Карт-бланш особой важности

Генпрокурор Юрий Чайка отправил на пенсию одного из главных режиссеров уголовного дела "ЮКОСа"

Юрий Чайка сделал очередной шаг в деле избавления Генпрокуратуры от тяжелого наследия Владимира Устинова. В понедельник, 11 сентября, он подписал приказ об увольнении на пенсию одной из ключевых фигур устиновской "следственной вертикали", начальника управления Генпрокуратуры по расследованию особо важных дел Владимира Онуфриевича Лысейко, которого, кроме всего прочего, считают одним из главных режиссеров уголовного дела "ЮКОСа".

Увольнение Лысейко предсказал политолог Станислав Белковский вскоре после "рокировки Чайка - Устинов", назвав Владимира Онуфриевича "теневым кассиром" в бизнес-схеме, созданной Устиновым и Игорем Сечиным, замначальника путинской администрации. Тогда же им было предсказано увольнение и двух заместителей генпрокурора, Юрия Бирюкова и Владимира Колесникова, "коммерческого директора" и "пиар-менеджера", по определению Белковского соответственно. Это предсказание политолога сбылось еще в июле.

Как писал "Коммерсант" вскоре после отставки Устинова, "Владимир Лысейко для следователей – царь и бог: его слово решающее в распределении премий и званий, вплоть до генеральского, квартир и земельных участков. Впасть к нему в немилость – это значит остаться без работы. Многие следователи отправились при Владимире Лысейко на почетную пенсию. Несколько оставшихся крепких профессионалов не вылезают из дальних командировок, предпочитая расследовать дела о примитивном бандитизме в регионах, нежели, как они говорят, "подписываться под ежиковыми делами".

По информации издания, "уход" Лысейко происходил следующим образом. В пятницу, 8 сентября, Лысейко вызвал к себе первый заместитель генпрокурора Александр Буксман. Он предложил Лысейко освободить занимаемую должность, перейдя на работу в другое управление, не связанное со следствием. Последний отказался. "Тогда пишите рапорт об уходе на пенсию", – сказал первый замгенпрокурора, и Лысейко тут же сделал это. Вернувшись в здание в Техническом переулке, где расположено управление, Лысейко собрал своих заместителей, поставил на стол бутылку коньяка и сказал: "Все, я больше не работаю".

Этапы большого пути

Владимир Лысейко работал следователем по особо важным делам еще в Генпрокуратуре СССР, а после распада Союза вырос в следственном управлении российской Генпрокуратуры до начальника отдела, специализировавшегося на расследовании аварий и терактов. В этот период он возглавлял следственные группы по ряду уголовных дел в Санкт-Петербурге, включая дело в отношении бывшего мэра города Анатолия Собчака, благодаря чему и приобрел известность.

Словосочетание "дело Собчака" появилось в 1998 году. Экс-мэр Петербурга обвинялся по статьям УК России "Получение взятки" и "Злоупотребление служебным положением". Суть дела состояла в том, что в период руководства Анатолия Собчака питерская администрация предоставила некой строительной фирме "Ренессанс" под реконструкцию старинный особняк в центре города, многие квартиры в котором получили родственники мэра и его приближенные. Довести это дело до конца Лысейко не удалось – экс-мэра спас от уголовной ответственности, эвакуировав на самолете санитарной авиации в Париж, тогдашний начальник главного контрольного управления администрации президента Владимир Путин. Дело было закрыто в ноябре 1999-го, практически совпав по времени с новым и, как показало время, последним этапом в карьере Лысейко. Указом Владимира Устинова, тогда еще исполняющего обязанности генпрокурора, он был назначен на тот пост, который на днях вынужден был покинуть - начальника управления Генпрокуратуры по расследованию особо важных дел.

Когда в 2000 году генпрокурор Владимир Устинов освободился от приставки "и. о.", Владимир Лысейко, сохранив прежнюю должность, стал, как пишет "Коммерсант", "незаменимой частью устиновской следственной вертикали, позволяющей без проволочек выполнять все поручения президентской администрации".

Следующим "громким" делом Лысейко стало "дело Гусинского". Он активно участвовал в расследовании дела владельца "Медиа-Моста" Владимира Гусинского и его аресте 13 июня 2000 года. Когда после трехдневного содержания в тюрьме Гусинский пообещал отдать государству свой медийный бизнес, а через месяц подписал так называемый "протокол № 6", его освободили, разрешив покинуть страну, а дело прекратили. Тогда Лысейко утверждал, что все было сделано законно, однако Европейский суд по правам человека в 2004 году признал, что российская Генпрокуратура, арестовав Гусинского, преследовала "неправовую цель" отнять у него телекомпанию НТВ, за что Россия должна заплатить 88 тысяч евро судебных издержек.

