Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Победа подчистую

Сербские радикалы не смогут воспользоваться своей победой на выборах в Скупщину

В воскресенье, 21 января, в Сербии прошли парламентские выборы. По предварительным данным, в выборах 250 депутатов Скупщины приняло участие 60,3 процента избирателей. За ходом выборов следили 468 иностранных наблюдателей, из них 310 представителей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (OSCE), и 3 тысячи 808 сербских наблюдателей большей частью из "Независимого центра за свободные выборы и демократию" (CeSID).

Согласно итогам exit polls, предоставленным CeSID, победу на выборах в Скупщину одержала националистическая Сербская радикальная партия (SRS), лидер которой, Воислав Шешель, находится в тюрьме Гаагского трибунала. Она набрала почти 28 процентов голосов избирателей, что обеспечит ей 80 или 81 место в парламенте. Радикалы выступают против отделения Косово от Сербии и сотрудничества с Гаагским трибуналом по вопросу выдачи сербских лидеров, подозреваемых в военных преступлениях.

Прозападные, или демократические партии, взявшие курс на скорейшую интеграцию Сербии в ЕС, получили меньшее количество голосов. За Демократическую партию (DS) президента страны Бориса Тадича проголосовали 22,9 процентов избирателей. Она сможет получить 65 мест в парламенте.

Третье место заняла Демократическая партия Сербии (DSS), возглавляемая премьер-министром страны Воиславом Коштуницей - 16,7 процентов голосов избирателей и предположительно 47 мест в парламенте.

Либеральная партия G-17 Plus набрала, по одним данным, 6,8 процентов, а по данным, представленным на сайте самой партии 7,1 процент голосов избирателей и, таким образом, может получить от 19 до 20 депутатских мандатов.

За ней следует Социалистическая партия Сербии (SPS), получившая 5,6 процентов голосов - 16 парламентских мест; и ультралиберальный блок во главе с Либерально-демократической партией (LDP) - 5,3 процента и 15 депутатских мандатов соответственно.

Официальные итоги выборов Республиканская избирательная комиссия должна будет сообщить не позже четырех дней с момента закрытия избирательных участков, крайний срок для этого наступает в 20:00 25 января. Между тем окончательные итоги, по единодушному мнению наблюдателей, уже не изменят сложившуюся расстановку политических сил.

Выигрыш без победы

Итоги выборов далеко не так однозначны, как это может показаться на первый взгляд. Прежде всего, потому, что у опередившей своих соперников Сербской радикальной партии фактически нет никаких возможностей использовать свою победу. Набранного количества голосов недостаточно, для того чтобы сформировать правительство большинства. Томислав Николич, который руководит партией в отсутствие Шешеля, уже высказал свое сожаление по этому поводу. "У нас не будет возможности составить правительство - но это случится после следующих выборов", - добавил он.

Создание же коалиционного правительства представляется весьма проблематичным. По мнению ряда экспертов, ни одна из прозападных демократических партий не захочет сотрудничать с политическими наследниками Милошевича. С другой стороны, как сообщает радио "Свобода", со ссылкой на белградских политических аналитиков, радикалы сами не хотят входить в правительство: велика вероятность, что под давлением ЕС и США на его долю выпадет нелегкая задача принять решение о предоставлении независимости Косово, а это напрямую противоречит программе SRS.

Более того, если сравнить прошедшие выборы с выборами 2003 года, демократические партии продемонстрировали резкий рывок вперед, в то время как Сербская радикальная партия осталась фактически на прежних позициях. Как отмечает в этой связи Le Monde, на нынешних выборах за нее проголосовало всего на один процент больше, чем в 2003 году, в то время как количество избирателей Демократической партии за прошедшие четыре года почти удвоилось. Наконец, настоящим успехов для прозападных партий стало появление в парламенте партии ЛДП во главе с молодым политиком, бывшим лидером студенческих манифестаций против режима Милошевича, Чедомира Йовановича.

Возможности и сложности

Таким образом, большинство как сербских, так и иностранных наблюдателей склоняются к мысли, что к формированию коалиционного правительства преступят партии демократического и либерального толка. Лидер либеральной партии G-17 plus Младжан Динкич (Mladjan Dinkic) уже заявил о необходимости создания коалиции из Демократической партии, Демократической партии Сербии и партии G-17 plus, которые могут получить в итоге 132 мандата, а с привлечением голосов от других фракций - социалистов и ЛДП - добьются ощутимого большинства.

