Когда закончится Ислам?

Президенту Узбекистана остался, как минимум, еще один год полномочий

30 января президенту Узбекистана Исламу Каримову исполнилось 69 лет. Несмотря на давно распространяемые его недругами слухи о плохом состоянии здоровья главы государства, Каримов пока уверенно руководит республикой и главное – совсем не демонстрирует желание сменить пост рулевого на более спокойное и безопасное местечко. Хотя, как утверждают узбекские оппозиционеры и правозащитники, с 22 января Каримов правит в нарушение норм конституции страны, поскольку основной закон Узбекистана именно указанной датой ограничивает срок пребывания нынешнего президента у власти. Тем временем эксперты и наблюдатели теряются в догадках относительно будущих действия Ислама Абдуганиевича.

Ровно семь лет назад Ислам Каримов на собственной инаугурации присягнул на Коране и конституции и поклялся "верно служить народу Узбекистана, строго следовать конституции и законам республики". Однако семилетний срок президентства истек, а никто в республике о предстоящем плебисците пока ничего не слышал.

Правда, еще в начале января в Узбекистане начался подсчет граждан. Переписью населения занялись представители махаллинских комитетов (органов местного самоуправления) и привлеченные к этому занятию преподаватели местных школ. Переписчики, в частности, должны были установить, кто и на каких основаниях проживает в каждой квартире, соответствует ли число проживающих граждан числу прописанных (зарегистрированных) на данной жилплощади. И хотя официального объявления о дате очередных президентских выборов еще не было, местные жители утверждают, что подобные переписи граждан проводятся каждый раз перед очередным голосованием.

Но ни в прессе, ни по радио, ни по телевидению никакого упоминания о грядущей президентской кампании в Узбекистане не было. Власти тоже молчат, следовательно, Каримов будет президентом, по крайней мере, еще один год, благо в конституции страны заложено противоречие, которое позволяет главе государства сделать свой семилетний срок восьмилетним. Ведь если в статье 90-й конституции говорится, что президент избирается на семь лет, то в статье 117-й - что выборы главы государства проводятся в год истечения конституционного срока полномочий его предшественника - в первое воскресенье третьей декады декабря.

Раз выборы назначены на декабрь, то Каримов сможет находиться у власти до февраля 2008 года, так как конституция опять-таки обязывает президента исполнять свои полномочия до вступления в должность его преемника, а это может произойти не позднее двух месяцев после официального объявления Центризбиркомом итогов выборов. Задумано чрезвычайно хитро, так что учитесь, Александр Григорьевич!

Самое занимательное в данной ситуации то, что ни один зарубежный политик, даже представители Госдепа США или ОБСЕ, работа которых и состоит в том, чтобы искать соломинку в чужом глазу, никоим образом не ставит под сомнения легитимность пребывания Каримова у власти. Узбекский президент, как оказалось, нужен многим – в первую очередь США, России и Китаю. От последних двух стран ждать критики в адрес официального Ташкента не приходится, а что касается американцев, возглавивших бурю мирового возмущения Каримовым после кровавых андижанских событий мая 2005 года, то ни для кого не секрет, что собственные стратегические задачи Вашингтон ставит куда выше сиюминутных забот о правах граждан в какой-либо стране, будь то Узбекистан, Ливия или, прости господи, Ирак.

Тем более что Каримов все-таки не позволяет у себя в стране распоясываться исламским экстремистам, подавляя любые проявления религиозной нетерпимости на корню. Это позволяет считать Узбекистан относительно стабильной страной, куда можно вкладывать деньги, приносящие прибыль. Тем более что перед глазами другой пример – Афганистан, освоивший демократию с помощью США, во главе с демократическим президентом Хамидом Карзаем. В эту страну до сих пор можно вкладывать только воинские подразделения и бронетехнику, да и то без видимой отдачи.

Но вернемся к Узбекистану, где Каримов с молчаливого одобрения Запада и, что само приходит на ум, опираясь на поддержку Москвы и Пекина, оставил своему народу лишь возможность гадать – а будут ли в этой стране вообще следующие президентские выборы?

По мнению Майкла Хола, директора центрально-азиатского проекта Международной кризисной группы, на которого ссылается The Washington Post, нет никаких признаков того, что Каримов собирается уходить. Эксперт полагает, что узбекский лидер будет добиваться для себя еще одного президентского срока.

Аналогичной точки зрения придерживаются и многие узбекские оппозиционеры, подавляющее большинство которых проживает за пределами республики. Они полагают, что президент постарается вновь использовать законодательство Узбекистана, может быть, даже в очередной раз изменить его, чтобы продлить свои полномочия.

