Новости партнеров

Мода на коллекции

Поп-арт и абстракционизм покупают из-за имен владельцев

Два дня торгов послевоенным искусством в Нью-Йорке принесли домам Sotheby's и Christie's 640 миллионов долларов. Таким образом, живопись абстрактных экспрессионистов и поп-артистов вплотную приблизилась по цене к признанным классикам - Ван Гогу, Пикассо, Ренуару и Рубенсу. Однако новых коллекционеров, по-видимому, куда больше интересуют не произведения искусства как таковые, а происхождение картин: самые дорогие лоты недавних торгов принадлежали раньше знаменитым владельцам и крупным музеям или не покидали одно собрание на протяжении десятков лет.

Три пика

Показательный пример этой тенденции - рекорд, поставленный покупателем, упорно торговавшимся по телефону за "Зеленую автокатастрофу" Энди Уорхола из частного европейского собрания. Картина, более сорока лет принадлежавшая одному лицу, выставлялась только однажды - в 1964 году. Итог сделки: 71,7 миллиона долларов. Фанатичного поклонника поп-артиста (эксперты оценивали работу в 25-35 миллионов долларов) в аукционном зале представлял Кен Е, глава азиатского филиала Christie's. Обозреватель The New York Times небезосновательно предполагает, что работа ушла к Джозефу Лау, гонконгскому миллиардеру, в ноябре купившему уорхоловский портрет Мао Цзедуна за тогда казавшуюся рекордной сумму в 17,3 миллиона долларов.

По похожему сценарию на Sotheby's шла битва за "Белый центр" - хрестоматийное полотно Марка Ротко, более сорока лет украшавшее офис Дэвида Рокфеллера. Итог беспримерный - 72,8 миллиона долларов.

Иерусалимский музей Израиля, владеющий крупнейшим в этой стране собранием современного искусства, выставил на торги работу Жана-Мишеля Баскиа, рано умершего нью-йоркского самоучки-неоэкспрессиониста, протеже Энди Уорхола. В 1981 году музей купил работу за 3150 долларов. В 2007-ом на Sotheby's она ушла с молотка за 14,6 миллиона.

Живопись Фрэнсиса Бэкона дорожает на глазах: еще в ноябре 2006 года его работа "Лежащая фигура со шприцом для инъекций, версия 2" ушла за казавшиеся невероятными 15 миллионов долларов. В феврале 2007 года за 28 миллионов был приобретен известный "Этюд к портрету Папы Иннокентия X" в фиолетово-розовых тонах. В мае другой редко выставлявшийся на публике этюд Бэкона к той же работе Веласкеса из уважаемой частной галереи был продан на Sotheby's за 52,7 миллиона долларов.

Торная дорога

Уорхол по-прежнему остается звездой аукционов. Помимо "Зеленой автокатастрофы" с превзошедшим все ожидания результатом была продана "Лимонная Мерилин", одно из многочисленных упражнений художника с фотографией кинозвезды. Шесть человек боролись за картину, принадлежавшую с начала 1960-х манхэттенскому арт-дилеру Ричарду Соломону и оцененную в 18 миллионов. Победителем вышел коллекционер, предложивший за нее 28 миллионов.

Постичь логику покупателей в отношении Уорхола невозможно, если не принимать во внимание имя и вес бывшего владельца лота. Другого объяснения разнице в цене между двумя почти идентичными "Цветами" быть не может (2,4 миллиона против 7,9).

Очевидный виток моды на Марка Ротко (в 2006 году его "Посвящение Матиссу" было продано за 23 миллиона долларов) диктует и высокие цены: почти 29 миллионов отдано за охристо-розоватое полотно, 22 с лишним - за довольно агрессивно-красное (оба - на Christie's). А на Sotheby's нежно-желтая с розовым картина нашла покупателя "всего лишь" за три миллиона. Стоит отметить, впрочем, что цены на Ротко прямо пропорциональны площади его работ.

Клиффорд Стилл, еще один американский абстрактный экспрессионист, чья картина в феврале 2007 года ушла за 21 миллион долларов и тем самым вызвала изрядное брожение на рынке, на сей раз оказался менее востребован: поклонник размытых красных полотен купил одно из них за 7,8 миллиона при оценке в 7-9.

Джексон Поллок, удерживающий с прошлого года пальму первенства среди самых дорогих живописцев всех времен, в этот раз вовсе не нашел покупателей. Две его работы выставлялись с оценками в 12-16 и 18-25 миллионов и остались не проданы. Не исключено, что потенциальные приобретатели напуганы продолжающейся уже два года историей с аутентификацией картин художника и не стали рисковать такими значительными суммами.

***

Ажиотаж в секторе современного искусства напоминает бум 1990 года, когда японские финансисты бросились скупать импрессионистов за десятки миллионов долларов. За тем пиком семнадцатилетней давности последовал огромный спад во всех секторах арт-рынка. Но нынешняя ситуация все же имеет существенное отличие: новые коллекционеры интересуются работами "с историей", и поэтому предрекать скорый крах послевоенного сегмента еще рано. Но оттенок безумия и привкус потлача (старой индейской практики взаимного одаривания, нередко заканчивавшегося полным разорением участников), конечно, во всем этом присутствует. Произведения искусства как будто сами начинают коллекционировать владельцев: феномен, отлично описанный британским писателем Тибором Фишером в романе "Коллекционная вещь". По-английски он называется более выразительно - "The Collector Collector".

Юлия Штутина

Культура14:3917 октября
Группа Кровосток

Читка по понятиям

Чем берут публику лидеры гангста-рэпа в России