В качестве начальника управления по расследованию особо важных дел Лысейко курировал все нашумевшие дела последнего времени, в том числе так и оставшееся нерасследованным убийство генерального директора ОРТ Владислава Листьева, убийство Галины Старовойтовой, дело руководителей компании "СИБУР", дело "Аэрофлота" и многие другие.

Однако главным делом Лысейко называют беспрецедентное по масштабам "дело "ЮКОСа"", начавшееся в 2003 году, в результате которого подверглись уголовному преследованию по различным обвинениям топ-менеджеры, основные акционеры и сотрудники компании. Глава "ЮКОСа" Михаил Ходорковский отбывает восьмилетний срок в исправительной колонии, а сама некогда крупнейшая российская нефтяная компания фактически полностью разгромлена, является банкротом и распродает активы. Для осуществления столь грандиозного плана Лысейко добился перевода из Башкирии своего друга – следователя Салавата Каримова, с которым они и стали главными режиссерами кампании по разгрому "ЮКОСа". Лысейко, имея в подчинении более 50 штатных следователей, разрешил тем не менее Салавату Каримову сформировать следственную бригаду по делу "ЮКОСа" из своих земляков.

Последним "особо важным" делом Лысейко стало нашумевшее дело о поставках мебели в торговые центры "Три кита" и "Гранд". Владимир Онуфриевич непосредственно участвовал в уголовном преследовании следователя МВД Павла Зайцева и двух высокопоставленных сотрудников ГТК – Александра Волкова и Марата Файзуллина, занимавшихся расследованием этого дела и установивших контрабандное происхождение мебели, поступашей в эти торговые центры. СМИ сообщали о взятке в два миллиона долларов, которую дал владелец "Трех китов" Сергей Зуев за прекращение расследования. Дело "Трех китов" было неожиданно реанимировано в июне этого года, после отставки Владимира Устинова. По ходатайству прокуратуры были арестованы пять фигурантов, подозреваемых в контрабанде и уклонении от уплаты таможенных платежей, причем эксперты говорят о прямом вмешательстве президента. Сейчас дело готовится к передаче в суд специальным "президентским" следователем Владимиром Лоскутовым.

Источники "Коммерсанта" в Генпрокуратуре говорят, что дело "Трех китов" стало одной из причин, по которой генпрокурор Юрий Чайка заявил о недоверии начальнику следственного управления Лысейко.

Карт-бланш

Исполняющим обязанности руководителя одного из ключевых управлений Генпрокуратуры пока назначен Сергей Иванов, бывший первый заместитель ушедшего на покой всесильного Лысейко, однако не исключено, что именно он в дальнейшем возглавит управление. В прошлом прокурорский работник, Иванов был сотрудником Центрального аппарата Генпрокуратуры, а до недавнего времени работал заместителем директора одного из департаментов министерства юстиции.

Ходят слухи, пишет "Коммерсант", что Иванову дан карт-бланш на ревизию всей деятельности Лысейко, в том числе по анализу прекращенных и приостановленных дел, причем в этом ему будет помогать начальник нового отдела по надзору за расследованием особо важных дел Генпрокуратуры Сергей Хлопушин, перешедший на днях туда с поста прокурора подмосковного Подольска. На последней должности он оказался после того, как вступил в конфликт с генпрокурором Устиновым и был изгнан им с поста прокурора Калмыкии.

Кроме того, скорее всего, за отставкой Владимира Лысейко последует сокращение числа следователей по особо важным делам и перевод некоторых в регионы. По информации издания, некоторым следователям уже дана команда закончить те дела, которые были возбуждены при прежнем генпрокуроре.

Ввиду обширности и разнообразия деятельности Лысейко трудно сказать, о ревизии каких конкретно дел идет речь. Вряд ли Юрий Чайка пойдет так далеко, что даст санкцию на пересмотр "дела "ЮКОСа"", к тому же, по сведениям газеты, делами "ЮКОСа" продолжат заниматься не менее 20 следователей Генпрокуратуры.

Однако тот факт, что в ходе начатой еще в июле последовательной и планомерной "зачистки" Генпрокуратуры от ставленников бывшего начальника дошла очередь и до такого ключевого момента, как расследование "особо важных" дел, говорит о том, что не столько Иванову, сколько Чайке дан властью карт-бланш по приведению устиновской вотчины в "божеский" вид, чтобы ни перед кем, в первую очередь перед Западом, было не стыдно, ведь именно эти дела в последние годы основательно подпортили имидж Генпрокуратуры, да и всего российского государства в целом.

Татьяна Щеглова