Новости партнеров

20 тысяч в сутки

Вернувшимся из Ирана морякам позволили конвертировать славу в деньги

Британские моряки, освобожденные из иранского плена, получили свои 15 минут славы и, что важнее, разрешение от начальства на ее конвертацию в фунты стерлингов.

Наиболее хозяйственной, как водится, оказалась женщина. По данным газеты The Times, 26-летняя Фэй Терни, которую, как и 14 ее сослуживцев, иранцы держали в плену 13 дней, уже продала свой рассказ об ужасах персидского плена за 150 тысяч фунтов. В переводе на доллары получается примерно 20 тысяч за сутки в каталажке.

Остальным морякам столько не предложат - они мужчины (драматизм не тот), покаянных писем на родину не писали, и много интересных подробностей по глупости уже разболтали на пресс-конференции - но заработать смогут. Терни, кстати, к журналистам предусмотрительно не пришла. За мужские истории газеты и телеканалы готовы выложить 30-50 тысяч фунтов.

Не 20 тысяч долларов в день, но тоже неплохо. Если учесть, что во время пребывания в плену у Махмуда Ахмадинеджада зарплату им всем начисляли исправно, то в финансовом отношении вояж британцев по иранским пенитенциарным учреждениям оказался для них достаточно выгодным времяпрепровождением.

Наверняка моряки все разом или по отдельности вскоре получат предложение о "написании книги" о своих злоключениях. Это уже более серьезные цифры гонораров. А если дело дойдет до кино - то Ахмадинеджаду они должны будут как минимум отправить по открытке с благодарностью: жизнь можно будет считать удавшейся.

Но это пока перспектива, хотя и не очень отдаленная. Пока же недавние пленники жалуются на мелкое воровство со стороны своих захватчиков.

Подбивая личный баланс, 20-летний Артур Бэчелор погоревал о своем цифровом плеере, который во время захвата "увел" какой-то ушлый иранец. По его словам, 300-долларовый iPod был дорог как подарок.

Да и гостинцы, врученные подчиненными Ахмадинеджада пленникам перед вылетом в Лондон, моряка не впечатлили. "Восточные сладости" оказались простыми ирисками с подозрительной надписью "с содержанием фисташек", книги - не слишком захватывающим чтивом о пользе исламской религии для молодых умов и душ, а CD и DVD вообще отказались запускаться. Впрочем, едва ли можно было рассчитывать, что на дисках было что-то, способное заинтересовать 20-летнего моряка. Уж точно не псевдоисторический боевик "300 спартанцев", где предки Ахмадинеджада представлены буйными и малосимпатичными людьми.

Одежда, предоставленная морякам в Иране принимающей стороной, также вызвала немало нареканий: британцам она показалась сшитой не по их меркам неудобной дешевкой. Выданные иранцами футболки, на которых было выведено Hugo Boss, по мнению моряков, на самом деле были изготовлены либо в секретной лаборатории министерства обороны Ирана, либо предоставлены китайскими товарищами. В любом случае, к уважаемой компании отношения они явно не имели.

Фэй Терни рассказала любопытную деталь о том, как иранцы готовили для нее одежду. По ее словам, женщина-офицер обмеряла ее под аккомпанемент звуков работы плотника - рядом с камерой кто-то работал молотком, топором и пилой. Сопоставив эти звуки и то, что ее измеряют, Терни подумала, что происходящее в соседнем помещении может закончиться появлением гроба, сделанного по ее меркам. На прямой вопрос о природе настораживающих звуков ей ответа не дали, что сильно разволновало пленницу.

Вообще иранцы, по рассказам моряков, использовали самые разнообразные методы для того, чтобы сломить их волю, заставить признаться в том, чего они не делали, и извиниться.

Вообще-то сначала британцы каяться не собирались. Но иранцы все же добились своего, используя патентованный метод Аль Капоне. Знаменитый гангстер говаривал, что "добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем просто добрым словом". Сказано - сделано: стражи исламской революции завязали глаза британцам, поставили их лицом к стенке, а за спинами передернули затворы автоматов. Стрелять, конечно, не стали, но процедура, по словам моряков, была очень неприятной.

