Новости партнеров

Призраки из телевизора

Премьеры 19 апреля

На этой неделе в прокат выходят фильмы "Май", "Я не хочу спать одна", "Последний легион", "Я остаюсь", "Сказания Земноморья" и "Белый шум - 2". Обозреватели Time Out Москва узнали, какие театры предпочитают девушки легкого поведения, нашли голливудский аналог "Волкодава", заглянули на "ту сторону" и научились бороться с назойливыми призраками из телевизора.

"Май"

Жанр: патриотическая сказка. Россия, 2007. Режиссеры: Марат Рафиков, Илья Рубинштейн. В ролях: Андрей Кузичев, Виктория Толстоганова. 90 мин.

Май 2003 года. В Москву приезжает в отпуск робкий старлей Женя Печалин (Андрей Кузичев) - ветеран военных кампаний, рохля и девственник. Он должен набрать Родине новых бойцов и посетить встречу выпускников, на которую идти стесняется, так как не женат. Друг, бывший военный, а ныне - крышующий девочек по вызову милиционер, знакомит Женю с Викой (Виктория Толстоганова), проституткой-детдомовкой, медиком по образованию и меломаном по зову души. Герой проводит с ней день, потом ночь, а потом всю свою недолгую оставшуюся жизнь. Повествование ведется от лица их еще не родившегося младенца.

"Май", родственник "ЖаRы" и "Питера FM" по продюсерской линии, во многом им наследует. Эта лирическая комедия вновь неубедительно рассказывает всей стране про то, как здорово жить в сегодняшней Москве, где нет ни пробок, ни людей, но есть милиционеры в белых рубашках. Про то, что нет на свете более святого человека, чем русский офицер, вернувшийся из Чечни. И нет женщины более чистой, чем проститутка, каждый год приходящая в сквер перед Большим театром поздравить ветеранов.

Открывающий титр картины имеет подзаголовок "Патриотическая сказка". Но с экрана течет сироп такой густоты, что начинаешь опасаться - как бы создатели сами в него не влипли. Стараться надо лучше, товарищи! Почему у вас героиня выглядит так, будто отбывает неприятную повинность, - особенно когда спрашивает с нежнейшей издевкой: "Думаете, бляди не ходят в консерваторию?" Ну да, ходят. А уж в нашем кино их столько, что вы даже представить себе не можете!

Мария Кувшинова,Time Out Москва

"Я не хочу спать одна"

Жанр: немое кино. Тайвань - Франция - Австрия, 2006. Режиссер: Цай Минлян. В ролях: Ли Каншен, Чен Сянци. 115 мин.

Невесть как оказавшегося в Малайзии Сяокана, вечного героя всех фильмов Цай Минляна, избивают местные наперсточники. Полфильма он валяется трупом на старом блохастом матрасе в крохотной квартирке своего случайного спасителя Равана, гастарбайтера из Бангладеш. Мало-помалу Раван влюбляется в Сяокана, а тот знакомится с официанткой Ци, ее хозяйкой и вступает в связь с обеими.

Раван страшно ревнует. За кадром звучат китайская опера и бенгальская эстрада. Тем временем город затягивает смогом от лесных пожаров. Герои с невозмутимым видом надевают на лица полиэтиленовые пакеты и пластиковые миски из-под супа и продолжают меланхолично выяснять отношения и валяться на матрасе.

В таком ничегонеделании событием, достойным выноса на постер, становится даже огромная ночная бабочка, садящаяся на плечо героя. Да и вообще любой предмет, оказавшийся в этом ленивом, словно украденном у Антониони, кадре, превращается в символ с миллионом значений. И десяток московских синефилов, прилежно накачавших из интернета дюжину прошлых фильмов Минляна, будут биться до первой крови, отстаивая свою трактовку образа старого матраса.

Братва, не стреляйте друг в друга! Минлян вообще не загадывает загадок. Он просто дежурно выполняет почти невозможную задачу: снять жизнь во всей ее полноте и продолжительности, но не превратиться при этом в камеру наружного наблюдения.

Василий Корецкий,Time Out Москва

"Последний легион"

Жанр: детский пеплум. США - Великобритания - Франция, 2007. Режиссер: Дуг Лефлер. В ролях: Бен Кингсли, Айшварья Рай, Колин Фёрт. 100 мин.