Однако нельзя сбрасывать со счетов и настроения в правящих кругах страны. Несмотря на то, что политика Каримова привела в конечном итоге к тому, что в Узбекистане остался лишь один по-настоящему влиятельный политик – он сам, внутренняя угроза для тоталитарной власти существует практически всегда. Для того чтобы свести ее к минимуму, Каримов все годы своего правления действовал в стиле Туркменбаши Сапармурата Ниязова, который тоже не позволял государственным чиновникам засиживаться на каком-то одном месте. Постоянно тасуя кадры, Каримов постарался избежать возникновения во власти крупных группировок, теоретически способных создать угрозу его правлению.

"Посмотрите на людей, которые были очень близки к Каримову несколько лет назад, многие из них теперь выброшены из системы, а их экономические интересы и активы отошли, в основном, к дочери президента Гульнаре Каримовой", - говорит бывший посол Великобритании в Ташкенте Крейг Мюррей. К дочери президента мы еще вернемся, а пока стоит вспомнить об узбекских кланах, которые, собственно говоря, и формируют государственность в этой стране.

Узбекские кланы имеют региональное, а не кровное деление, как, например, на Кавказе. Наиболее известные кланы – самаркандский, ферганский, джизакский, ташкентский, хорезмский, которые даже во времена СССР делили меж собой ключевые и самые выгодные посты в республике. В начале 90-х годов наиболее сильным считался ташкентский клан, однако позже Каримов, выходец из Самарканда, сумел отстранить его от власти. До конца 90-х годов страной управляли самаркандский и джизакский кланы, но к началу нового тысячелетия президент избавился и от "джизакцев", которым на смену вновь пришел ташкентский клан – как видно, полностью взять контроль над государством "самаркандцы" пока не решались.

Осенью 2005 года ушел в отставку министр внутренних дел "самаркандец" Закир Алматов, тот самый, что руководил подавлением мятежа в Андижане. На его место ташкентский клан, чьим оплотом является Служба национальной безопасности, хотел протащить своего человека, однако Каримов назначил главой МВД Бахтияра Матлюбова – из самаркандского клана. Чтобы обезопасить себя от междоусобицы, тем более не за горами перевыборы, президент решил окончательно обескровить соперников из Ташкента и вынудил уйти в отставку представителя столичного клана министра обороны Кадыра Гулямова. После чего экс-министра судили за мошенничество и злоупотребление служебным положением, приговорив к условному тюремному сроку.

Получается, что к настоящему времени Каримов фактически устранил всех возможных соперников среди власть имущих. Поэтому от еще одного президентского срока главу Узбекистана отделяют лишь соображения морально-правового характера. Явных преемников Каримова в его окружении не видать, а что касается шансов дочери президента Гюльнары, то они расцениваются как более чем скромные. Мало того, что она не пользуется авторитетом у кланов и поет на эстраде, так ее еще и разыскивает Интерпол (за финансовые махинации), а американский суд, после скандальной тяжбы Каримовой с бывшим мужем - бизнесменом из Афганистана, выписал ордер на ее арест.

При этом в самом народе о достаточно одаренной и разносторонней Гюльнаре Каримовой ходят легенды, самая популярная из которых гласит, что президентская дочь самолетами вывозит из Узбекистана золото, как заработанное честным трудом на поприще эстрады, ювелирного искусства и дизайна, так и попросту наворованное.

С другой стороны то, что Каримова не пользуется поддержкой ни одного из кланов, может сослужить ей службу, если дочь все же решит продолжить дело отца. Ведь приход к власти действительно сильного политика может спровоцировать клановую междоусобицу, в которой все средства хороши. А уж как узбеки умеют враждовать, всем известно по Андижану. В пользу Гюльнары говорит и то, что Каримов в настоящее время, и об этом свидетельствуют все информированные источники, не доверяет практически никому, кроме членов своей семьи. По словам независимого социолога из Ташкента Баходира Мусаева, "президент фактически абсолютно одинок".

Вот оно – тяжелое бремя власти. Рискнет ли Каримов, использовав все возможные и невозможные средства, взвалить его на себя еще раз или переложит этот груз на плечи человека, которому он может доверить свою старость, в том числе на плечи собственной дочери, покажет время. Но Каримову все же следует отдать должное – золотую статую он себе так и не поставил. Зато вырастил дочь.

(При подготовке статьи использованы материалы агентства "Фергана.ру".)

Бывший СССР00:01 8 ноября

Сказке конец

Туркмены построили свой СССР. Теперь они много работают, мало едят и любят вождя