Опять мимо

Грузинским спецслужбам снова не удалось поймать за руку своих российских коллег

Пока двенадцать грузинских оппозиционеров, которым назначен предварительный срок заключения, ожидают начала судебного процесса, дело о заговоре продолжается в СМИ. Представители следствия демонстрируют журналистам все новые документы и видеозаписи, которые свидетельствуют против неудавшихся заговорщиков и их таинственных покровителей. Впрочем, доказательств, что за попыткой переворота стоят именно российские спецслужбы, общественности так и не предъявили.

В "деле о заговоре" грузинские силовики, похоже, используют тактику, опробованную их коллегами на "показательных" процессах против террористов в США и других странах. В течение всего времени, которое проходит от ареста подозреваемых до начала суда, они "сливают" журналистам информацию, которая призвана поддержать официальную версию и создать негативный образ арестованных в глазах общества.

Объявив о раскрытии заговора 6 сентября, глава МВД Грузии Вано Мерабишвили отметил, что журналисты получат доступ к "небольшой части оперативных материалов", которые следствие "сочло целесообразным обнародовать на данном этапе". Так, МВД распространило видеокадры с гранатометами и пачками долларов, найденными у оппозиционеров.

Затем телезрителям показали неких "свидетелей", снятых со спины, которые рассказали о сценарии, по которому планировался переворот: на митинге у здания Госканцелярии Грузии один из заговорщиков должен был выстрелить в толпу из гранатомета, а затем, обвинив в этом власти Грузии, спровоцировать массовые беспорядки по всей стране. "Свидетели", имена которых грузинская прокуратура обещает огласить в ходе процесса, также подтвердили, что деньги на приобретение оружия и вербовку боевиков оппозиционерам дал бывший министр госбезопасности Грузии, лидер партии "Справедливость" Игорь Гиоргадзе.

После этого общественности продемонстрировали найденную у заговорщиков карту: на ней были обозначены населенные пункты, из которых участники переворота "в час X" должны были прибыть в Тбилиси, а также фамилии и телефоны людей, выступавших в качестве координаторов. Затем МВД распространило фрагмент записи телефонного разговора, участниками которого якобы являются Игорь Гиоргадзе и родственница его жены, лидер молодежной организации партии "Справедливость" Майя Топурия. На пленке голос, похожий на голос Гиоргадзе, обещает оппозиционерам деньги от "друзей из Европы". Наконец, журналистам передали запись допроса одной из арестованных, лидера движения "Антисорос" Майи Николеишвили: она признает свою вину и подтверждает официальную версию о существовании заговора.

Сами арестованные и их сторонники заявляют, что улики против них были сфальсифицированы. Так, Ирина Саришвили, лидер партии "Надежда" и председатель Благотворительного фонда Игоря Гиоргадзе, утверждает, что версия следствия о "тайном собрании сторонников Гиоргадзе", которое якобы состоялось в мае 2006 года в Тбилиси и на котором якобы обсуждался переворот, не выдерживает никакой критики. По словам Саришвили, кто-то из арестованных в это время находился в больнице, кого-то вообще не было в Грузии.

Заявление следователей о том, что в подвале у одного из активистов партии "Справедливость" найдены гранатометы, она также называла весьма сомнительным. По ее словам, "никто не будет держать в своем доме большое количество оружия, готовясь к перевороту". Комментируя признание, сделанное лидером "Антисороса", Саришвили не исключила, что на ту оказывалось давление. "Все предъявленные обвинения в заговоре - ложь и клевета, кто бы под ними ни подписался", - добавила Саришвили.

Что же касается "российского следа" в заговоре, то им, похоже, занимаются, не столько правоохранительные органы, сколько политики Грузии. Недостаток доказательств при этом восполняется риторикой. "У нас есть данные, что "Справедливость" и ее сателлиты финансируются российскими спецслужбами", - заявляет вице-спикер парламента Грузии Михаил Мачавариани. Раскрыв заговор, грузинские правоохранители "нанесли российским спецслужбам серьезный удар", вторит ему депутат Константин Габашвили.

С весьма странным заявлением выступил замглавы МИД Грузии Валерий Чечелашвили. По его словам, грузинское внешнеполитическое ведомство "потребует от России назвать источники, из которых финансировалась возглавляемая Игорем Гиоргадзе партия "Справедливость". Получается, если версия грузинских политиков верна, что у России требуют информацию о ее же собственных спецслужбах, секретных операциях и агентах.

"Коммерсант" напоминает, что за 2006 год грузинские власти, по их версии, сорвали уже третью попытку переворота. Первой был мартовский бунт заключенных: после того, как бунт был подавлен, спикер грузинского парламента Нино Бурджанадзе заявила, что за ним стояли "серьезные силы за пределами страны", однако официального развития эта версия не получила. Вторым стал мятеж экс-представителя президента в Кодорском районе Эмзара Квициани: его сторонники были разгромлены, официальный Тбилиси увидел за мятежом "руку Москвы", однако и в этом случае обвинения повисли в воздухе.

В этой ситуации Квициани, обвиненный в государственной измене, фактически стал "стрелочником", своего рода символом победы над российскими спецслужбами, которые остались недоступными для грузинских правоохранительных органов. Некоторые грузинские политики, комментируя происходящее, отмечали, что Эмзар Квициани, который в прошлом возглавлял отряд по охране грузино-абхазской границы, мало соответствует образу "врага народа". Как заявил депутат от фракции "Промышленники" Георгий Цагареишвили, правительство было обязано пойти на переговоры с Квициани и его сторонниками хотя бы потому, что "они все это время считались героями Грузии, которые буквально зубами удержали для нее Кодорское ущелье".

После сентябрьского "заговора" на скамье подсудимых оказались представители грузинской оппозиции, не только опальной партии "Справедливость", но и других организаций, в частности, Монархической партии Грузии. Лидер "Справедливости" Игорь Гиоргадзе, комментируя аресты, не исключил, что "под общую метелку замели всех, кто с нами, к примеру, здоровался". Как отмечает Алексей Макаркин, заместитель генерального директора Центра политических технологий, арестованных оппозиционеров можно назвать пророссийскими политиками, однако, по его мнению, "было бы примитивно представлять их как российских агентов - они являются ими не больше, чем нынешние грузинские правители являются агентами ЦРУ".