После этого пленникам предложили выбор - извинения, признание вины и свобода через две недели, либо скорый суд и семь лет в тюрьме за шпионаж. Для улучшения мыслительных процессов пленников раскидали по одиночным камерам. Чтобы ничего не отвлекало британцев от дум, их полностью лишили какой-либо информации о происходящем как в мире, так и с товарищами по несчастью. Излишеств в камерах тоже не было - по словам пленников, из мебели там были лишь старые одеяла.

О плодах размышлений моряков спрашивали на еженощных допросах, проходивших в "достаточно жесткой" форме. По словам военных, их унижали, говорили, что о них все забыли, а британское правительство отказалось от них.

Вместе с общими для всех методами, иранцы давили моряков и по "индивидуальной программе". Так, Бэчелора тюремщики называли "мистер Бин" и все время смеялись над ним. Моряк опасался, что его стражи попытаются устроить ему какой-нибудь небезопасный розыгрыш из репертуара известного комика. "Они пытались выставить меня идиотом", - пожаловался Бэчелор.

Фэй Терни также удостоилась особого к себе отношения. Помимо истории с так и не презентованным гробом, она вспомнила, что все время боялась быть изнасилованной и убитой горячими иранскими тюремщиками. Военнослужащая рассказала, что у нее интересовались, готова ли она умереть за Родину. Такая постановка вопроса ей совсем не понравилась, что и стало одной из причин, побудившей ее писать покаянные письма и выступать по телевизору с извинениями в адрес Ирана.

Терни также рассказала, что через несколько дней заключения иранцы по-особому стали давить на нее, требуя написать письмо: ей сказали, что остальные моряки во всем сознались и уже отправились домой, а от нее, если она хочет того же, требуется всего пару строк письма и несколько телевыступлений.

Военнослужащая поначалу отказалась, но вспомнив о том, что у ее дочери 8 мая день рождения, на котором она обещала присутствовать, сломилась и выполнила требуемое.

Для других пленников изобретательные иранцы придумывали свои способы давления, которые, в конечном счете, дали плоды. Напуганные до смерти британские военные моряки не только рассказали все, что от них требовалось, но и послушно улыбались в камеру, когда персы снимали видеоролик - иллюстрацию "сладкой жизни" в иранских застенках.

Несмотря на то, что британцы не оказали никакого сопротивления захватчикам, "сломались" за неделю в тюрьме, и даже благодарили своих тюремщиков за "теплый прием", в британском обществе к ним склонны относиться как к героям. Все равно иранцам они ничего особо важного не рассказали, а история получилась красивая и интересная.

Министерство обороны заявило, что моряки действовали правильно, а моряки ответили тем, что их командиры большие молодцы, но помочь отбиться от иранцев все равно бы не смогли. Очень похоже на джентльменское соглашение: командование не будет наказывать попавшихся военных за то, что наболтали лишнего, а те не будут жаловаться на непонятное отсутствие прикрытия для патрульных моторных лодок.

В обиде остался только Тегеран: откровения моряков там вызвали возмущение. Иранцы считают, что моряки черной неблагодарностью отплатили за свое освобождение. Похоже, логика такая: "Подумаешь, ну, попугали немного, ну, в клетках подержали… Но освободили же! И подарков дали в дорогу. А они… эх!"

О подарках уже было сказано выше. А о людях, щелкающих за спиной затворами автоматов и ворующих дареные плееры, думать и говорить в положительном ключе как-то непросто. Поэтому недобрые слова моряков в адрес их тюремщиков понять можно. Видимо, для понимания того, как надо было себя вести в этой ситуации, иранцы и снабдили пленников книгами вроде "Молодежь и мораль" и "Божественное вмешательство". Может, просто прочитать не успели.

Но не страшно. Оформят документы на продажу прав по использованию своей истории, выйдут на заслуженный отдых - появится время посидеть с подарком Ахмадинеджада у камина.

Дождливые британские вечера еще никто не отменял.