Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Нацболам вернули партию

Прокуратура признала существование лимоновцев на время очередного суда над ними

В четверг Генпрокуратура разместила на своем сайте удивительное сообщение. В нем говорится о том, что "приостановлена деятельность межрегиональной общественной организации Национал-большевистская партия", ликвидированной еще в 2005 году.

Решение о ликвидации НБП было принято Мосгорсудом в июле 2005 года, а в ноябре того же года его подтвердил Верховный суд. Поводом для такого вердикта стало слово "партия", содержащееся в названии организации, таковой на самом деле не являющейся.

Спустя полтора года на сайте Генпрокуратуры появяется сообщение, из которого следует, что деятельность НБП приостановлена на время рассмотрения в Мосгорсуде поданного столичной прокуратурой заявления о признании организации экстремистской. Правоохранители также просят суд запретить деятельность структуры, которую называют "партией". Объясняя зачем потребовалось запрещать деятельность несуществующей организации, в пресс-службе столичной прокуратуры сообщили, что запрет накладывается повторно, поскольку решение о ликвидации организации не выполняется.

По-человечески понять столичную прокуратуру можно - вопреки решению суда полуторалетней давности нацболы никуда не исчезли и по-прежнему захватывают правительственные учреждения, жгут файеры и плохо контролируются. Однако с юридической точки зрения грядущий судебный процесс, похоже, небезупречен. "Нельзя запретить по суду то, чего юридически не существует", - объясняет "Коммерсанту" адвокат нацболов Сергей Беляк. А в Мосгорсуде "Газете" заявили, что будут вынуждены подойти к делу "творчески".

Еще один казус - понятийный - порождает само сообщение на сайте Генпрокуратуры. В нем нацболы называются "межрегиональной общественной организацией Национал-большевистская партия". А между тем в июле прошлого года Федеральная регистрационная служба России (Росрегистрация) разослала в СМИ сообщение, в котором говорилось о незаконности использования словосочетания "Национал-большевистская партия". Чуть позже документ похожего содержания появился и на сайте Росохранкультуры. Как объяснял тогда советник руководителя Росохранкультуры Евгений Стрельчик, упоминание в СМИ названия партии, которая не зарегистрирована в соответствии с законом и, следовательно, не существует в России, расценивается как распространение информации, не соответствующей действительности, и нарушение закона о СМИ.

Вплоть до вчерашнего дня журналисты старательно избегали "незаконного" словосочетания, предпочитая называть единомышленников Эдуарда Лимонова нацболами, лимоновцами или НБП. После сообщения на сайте Генпрокуратуры несуществующая партия нацболов вновь вернулась в СМИ. Выступая за запрещение партии, правоохранители вернули ее в язык.

Что до сути новых обвинений в адрес лимоновцев, то иск подобного содержания ожидался с тех самых пор, как была ликвидирована НБП. Можно усмотреть определенную логику и в том, что он подан именно сейчас. Лимоновцы оказались среди тех пяти тысяч, кто прорывал кордоны ОМОНа 3 марта в Петербурге. Они же собираются принять активное участие в запланированных на апрель "Маршах несогласных" в Нижнем Новгороде, Москве и Санкт-Петербурге.

Теперь же соратникам Лимонова грозить российским властям многотысячными акциями протеста станет сложней. Заявив о приостановке деятельности нацболов, прокуратура тем самым ввела в действие часть третью статьи десятой закона "О противодействии экстремистской деятельности". В ней, в частности, говорится о том, что в случае приостановки деятельности общественное объединение временно лишается права организовывать и проводить собрания, митинги, демонстрации, шествия, пикетирование, принимать участие в выборах и референдумах, пользоваться банковскими вкладами и расплачиваться по трудовым договорам. Адвокат нацболов Сергей Беляк считает, что в случае участия лимоновцев в "Маршах несогласных" их могут привлечь по 282-й статье УК РФ.

Еще более серьезным для лимоновцев окажутся последствия признания их деятельности экстремистской. За участие в организации, запрещенной "в связи с осуществлением экстремистской деятельности", уголовный кодекс предусматривает лишение свободы на срок до четырех лет.

Но остановит ли это радикалов? Когда ликвидировалась НБП, политики и наблюдатели говорили о том, что власть делает большую ошибку, загоняя организацию в подполье, а ее членов наделяя ореолом мученичества. Последние полтора года показали, что без регистрации нацболы реже протестовать не стали. Сейчас, когда прокуратура начинает новую атаку на нацболов, самое время задаться вопросом, а не подливает ли она масла в огонь?

Владимир Моторин