Свобода без раскаяния

Верховный суд Штутгарта постановил освободить террористку "Фракции Красной армии"

Верховный суд Штутгарта 12 февраля 2007 года принял решение о досрочном условном освобождении 57-летней Бригитты Маргарет Иды Монхаупт (Brigitte Margret Ida Mohnhaupt) - одной из бывших руководителей террористической организации "Фракция Красной армии". Арестованная в 1982 году, Монхаупт была приговорена к пяти пожизненным заключениям и еще 15 годам за участие в убийствах, в покушении на убийство и в похищении людей. В решении суда особенно подчеркивается: освобождение не является помилованием, а принято исключительно по юридическим обоснованиям, в соответствии с законом, по которому любые преступники, вне зависимости от тяжести совершенных ими преступлений, могут выйти на свободу после 24 лет заключения, если установлено, что они больше не представляют опасности для общества. Между тем сама Бригитта Монхаупт так никогда и не выразила раскаяния в содеянном и, судя по всему, не собирается этого делать. О ее планах на будущее также ничего неизвестно.

Этапы "большого пути"

Бригитта Монхаупт родилась 24 июня 1949 года в городе Рейнбурге земли Северный Рейн - Вестфалия. С 1960 года после развода родителей жила с матерью. После окончания гимназии в 1967 году, решив стать журналистом, она отправилась в университет Мюнхена, где записалась на философский факультет. В 1968 году Бригитта вышла замуж за Рольфа Хайслера (Rolf Heissler), который также впоследствии стал членом "Фракции Красной армии", однако их брак продлился всего два года.

Монхаупт вошла в экстремистскую леворадикальную организацию "Фракция Красной армии" в 1971 году. В то время группировка носила название "Баадер-Майнхоф" по имени своих основателей и руководителей Андреаса Баадера (Andreas Baader) и Ульрики Майнхоф (Ulrike Meinhof). Образовавшись на волне студенческих протестов конца 60-х - начала 70-х годов, организация ставила своей целью вооруженную революционную борьбу против капитализма - "свинской системы" - и тех, кто ему служит - "свиней". Монхаупт отвечала за организацию, обеспечение, приобретение и хранение оружия.

В 1972 году она была арестована в Берлине и тогда же приговорена к четырем годам и восьми месяцам тюремного заключения за участие в преступной группировке. Монхаупт отбыла большую часть срока в одной из берлинских тюрем, однако под конец была переведена в тюрьму Штутгарта, где встретилась со старшими "товарищами": Андреасом Баадером, Ульрикой Майнхоф и Гудрун Энслинн (Gudrun Enslinn), от которых, как предполагают, получила подробные инструкции по вопросам дальнейшей борьбы.

Выйдя на свободу 8 февраля 1977 года, Монхаупт немедленно приступила к организации новой ячейки. Она стала виднейшим представителем так называемого "второго поколения "Фракции Красной армии", непосредственным организатором и активной участницей "Наступления 77", впоследствии также получившего название "Немецкая осень" - серии терактов, предпринятых с целью освобождения из тюрьмы "стариков" - Баадера, Майнхоф, Энслинн и других.

Самыми громкими акциями "Фракции Красной армии" стали убийства генерального прокурора ФРГ Зигфрида Бубака (Siegfried Buback) 7 апреля 1977 года, представителя правления Банка Дрездена Юргена Понто (Juergen Ponto) 30 июля, похищение и убийство управляющего Федерального союза германской промышленности (BDI) Ганнса-Мартина Шлейера (Hanns-Martin Schleyer) 5 сентября и 18 октября соответственно, а также захват в заложники пассажирского самолета "Люфтганзы" 13 октября. Последняя акция террористов закончилась штурмом воздушного судна, который провело спецподразделение по борьбе с терроризмом GSG-9.

После этого Монхаупт скрылась от преследования в Париже, а потом перебралась в Югославию, где вместе с другими членами "Фракции Красной армии" - Зиглиндой Хофманн, Рольфом Клеменсом Вагнером и Петером-Юргеном Буком - 11 мая 1978 года была задержана югославской полицией. Власти Югославии планировали обменять их на восемь хорватских диссидентов, скрывающихся в ФРГ. После того как немецкие власти отвергли эти условия, задержанным террористам-революционерам было предложено вылететь в любую страну.