Европа, четыреста пятьдесят какой-то год нашей эры. Десятилетний Ромул Август, худенький император из династии Цезарей, бежит из захваченного лохматыми готами Рима в Британию. Там, по слухам, обжился девятый легион римской армии, уже пару десятилетий не выходивший на связь с метрополией и потому еще не присягнувший оккупантам.

В пути Ромула сопровождают три богатыря - гэндальфоподобный учитель Амвросиний (Бен Кингсли с очень длинным носом), военачальник Аврелий (Колин Фёрт с характерным выражением уязвленной добродетели на лице) и Мира, симпатичная эмиссарша Константинополя ("принцесса специй" Айшварья Рай).

Незримым руководителем этого сказочного побега является режиссер Дуг Лефлер, большой специалист по экономичному костюмному детскому фэнтези. В резюме Лефлера указаны и пара серий "Зены, королевы воинов", и малоизвестный у нас сериал "Легендарные приключения Геркулеса", и эпизоды "Вавилона-5".

В общем, понятно, почему все происходящее в "Последнем легионе" носит характер то ли необузданного домашнего спектакля, то ли подмосковных толкиенистских учений. Ради юных зрителей можно вытерпеть многое, и вот, стиснув зубы, сэр Бен Кингсли болтается на дыбе. Колин Фёрт скрипит кожаными доспехами и, расправив плечи, смотрит за горизонт печальными глазами, а Айшварья Рай в мокрой и мало что скрывающей простыне (это уже подарок родителям) выходит к нему из пены морской со словами "…готов не видно".

Декорации выдержаны в стиле остроумной садово-парковой эклектики: в одном кадре мирно уживаются живописный вековой дуб, Стоунхендж, грот с водопадом и вечный огонь. Костюмы спроектированы явно с благородным умыслом - так, чтоб их можно было запросто воспроизвести дома при помощи перманентного маркера, дедушкиной безрукавки и бабушкиных брошек.

Лица массовки немного усталы, но и не переполнены притворным пафосом. Короче, именно так выглядел бы "Волкодав", будь у его создателей чуть больше совести и самоиронии.

Василий Корецкий,Time Out Москва

"Я остаюсь"

Жанр: загробная комедия. Россия, 2006. Режиссер: Карен Оганесян. В ролях: Андрей Краско, Нелли Уварова, Федор Бондарчук, Владимир Епифанцев, Елена Яковлева. 112 мин.

Гастроэнтеролог Виктор Павлович Тырса (Андрей Краско) живет с чувством острого раздражения. Дочь (Нелли Уварова) не радует его ни миловидностью, ни жизненной хваткой - она, как дура, безответно влюблена в своего молодящегося начальника. Жена (Елена Яковлева) поднадоела. А своих пациентов Виктор Палыч и вовсе считает живыми мертвецами - поэтому каждый диагноз заканчивает словами "смерть" и "разложение биологического материала".
Словно желая избавить доктора от страданий, судьба рукой подвыпившего буяна бросает ему в голову тяжеленный шар для боулинга.

Впавшее в кому тело Тырсы отправляется на койку его родной больницы, а душа - в какое-то странное место между жизнью и смертью, где уже собралась группа коматозников под руководством бодрого Федора Бондарчука. Чистилище оказывается чем-то вроде курорта для экотуризма: живописные каменные пустоши, милые дощатые стоянки, горные озера, в которых даже можно рыбачить, и неплохая библиотека. Виктору Палычу, к примеру, достаются книжки "Добрый зайка", "Детская Библия" и учебник по клинической психиатрии. Конечный пункт пешего маршрута - врата Аида, но, сбив ноги о загробные булыжники, Тырса возвращается-таки к жизни.

Дебют режиссера Карена Оганесяна "Я остаюсь" - последний фильм Андрея Краско, и есть понятный соблазн анализировать это кино в терминах рока и экзистенциальной проблематики. Но сценарий не дает ни малейшего шанса фаталистам и философам. Если до момента воскресения фильм несется куда-то вверх, как обстоятельная, многоходовая, остроумная и в меру динамичная драма (особенно хороши фантазийные интермедии, где персонажи воображают себя героями Великой Отечественной), то потом катится по наклонной, к мелодраматическому хеппи-энду. Так что примет счастливого будущего исполнителя главной роли тут ровно столько же, сколько и зловещих предзнаменований.

