Нефтяной магнат Чавес

Во власти правительства Венесуэлы к 1 мая окажутся все местные нефтяные компании

Президентский указ Уго Чавеса поставил точку в национализации нефтяной отрасли Венесуэлы. К 1 мая 2007 года иностранные компании должны либо освободить месторождения в бассейне реки Ориноко, либо отдать контрольные пакеты их акций. Таким образом, уже весной в Венесуэле, которая является пятым по величине экспортером нефти в мире, не останется ни одной частной нефтяной компании.

Свое решение Уго Чавес прокомментировал в радиопередаче "Алло, президент". Глава Венесуэлы не скрывал своей радости оттого, что нефтяными месторождениями будут владеть не американские компании, а местная госкорпорация Petroleos de Venezuela SA. По его речи сначала могло показаться, что речь идет не о нефтяных вышках, а о военных объектах, а проведенная национализация - это не экономическая реформа, а выигранное войсками Венесуэлы сражение. В частности, Чавес сказал, что к первому мая над всеми местными месторождениями "будет реять флаг Венесуэлы".

Чавес не случайно выбрал дату 1 мая. Кроме того, что это день солидарности трудящихся, который, как правило, широко отмечается во всех социалистических странах, именно 1 мая президент Боливии Эво Моралес национализировал нефтяные и газовые компании страны. Вслед за боливийским лидером сразу несколько стран объявили о подобных шагах - в том числе и Венесуэла.

Однако переход частных компаний под госконтроль в Боливии и тот же процесс в Венесуэле имеют одно очень важное отличие. Если национализация в Боливии - это факт, важный только для Латинской Америки, то передел нефтяной отрасли в Венесуэле так или иначе отразится на всем мировом рынке. Венесуэла является одним из крупнейших экспортеров нефти в мире, причем большая часть поставок приходится на США. Ненависть Чавеса к президенту Штатов Джорджу Бушу хорошо известна, однако по экономическим соображениям Венесуэла не может обойтись без США - потеряв рынок сбыта, стране необходимо будет срочно придумывать, куда бы продавать нефть и бензин.

Чтобы диверсифицировать поставки, Чавес пытается рекламировать венесуэльскую нефть на европейских рынках. Некоторые его шаги в этом направлении можно назвать экстравагантными. Например, в середине февраля Венесуэла договорилась с мэрией Лондона о льготных поставках топлива для местного автобусного парка. Латиноамериканская нефть позволит компаниям, владеющим знаменитыми по всему миру красными двухэтажными автобусами, экономить до 32 миллионов долларов в год.

Эти средства пойдут на продажу льготных билетов для лондонских бедняков. Да и Венесуэла на поставках вряд ли обанкротится - взамен дешевого топлива латиноамериканцы смогут пользоваться услугами английских экспертов, которые помогут Чавесу решать транспортные и административные проблемы.

Нефть

Ко времени выхода указа Чавеса в Венесуэле и так осталось не слишком много иностранных нефтяных компаний. Все их активы находятся в бассейне реки Ориноко, где залегает тяжелая и сверхтяжелая нефть. Такую нефть сложно добывать, да и ее переработка требует дополнительных затрат. Зато рядом с Ориноко такой нефти очень много. Если сверхтяжелую нефть удастся сертифицировать, то доказанные запасы этого вида топлива у Венесуэлы сразу увеличатся на 236 миллиардов баррелей.

Именно объемом потенциальной добычи месторождения в бассейне Ориноко интересны американским Exxon Mobil, Chevron и ConocoPhillips. Также на месторождениях в бассейне Ориноко работают компании под управлением французской Total, норвежской Statoil и британской British Petroleum.

В своем выступлении в передаче "Алло, президент" Чавес настаивал, что вовсе не хочет добиться полного исхода международных концернов. Венесуэла, по его словам, хочет "лишь" того, чтобы каждая нефтяная компания, работающая на территории страны, не менее чем на 60 процентов принадлежала бы государству. Такая риторика Чавеса объясняется тем, что иностранные корпорации в случае полного ухода взяли бы с собой всю технику, а главное - специалистов, без которых добыть тяжелую нефть не так-то легко.

С другой стороны, даже если страну покинут западные корпорации, у Венесуэлы есть и запасные варианты. Один из низ - российская компания "Лукойл", очень заинтересованная во всех рынках Латинской Америки, в том числе и венесуэльском. Еще в 2004 году концерн Вагита Алекперова пообещал вложить в экономику этой страны около миллиарда долларов. А в конце 2006 года совместное предприятие "Лукойла" и Petroleos de Venezuela начала бурение на углеводородном блоке "Хунин-3".

В своем выступлении, касающемся национализации, Чавес не упомянул об одной важной детали. А именно о том, как Венесуэла будет расплачиваться за приобретаемые государством нефтяные активы. Ранее Чавес обещал иностранным нефтяникам компенсации, однако их размер пока остается неизвестным. Между тем иностранцы инвестировали в экономику Венесуэлы около 17 миллиардов долларов. Даже если Чавес захочет вернуть только эту сумму, то в бюджете образуется солидная дыра.

В промышленных масштабах

Социалистическая модель, которую строит в Венесуэле Уго Чавес, предполагает не только избавление от частных нефтяных компаний, но и контроль государства в других секторах экономики. Национализация в Венесуэле по своим масштабам несравнима ни со сходным процессам в Боливии, ни в Гондурасе, где под контроль правительства временно перешли нефтехранилища, ни в эмирате Дубай, откуда правительство выгнало американскую ConocoPhillips.

В Венесуэле национализируется почти все - от энергетических компаний до продуктовых магазинов. Правда, если возвращение частных супермаркетов государству является пока только угрозой Чавеса тем предпринимателям, которые не хотят продавать мясо по установленным правительством ценам, то национализация основных отраслей промышленности - реальный факт.

В начале февраля руководство Венесуэлы договорилось с американской компанией Verizon о национализации телекоммуникационной CANTV. Сумма сделки составила полмиллиарда долларов. При этом Чавес отмечал, что CANTV перейдет под контроль государства раньше, чем Венесуэла выплатит компенсацию.

По такому же принципу будут национализированы и компании в области электроэнергетики. После этого в стране должна, как полагает Чавес, наступить социальная гармония. Но наступит ли от национализации гармония экономическая, станет ясно только после 1 мая, когда новая система заработает в полную силу.