Куда они отправились, неизвестно. Зато уже 15 сентября 1981 года в Гейдельберге Монхаупт приняла участие в покушении на генерала армии США Фредерика Джеймса Крозена (Frederick James Kroesen) - главнокомандующего американскими войсками, дислоцированными в Западной Европе. В результате нападения Крозен был ранен.

Наконец, 11 ноября 1982 года Бригитта Монхаупт была арестована и препровождена в баварскую тюрьму Айхах (Aichach), где ей было сужено провести следующие 24 года. 2 апреля 1985 года она была приговорена к пяти пожизненным заключениям и дополнительно к 15 годам лишения свободы.

Суд признал ее виновной в причастности к убийствам Зигфрида Бубака и двух его телохранителей Гебеля (Guebel) и Вюрстера (Wurster), Юргена Понто, Ганса-Мартина Шлейера и четырех его сопровождающих - Марчича (Marcisz), Брендле (Braendle), Ульмера (Ulmer) и Пилера (Pieler), в покушении на убийство еще пятерых граждан ФРГ и в покушении на убийство генерала Фредерика Джеймса Крозена.

С связи с изменениями в законодательстве 16 июля 1986 года мера пресечения была изменена с "пожизненного заключения" на "окончательную меру наказания", установленную по совокупности совершенных преступлений. 15 марта 2006 года Верховный суд Штутгарта отклонил ходатайство о досрочном освобождении, одновременно подтвердив срок заключения в 24 года. В 2007 году Монхаупт должна была выйти на свободу.

Какую посадили, такую и выпустят

Известие о скором освобождении Бригитты Монхаупт вызвало негативную реакцию большинства граждан Германии с учетом распространенных в обществе опасений, связанных с террористической угрозой. Многие указывали на тот факт, что на свободу выходит не просто "рядовой" преступник, и даже не рецидивист, а именно террорист, у которого совершенно другая мотивация, чем у представителей криминального мира. С учетом ее опыта, возраста и возможной озлобленности после 24 лет заключения, она может быть очень опасна.

Однако ситуация осложняется тем, что в свое время Бригитта Монхаупт была осуждена не как террорист, а именно как обычный преступник. В целом по сравнению с 1980-ми годами все изменилось с точностью до наоборот. Осужденные члены "Фракции Красной армии" тогда настаивали как раз на том, что не имеют ничего общего с обыкновенными преступниками, которые руководствуются самыми "низменными" мотивами. Они рассматривали себя как революционный авангард, сражающийся за высокие цели против капиталистических общества и государства.

Со своей стороны, власти ФРГ, напротив, были заинтересованы в том, чтобы исключить из дела "Фракции Красной армии" политическую составляющую и представить его как обыкновенное преступление. Как заявил исполнявший в то время обязанности президента Иоганес Рау, "совершенные преступления представляют собой чистый криминал, не больше". От ""Фракции Красной армии" отстранились даже традиционно симпатизирующие левым радикалам европейские интеллектуалы - литераторы и университетская профессура.

Но, несмотря на все нынешние опасения и споры, изменить судебное решение уже нельзя.

Правовое государство и его граждане

Зато можно попытаться изменить свое к нему отношение. Ряд немецких обозревателей выступили на страницах печати, заявив, что, несмотря на все совершенные Монхаупт преступления, ее освобождение является правильным решением, так как воплощает собой один из основных постулатов гуманного правового государства, которое не только наказывает преступников, но и всегда готово дать им еще один шанс. При этом, как подчеркивает, к примеру, обозреватель "Немецкой волны" Моника Дитрих (Monika Dittrich), речь опять-таки идет не о милосердии. "Единственным критерием, - пишет Дитрих, - от которого зависит освобождение преступника, должно являться следующее: представляет ли он все еще опасность для общества или нет?".

