья Амура 3-4 сентября и подойдет к Хабаровску 7-8 сентября 2006 года.

Позиция российской стороны в данном случае вполне понятна и обоснована. Еще свежо в памяти воспоминание о прошлогодней экологической катастрофе. Тогда в результате аварии на химзаводе в городе Цзилинь, произошедшей 13 ноября 2005 года, в Сунгари было сброшено 100 тонн химических веществ, которые образовали бензольное пятно протяженностью около двухсот километров. В середине декабря 2005 года пятно достигло Хабаровска, жителям которого пришлось срочно запасаться питьевой водой. Россию опять спасла зима. Значительная часть вредных химикатов замерзла и превратилась в лед или осталась в донных отложениях. Однако, несмотря на это, а также на все меры, предпринятые российскими властями по ликвидации и минимизации последствий загрязнения, экологии Амура был нанесен серьезный ущерб.

Не понятно другое, а именно: отсутствие между Китаем и Россией четкой схемы взаимодействия по предупреждению экологических катастроф в пограничных регионах. Между тем уже после прошлогодней аварии на китайском химзаводе стало ясно, что Россия столкнулась не с единичным случаем, а с серьезной проблемой, для разрешения которой потребуется, быть может, не один год, а несколько лет, множество усилий и материальных затрат.

Проблема, как уже не раз отмечалось, состоит в стремительном экономическом росте Китая, а точнее - в недостаточном желании или неумении китайских властей справиться с его побочными последствиями. Кроме дешевизны рабочей силы экономическая экспансия Китая достигается во многом за счет снижения производственных затрат, в том числе расходов на обеспечение производственной безопасности и на соблюдение экологических норм на производстве. В итоге, китайские химические заводы взрываются один за другим, как хлопушки на китайский новый год, а пока еще целые исподтишка сливают отходы в реки, травят собственных сограждан и всех, до кого эти отходы доплывут, не говоря уже о флоре и фауне рек.

Вот лишь краткий перечень производственных аварий и случаев сознательного нарушения экологических производственных норм, которые произошли в Китае за последние полгода и повлекли за собой ухудшение экологической ситуации в прилегающих регионах.

В Великом канале недалеко от города Ханчжоу на востоке Китая 4 августа 2006 года затонуло судно, перевозившее 200 тонн серной кислоты. Химикаты попали в воду. Сразу два химзавода - Fudu Chemical в провинции Дзянсу и Yuanda Peroxide на севере Шанхая, взорвались 28 июля 2006 года. При этом погибли 16 человек, а семь тысяч жителей близлежащих районов были эвакуированы из-за возможной угрозы загрязнения. В тот же день на одном из судоходных каналов Китая взлетел на воздух танкер с нефтью. В июне 2006 года произошел взрыв на заводе, принадлежащем Dun'an Chemical Group. Как минимум 10 человек погибли и более 25 получили ранения. Мощный взрыв произошел 30 мая на нефтехимическом заводе, расположенном в городе Ланьчжоу, погибли 4 человека. Жители Ланьчжоу, опасаясь загрязнения, начали срочно запасаться питьевой водой. В начале апреля 2006 года два целлюлозно-бумажных комбината, расположенные в районе города Дзямусы, сбросили в Сунгари производственные отходы. В результате в районе города Харбин в пробах воды было обнаружено предельно допустимое содержание химикатов, которые могли спровоцировать раковые опухоли у людей. В феврале 2006 года 28 тысяч жителей южно-китайского города Гуаньинь на несколько дней остались без воды из-за того, что находящаяся выше по течению электростанция сбросила в реку не переработанные отходы.

И еще одно немаловажное дополнение. После инцидента с загрязнением Сунгари и Амура власти КНР изучили состояние около 21 тысячи китайских химических заводов, расположенных на берегах рек. Как оказалось, более чем на сотне из них могут произойти экологические катастрофы, ведущие к масштабному загрязнению рек и угрожающие снабжению населения питьевой водой. Кроме того, по итогам проверки, проведенной специалистами Управления по защите окружающей среды КНР, выяснилось, что впадающая в Амур Сунгари является самой загрязненной из всех китайских рек. За последнее время было зафиксировано 73 нелегальных сброса в реку производственных отходов. Без малого 46 промышленных предприятий, расположенных по ее течению, занесены в так называемый "черный список".

Со стороны может показаться, что в Поднебесной на фоне стремительного экономического роста происходит заодно конец света. Но раз уж у России оказался такой беспокойный сосед, то, может, было бы целесообразно совместно с ним создать некий межгосударственный наблюдательный орган, обладающий при этом достаточным авторитетом и возможностями, чтобы воздействовать на руководителей предприятий в пограничных регионах, предотвращать экологическую угрозу или в кратчайшие сроки ликвидировать ее последствия. А не запрашивать китайцев через МИД, что же, собственно, на этот раз у них взорвалось, вылилось в реку, в каких количествах, на всякий случай объявляя аврал на собственной территории.

Тем более, что китайцы демонстрируют со своей стороны все признаки доброй воли, чтобы минимизировать или полностью устранить угрозу возникновения экологических катастроф на севере страны. Правительство Китая приняло 30 марта 2006 года решение инвестировать в течение следующих пяти лет десять миллиардов юаней на борьбу с загрязнением реки Сунгари и ее бассейна, на территории которого проживают 60 миллионов человек. В частности, планируется провести широкую модернизацию очистных сооружений, которые в результате смогут обрабатывать до 3 миллионов тонн сточных вод ежедневно. Предполагается также значительно уменьшить выброс промышленными предприятиями региона в атмосферу CO2 - на 70 тонн ежегодно. Будет введен жесткий контроль за количеством промышленных отходов и усилен мониторинг за состоянием воды на разных участках течения реки. Для финансирования около 200 проектов, нацеленных на улучшение экологической ситуации на реке Сунгари, привлечен Азиатский банк развития Asia Development Bank (ADB).

Несмотря на это, Россия предпочитает делать громкие заявления и грозить Китаю пальцем. Сразу же после новой аварии на китайском химзаводе губернатор Хабаровского края Виктор Ишаев заявил, что "правительству России надо занимать более жесткую позицию, бурное развитие КНР за счет российской территории недопустимо". Одновременно предпринимаются "оборонительные" меры на случай проникновения промышленных отходов на российскую территорию. Власти начали строительство 17-километрового водовода "Тунгуск-Хабаровск". Планируется, что уже через три года в Хабаровск придет чистейшая артезианская вода из Тунгусского месторождения.

Между Россией и Китаем на данный момент не существует даже межгосударственного соглашения о компенсации экологического ущерба. Пока сотрудничают лишь российские и китайские ученые, которые совместно забирают пробы на различных участках Амура и Сунгари. Однако результаты их исследований не доступны для прессы. По словам директора Института водных и экологических проблем Дальневосточного отделения Российской академии наук (ДВО РАН) Алексея Махинова, обнародование результатов чревато нежелательными последствиями, так как любая информация по этому поводу раздувается прессой до невероятных размеров. Вот так.

А Амур хоть не теки.

Алексей Демьянов

Мир00:0121 мая
Яир Нетаньяху

Маленький принц

Он снимает проституток, сорит деньгами и живет у родителей. Его папа — премьер