Ничего не вижу, ничего не слышу

Севастопольский суд оставил Черноморский флот России без маяков

В конце этой недели большинство украинских СМИ торжествующе объявили своим читателям: "В вопросе о крымских маяках поставлена точка!", имея в виду, что 14 сентября апелляционный хозяйственный суд Севастополя принял окончательное решение о возвращении Россией, а точнее Черноморским флотом РФ, Украине 77 маяков севастопольской зоны. Наивный читатель грешным делом поверил этим категоричным заявлениям. Но мы позволим себе не согласиться с безапелляционностью упомянутой точки и робко возразить, что ля комедия вовсе не финита.

Прежде всего, хочется заметить, что первым восторженно провозгласил о победе украинского правосудия над российскими моряками пресловутый Олег Яценко - лидер так называемого "Студенческого братства", которое СМИ классифицирует по разному - от Всеукраинской молодежной организации до просто радикального объединения. Он еще 12 сентября поведал журналистам, что все уже решено - суд постановил передать все маяки на южном побережье Крыма (от мыса Тарханкут до мыса Аюдаг), которые используются ЧМФ, в распоряжение Украины. При этом Яценко поставил Севастопольский апелляционный хозяйственный суд "выше всех инстанций самого Севастополя и всего Крыма". Причем, по словам "студенческого брата", решение коснулось также и "нескольких домов в Феодосии" - это, видимо, в отместку за недавние выступления тамошних жителей против НАТО.

Яценко утверждал, что суд Севастополя таким образом удовлетворил иск Генеральной прокуратуры Украины, которая еще в 2001 году оспорила в хозяйственных судах Симферополя, Севастополя и Херсона незаконное удержание российским флотом почти 100 гидрографических объектов.

Информация, обнародованная Яценко, возбудила всех - начиная с помощника главкома ВМФ России капитана I ранга Игоря Дыгало, заканчивая Министерством транспорта и связи Украины, которому, по идее, должны отойти маяки, после того как их отберут у россиян. Правда, у российских журналистов было другое мнение. Как сообщил телеканал "Россия", Яценко, мягко говоря, погорячился, лишив ЧМФ жизненноважных для него объектов, поскольку заседание суда по этому вопросу должно было состояться только через несколько дней.

И оно состоялось, щедро проанонсированное и самим Яценко, и представителями российской стороны, и даже премьер-министром Украины Виктором Януковичем. Причем практически все комментарии были единодушны. Уже упоминавшийся Дыгало отметил, что порядок решения спорных вопросов между Россией и Украиной в отношении ЧМФ и его объектов определен базовыми соглашениями, подписанными правительствами двух стран, и все нюансы в этой области должны решаться исключительно дипломатическим путем. Ведь речь все-таки идет не о помещениях для дворницких, а об объектах стратегического значения, без которых нормальное функционирование такой сложной боевой единицы, какой является военный флот, невозможно.

Председатель Совета Федерации России Сергей Миронов также счел, что Севастопольский суд вышел за пределы своей юрисдикции, принимая решение об исключении из владения России украинских маяков. "Такие вопросы всегда должны решаться государствами", - подчеркнул глава сенатского корпуса РФ.

Что же касается Януковича, то он буквально слово в слово повторил капитана Дыгало, указав, что вопрос использования Россией маяков в Крыму является межправительственным вопросом, а не предметом обсуждения в судах, жилтовариществах и на партактивах "Студенческого братства". Премьер уведомил общественность, что ближайшее заседание межправительственной комиссии по этой теме будет проведено в ноябре, следовательно, все решения, которые будут приняты до этого срока, могут быть аннулированы договоренностью на более высоком уровне.

Но все эти комментарии не остудили пыл севастопольских судей. Что им премьеры, что им межгосударственные отношения? Не тот уровень, господа. И вот в "городе русских моряков" принимается взвешенное, если не сказать мудрое, решение изъять у этих самых моряков 77 маяков и других навигационных объектов. К ним, в частности, относится и многоэтажное здание, которое занимает Гидрографическая служба ЧМФ, Управление 23-й океанографической экспедиции, комплекс из 20 строений гидрографического отряда, аэрологическая станция и другие объекты в Севастополе. Если предположить, что Яценко был все же прав, и ранее суд отнял у флота 22 маяка на южном побережье, то можно уверенно сказать: приплыли!

Впрочем, расстраиваться командованию флота, оставшемуся по решению суда без глаз и ушей, не стоит. Как уже говорилось, в ноябре межправительственная комиссия может и вовсе не вспомнить о том, что было решено 14 сентября в Севастополе. А если даже и вспомнит, то маловероятно, что судебные приставы, усиленные активистами "Студенческого братства", ворвутся на территории объектов флота и вступят в схватку с флотским составом. Активисты, кстати, знают, чем это чревато - они уже не раз, во главе со своим неугомонным лидером (иногда складывается впечатление, что господину Яценко просто нечего делать), пытались прорваться в пределы флотских владений, откуда неизменно со скандалом изгонялись.

Если взять за аксиому, что флот без гидрографии и навигации жить не может и что маяки вкупе с прочими объектами останутся в его владении как минимум вплоть до 2017 года (когда истекает срок аренды Россией крымских баз), после чего они чинно и благородно будут переданы Украине, то возникает вопрос: кому нужна вся эта бессмысленная возня? Может быть "Студенческое братство" и Севастопольский суд выполняют чей-то заказ из Киева? Заказ тех, кому очень хочется омрачить первые месяцы премьерства Януковича. А чем их можно еще омрачить, если не вопросом Черноморского флота, который возбуждает общественность обеих стран покруче, чем добропорядочного туркмена надругательство над Рухнамой?

При всей бессмысленности нынешних склок вокруг маяков стоит, однако, признать, что вопрос это не такой простой, как хотелось бы обеим сторонам. Когда в 1997 году Киев и Москва подписали соглашение о пребывании Черноморского флота РФ на территории Украины, стороны также договорились разработать дополнительное соглашение по средствам навигационно-гидрографического обеспечения. На эту работу девять лет назад был выделен целый месяц, однако "воз и ныне там" - дополнительного соглашения как не было, так и нет.

При этом в августе 1998 года вышло постановление кабинета министров Украины, согласно которому гидрографическое имущество, являющееся государственной собственностью и размещенное на побережье от мыса Тарханкут до мыса Аюдаг, было передано в сферу управления Министерства транспорта Украины. В ноябре 2000 года президент Леонид Кучма возложил на Минтранс ответственность за "реализацию государственной политики в сфере навигационно-гидрографического обеспечения мореплавания". И уже руководствуясь этими документами, в 2001 году Генеральная прокуратура Украины подала иски по отчуждению у России более 100 объектов, которые Черноморский флот, по глубокому убеждению Киева, удерживает незаконно. Украинцы оспаривают в судах, россияне надменно морщатся и соседское недовольство игнорируют. Проще было бы, кажется, просто написать то самое дополнительное соглашение.

И каков же вывод из всей истории? В России любят говорить, что, дескать, во всем виноват Чубайс. Но тут Анатолий Борисович ни при чем, да и на Украине привыкли по всем винить другого персонажа, поэтому с полной уверенностью можно заявить: во всем виноват Кучма.