По мнению немецких властей, Бригитта Монхаупт никакой опасности уже не представляет. Как отмечается в постановлении Верховного суда Штутгарта, "нет никаких оснований, указывающих на то, что осужденная может представлять собой опасность или что она вновь вернется к совершению тяжких преступлений". На чем основано такое предположение, неизвестно. Зато прекрасно известно, что все свои преступления Монхаупт совершила после того, как первый раз вышла из тюрьмы в 1977 году. "Немецкая Осень", организатором и участницей которой она была, привела к тому, что на всей территории ФРГ осенью 1977 года было введено чрезвычайное положение сроком на 44 дня.

В подтверждение решения суда указывают на тот факт, что другие члены "Фракции Красной армии" Петер-Юрген Бук, Зиглинда Хофманн, Стефан Вишневски ранее уже были освобождены без какого-либо вреда для общественной безопасности. Рольф Клеменс Вагнер и Адельхайд Шульц были помилованы, и никто из них не вернулся к преступной деятельности. Отмечается также, что в 1992 году оставшиеся на свободе члены группировки заявили о прекращении своей деятельности и что Монхаупт якобы присоединилась к ним.

Журнал Stern в этой связи опубликовал развернутое интервью с адвокатом Монхаупт Вольфгангом Дойчлем (Wolfgang Deuschl), который, в частности, заявил, что за прошедшее время она стала более спокойным, вдумчивым и сознательным человеком, готовым помочь окружающим. По словам Дойчля, всем якобы известно, что Монхаупт отказалась от своих прошлых радикальных убеждений. "Она не только больше не убьет ни одного человека, но навряд ли вообще совершит что-либо противозаконное. Эти времена прошли", - добавил он. Вместе с тем Дойчель не смог прямо ответить на вопрос, раскаивается ли Монхаупт в своих преступлениях.

Именно этот вопрос вызывает серьезное беспокойство противников освобождения Монхаупт. Глава правительства Баварии Эдмунд Штойбер заявил, что в качестве непременного условия своего освобождения она обязана принести извинения потомкам и родственникам людей, погибших от рук террористов "Фракции Красной армии". Однако, как отмечают многие немецкие издания, накануне своего освобождения Монхаупт не только не заявила о намерении извиниться, но вообще не демонстрирует никаких признаков раскаяния в содеянном.

Как отмечает в этой связи Der Spiegel, немецкое общество столкнулось с серьезной дилеммой, которая касается не только случая с Монхаупт: можно ли освобождать преступника только на том основании, что он более не опасен, если он при этом не раскаялся в содеянном? И если правовое государство уверенно дает ему второй шанс, то почему бы из простого сострадания и человеколюбия не принести родным жертв извинения, хотя бы формальные? Что они должны чувствовать, когда убийца выходит на свободу, не высказывая признаков сожаления?

Родственники погибших уже заявили, что не понимают решения суда. Никто из них не хочет мести, но они требуют хотя бы извинений. Тем более что многие из них, как, например, вдова Ганнса-Мартина Шлейера, до сих пор точно не знают всех деталей гибели своих родных. Тело Шлейера было обнаружено на территории Франции, однако ни Монхаупт, ни другие члены "Фракции Красной армии", несмотря на полученные сроки, отсидки и помилования, так и не раскрыли обстоятельств его смерти и имя его непосредственного убийцы. Как отметил обозреватель Frankfurter Allgemaine Zeitung Франк Ширрмахер (Frank Schirrmacher), их мужества хватало лишь на то, чтобы заявить информ-агенству DPA о своей коллективной ответственности за тот или иной теракт.

Впрочем, решение суда освободить Монхаупт вызвало неодобрение не только родственников погибших. 60 процентов из 3911 человек, принявших участие в опросе на сайте журнала Stern, выказались против того, чтобы выпускать ее из тюрьмы. Согласно данным опроса института исследования общественного мнения Emnid, против освобождения высказались 69 процентов, и только 19 - "за".

С юридической точки зрения, это ничего не значит. К тому же правовому государству, наверняка, видней.

Алексей Демьянов