К тому же проблемы на "той стороне" волей сценаристов Дмитрия Константинова и Алены Званцовой остаются теми же, что и на этой. Мрачный Тырса наблюдает, как дочь крутит роман с женатым гробовщиком (Владимир Епифанцев), а ленивые медсестры недостаточно аккуратно ставят ему капельницу, слушает причитания попутчиков о несделанных делах (прозрачный намек на то, что надо быть всегда настороже и убирать за собой мусор).

При этом от внимания доктора, да и сценаристов с режиссером, ускользает чуть ли не самый важный эпизод этой истории: жена, найдя под кроватью тырсины грязные носки, принимается рыдать, уткнувшись в них, как в подушку. То есть настоящая мораль тут ровно обратна той, что произносится вслух. А именно: вспоминать нас будут как раз вот по таким разбросанным носкам, манере выкладывать обглоданные кости на стол и прочим дурным привычкам. Что бы там ни говорили константиновы и званцовы.

Василий Корецкий,Time Out Москва

"Сказания Земноморья"

Жанр: тяжелая мультсказка. Япония, 2006. Режиссер: Горо Миядзаки. 115 мин.

Земноморье - это параллельный мир, где прогресс почему-то двинулся вспять: акведуки и высоченные замки разваливаются, галеоны сменяются весельными галерами, волшебники теряют силу. В этом мире есть лохматый принц, который зарезал отца, сбежал из дворца и теперь пытается понять, зачем он это сделал.

Принцу бы на прием к психиатру, но психиатров там тоже, кажется, отменили. Есть добрый маг со шрамом на щеке. Есть маг недобрый.
Вообще в "Сказаниях Земноморья" есть все составляющие большого духоподъемного фэнтези. Но половину картины герои проводят за помешиванием похлебки такого цвета и густоты, что один ребенок в зале даже удивился: "Ма-ам, зачем они каку едят?"

Акцент на мелочах, наверное, объясняется записями в трудовой книжке режиссера-дебютанта Горо Миядзаки - сын знаменитого Хайяо Миядзаки до недавнего времени заведовал музеем папиной студии Ghibli. Если Горо собирается режиссировать дальше, то с привычкой инвентаризировать все подряд ему пора расставаться.

Да, в небе схлестываются драконы, да, в барханах, как выкинувшиеся на берег киты, стоят мертвые корабли. Но все эти бравурные "да!" приходятся на первые десять минут. Дальше - скука смертная, морализаторство и абсолютно жуль-верновское бытописание, чем-то неуловимо напоминающее список покупок.
"Сказания" сняты на базе шеститомника Урсулы Ле Гуин, и специфическая литоснова плюс до идиотизма серьезные лица создают эффект "Волкодава".

Что же до изобразительного искусства, то "Сказания" похожи на ранние опыты старшего Миядзаки. Только изготовленные на убивающем все живое компьютере.

Кирил Алехин,Time Out Москва

"Белый шум-2"

Жанр: сиквел-убийца. США, 2007. Режиссер: Патрик Люссье. В ролях: Натан Филлион, Кейти Сакофф, Эд Андерс. 99 мин.

Если Фредди Крюгер был отродьем ста маньяков, изнасиловавших его мать, то "Белый шум-2" - это продукт надругательства сотен слэшеров из духовного багажа режиссера Патрика Люссье над застенчивым псевдонаучным "Белым шумом" с робким Майклом Китоном в главной роли. Крутой вираж сюжета случается прямо на старте: психопат расстреливает семью нового героя Эйба (Натан Филлион) и вышибает себе мозги.

Эйб пытается покончить с собой. Какое-то время он летит по светящемуся тоннелю навстречу мертвым родственникам, затем доктор, похожий на фронтмена группы Judas Priest, вытаскивает его из состояния клинической смерти. Эйб приходит в себя и видит, что от врача исходит странное белое сияние. Позже выясняется: такой свет излучают люди, которые вскоре должны умереть. Далее Эйб будет напропалую спасать потенциальных покойников, не подозревая, что тем самым можно нарушить естественный ход вещей.

Во втором "Белом шуме" все принесено в жертву действию - словно Стивена Кинга переписал Дин Кунц. Ура! Больше никаких аппаратных с шипящими мониторами! Герой сам стал "передатчиком", а с феноменом голосов из "Белого шума" покончили на 20-й минуте. И если персонаж Китона при виде нечеткого абриса демонов в мониторе впадал в ступор, то этот парень просто лупит по телику бейсбольной битой.

Елена Слабошпицкая,Time Out Москва