Политический экстремал

Березовский признался в финансировании дворцового переворота

Есть такое понятие как политический экстремист. Подобные люди громят правительственные офисы, вступают в схватки с полицией. В общем, их активность подразумевает так называемое "прямое действие". Борис Абрамович Березовский, напротив, не был доселе замечен ни в метании булыжников в окна, ни в битье горшков. Но спокойная жизнь не по нраву неуемному предпринимателю, и чтобы привлечь к себе внимание он решил заделаться политическим экстремалом.

Политический экстрим по Борису Березовскому заключается во многоговорении всяческих гадостей про обитателей Кремля, что вызывает у них крайне нервную реакцию. Сидя в далеком и уютном Лондоне, Березовский чувствует себя в полной безопасности и оттягивается на полную катушку, пользуясь свободой слова в британских СМИ.

Последним таким кульбитом стало интервью Березовского британской газете The Guardian, в котором он фактически раскрыл заговор в окружении Владимира Путина. Однако вместо благодарности российские власти опять стали грозить предпринимателю уголовным преследованием, благо повод для этого очевиден.

Журналисты The Guardian не без основания полагают, что высказывания Березовского имеют лишь одну цель - позлить Кремль и еще больше ухудшить отношения между Москвой и Лондоном, и так уже омраченные делом Александра Литвиненко. Например, живущий уже несколько лет в эмиграции миллиардер в интервью утверждал, что он оказывает финансовую помощь близким к Путину людям, которые замышляют дворцовый переворот.

После этого Березовский повторил свои обычные рассуждения о том, что существующий в России режим невозможно изменить демократическим путем и для этого необходимо использовать силу. Конкретики журналисты от предпринимателя так и не дождались. Он пояснил, что подготовка революции дело весьма щепетильное, а поэтому ни имен, ни каких-либо деталей он раскрывать не намерен.

Выступая одновременно в качестве политтехнолога, идеолога и финансиста новой русской революции, Березовский заявил, что видит единственную возможность изменить режим, воспользовавшись разногласиями среди правящей в России элиты. Он пояснил, что предлагает свой опыт и ноу-хау революционного процесса, хотя большинство практических шагов, которые он делает, носят финансовый характер.

Чтобы прощупать возможную реакцию Кремля на эти откровения, The Guardian обратилась к первому заместителю пресс-секретаря администрации президента России Дмитрию Пескову, который назвал подобные высказывания преступлением и пояснил, что это дело Генпрокуратуры. Последняя оперативно отреагировала на разглагольствования Березовского и возбудила против него очередное (кажется, третье по счету) дело по статье "насильственный захват власти".

Первое из таких дел было возбуждено год назад по следам выступления предпринимателя в эфире радиостанции "Эхо Москвы". Тогда Березовский употребил туманную формулировку "силовой перехват власти". Однако после того как его одернул глава британского МИДа, пригрозивший лишением статуса политбеженца, начинающий революционер пустился в пространные разъяснения, что он якобы имел ввиду бескровную смену авторитарного режима демократическим путем, как это ранее произошло в Грузии и на Украине.

Тем не менее, Генпрокуратура объявила Березовского в международный розыск по линии Интерпола и произвела очередную безуспешную попытку добиться его выдачи в британском суде, который мотивировал свой отказ наличием у обвиняемого статуса беженца и Женевскими конвенциями, запрещающими выдавать гонимых в руки потенциальных палачей.

Теперь вся процедура пойдет по привычному порядку: запрос в Лондон об экстрадиции, предоставление британскому суду номера газеты The Guardian с разоблачительным интервью и очередной отказ на основании предыдущего решения суда, как следствие применяемого в Великобритании прецедентного права.

Однако, похоже, что на этот раз Генпрокуратура будет прятать в рукаве новый козырной туз (назвать его джокером язык не поворачивается) в виде исполнительного листа на выплату Березовским 215 миллионов рублей компании "Аэрофлот". Наряду с возбуждением "революционного" дела адвокатам предпринимателя был заготовлен подарок в виде превращения их клиента из соучастника в исполнителя в деле о хищениях в крупнейшей российской авиакомпании.

Хищения, по версии следствия, происходили в 1996-1997 годах, когда валютная выручка "Аэрофлота" в размере 252 миллионов долларов была направлена в швейцарскую фирму Andava, совладельцами которой были Березовский и бывший первый замгендиректора авиакомпании Николай Глушков. Прокуратура полагает, что часть этих средств обвиняемые использовали в сделках с дочерними компаниями Andava, и в результате к "Аэрофлоту" так и не вернулись средства на сумму 214,9 миллионов рублей.

По делу также проходят бывший коммерческий директор "Аэрофлота" Александр Красненкер, Лидия Крыжевская, занимавшая должность главного бухгалтера, и бывший гендиректор Финансовой объединенной корпорации Роман Шейнин. В ноябре 2006 года Головинский суд Москвы постановил взыскать с ответчиков указанную сумму.

Но выяснилось, что у оставшихся в России фигурантов дела, Крыжевской и Шейнина, денег для удовлетворения претензий "Аэрофлота" нет, Красненкер скончался в ходе следствия, а Глушков в октябре прошлого года бежал в Великобританию, где попросил политического убежища.

Березовский, чье состояние до сих пор оценивается в 850 миллионов фунтов или 2 миллиарда долларов, очевидно, самый подходящий кандидат для вручения исполнительного листа. Опять же обращает на себя внимание то, что свои громкие политические заявления Березовский делает, когда ему угрожают какие-либо неприятности по уголовным делам.

Если британское правосудие уважит российскую собственность и признает, что ее расхититель обязан возместить ущерб, то этим может быть дан новый толчок к попыткам вернуть Березовского в Россию. Вряд ли ему здесь будут инкриминированы абсурдные обвинения в попытке государственного переворота. У Генпрокуратуры найдется достаточно уголовных дел, чтобы интерпретировать предпринимательскую деятельность Березовского в криминальном ключе. Благо такой опыт у нее уже имеется.