Вероятно, что во главе нового правительства встанут члены Демократической партии, как самой многочисленной из демократических сил, представленных в новой Скупщине. "Я хочу подчеркнуть, что партии проевропейской ориентации получили две трети мест в сербском парламенте, - заявил лидер DS Борис Тадич. - Я уверен, что на основе этих результатов моя Демократическая партия будет иметь лидерскую позицию в демократическом блоке и она потребует место премьер-министра в новом правительстве".

Однако формирование демократической коалиции осложнено целым рядом факторов. По мнению находящегося в Белграде политического аналитика Джеймса Лайона (James Lyon), на которого ссылается радиостанция Voice of America (VOA), подобно сербским радикалам, не все из тех, кто причисляет себя к демократическому лагерю, хочет быть в составе правительства, которому, возможно, предстоит de jure признать независимость Косово.

Прежде всего, это касается лидера Демократической партии Сербии Воислава Коштуницы, построившим свою предвыборную кампанию вокруг националистических лозунгов, среди которых "Не дамо Косово!". Вопрос, войдут ли 47 депутатов от его партии в демократическую коалицию, так и остается открытым, а без них эта коалиция невозможна. Более того, Коштуница не исключил, что он не только откажет демократам в поддержке, но примкнет к Сербской радикальной партии.

Nouvel Observateur отмечает, что Коштуница благодаря двойственности своей позиции - евроинтеграция при "умеренном национализме" - как ни странно, оказался своеобразным арбитром в схватке между радикалами и демократами. От альянса, который он предпочтет, зависит, какое правительство будет сформировано в Сербии.

При этом важно отметить, что союз с радикалами, не означает для Коштуницы отказа от евроинтеграции. Националисты не отвергают возможности вступления в ЕС. Как заявил лидер Сербской радикальной партии Томислав Николич в интервью агентству Reuters: "Мы стремимся стать частью Евросоюза, но только с условием, что нас будут уважать как независимое и суверенное государство. Сербы уже достаточно подвергались шантажу и давлению со стороны ЕС".

ЕС за Косово

Однако не верно было бы полагать, что Коштуница является в данном случае хозяином положения, как, впрочем, и другие сербские политики как победившие так и проигравшие на выборах - слишком уж велика негласная, но реально ощутимая зависимость от ЕС, где существуют свои представления о будущем Сербии.

Еще накануне выборов европейские политики прямо говорили о том, что сербы должны повернуться спиной к националистам и радикалам, чтобы стать полноправными членами союза и не остаться "островом слепых" в европейском море. Сразу после того, как стали известны предварительные результаты голосования, в ЕС недвусмысленно намекнули, какое правительство желают видеть в Сербии. Секретарь ЕС по внешней политике Хавьер Солана расценил прошедшие выборы как победу демократических сил и заявил, что сербам необходимо приступить к скорейшему формированию эффективного проевпропейски ориентированного правительства. В схожем духе высказались канцлер Германии Ангела Меркель и ряд других европейских политиков.

Иными словами, внутриполитическая ситуация определяется в тесной связи с внешнеполитическим курсом, который со своей стороны зависит от того, как его расценивают могущественные соседи по ЕС. Выбор у сербских политиков невелик: либо "национализм" и изоляция, либо открытое общество, интеграция в обмен на определенные уступки во внутренней политике.

При этом уступки могут оказаться весьма существенными, вплоть до отделения Косово. Не секрет, что многие политики в ЕС и США выступают за предоставление Косову, где 90 процентов населения составляют этнические албанцы, независимости. В ближайшее время комиссар ООН в Косово Марти Атисаари (Martti Ahtisaari) должен выступить с докладом, посвященным этому вопросу. Согласно данным Reuters, представители ООН получат на территории края весьма широкие полномочия: право увольнять представителей местных властей, контролировать и отчасти направлять их деятельность, а само Косово, формально оставаясь в составе Сербии, сможет выступать как самостоятельный субъект в международных отношениях.

Если это так, то у сербских политиков, похоже, остается один выбор - "интеграция в обмен на территории", и победа радикалов и националистов на прошедших выборах ничем помочь не сможет.

Алексей Демьянов

Мир00:0611 октября

Русские, назад!

Нефть, коррупция, террор: зачем Россия возвращается в охваченный беспорядками Ирак?