Призывы к контракту

Принцип комплектования армии является одним из самых обсуждаемых в российском военном сообществе.

Одним из самых обсуждаемых вопросов всех отечественных военных реформ последних 150 лет является вопрос о принципе комплектования вооруженных сил рядовым и младшим командным составом. Переход от рекрутского набора к всеобщей воинской обязанности в царствование Александра II, затем к территориальной системе комплектования в 20-х годах прошлого века, возвращение ко всеобщей воинской обязанности (а фактически - к смешанному принципу комплектования) в 1939 году и затянувшийся переход "на контракт" в настоящее время сопровождались и сопровождаются дискуссиями о пригодности того или иного варианта в российских условиях.

Жестких возражений, пожалуй, не встретил только отказ от рекрутского набора - для эпохи индустриализации система комплектования времен раннего мануфактурного периода была явно архаичной, не отвечающей ни задачам обороны страны, ни принципам социальной справедливости, о которых тогда (как и сейчас) было модно говорить.

Для того чтобы внести некоторую ясность в обсуждаемый вопрос, следует определиться с различиями между существующими в настоящее время системами комплектования. Принцип всеобщей воинской обязанности, впервые появившийся во Франции после Великой французской революции, предусматривает, что военная служба является долгом каждого гражданина мужского пола (в ряде стран, например в Израиле - всех без исключения граждан). Граждане страны призываются в Вооруженные силы на определенный срок, за который проходят военное обучение, после чего увольняются в запас и составляют обученный резерв. Кроме того, они составляют костяк воинских частей и соединений, обеспечивающих развертывание и мобилизацию в случае необходимости.

Главное преимущество такой системы комплектования состоит в возможности (при наличии запаса вооружения и техники) быстрого увеличения численности вооруженных сил при мобилизации. Кроме того, вновь сформированным соединениям, укомплектованным резервистами, не требуется много времени для налаживания взаимодействия. Главным недостатком в этом случае, по мнению ряда специалистов, является низкая индивидуальная подготовка личного состава, но об этом обстоятельстве мы еще поговорим подробнее.

Принцип контрактного (или добровольного) комплектования предусматривает, как следует из названия, набор в армию на добровольной основе. Достоинством этого принципа является осознанный выбор военной службы как профессии большинством подписывающих первый (и тем более второй и последующий) контракт, что должно предполагать большую мотивацию и лучшую подготовленность личного состава. Недостатком можно назвать незначительный обученный резерв и длительное время, требуемое для увеличения армии в случае мобилизации. Кроме того, следствием контрактного набора является существенное удорожание армии, так как для привлечения людей на добровольную военную службу им требуется устанавливать оклады, заведомо превышающие средний заработок по стране. И даже в этих условиях армия фактически деклассируется, поскольку служить в солдатской/сержантской должности в нынешних условиях добровольно идут, как правило, представители беднейших слоев населения, иммигранты и прочие маргиналы. Кроме того, в случае, если армия ведет боевые действия, с укомплектованием на добровольной основе немедленно возникают сложности, что мы наблюдаем на примере США в настоящее время. И следует отметить, что контрактная система комплектования отнюдь не является панацеей от неуставных отношений.

Третьим является так называемый смешанный принцип, когда рядовой и младший командный состав комплектуется из призывников и контрактников в тех или иных пропорциях. Данный принцип позволяет, с одной стороны, избежать чрезмерного удорожания армии, с другой - позволяет укомплектовать профессионалами наиболее важные должности - младших командиров, техников, операторов сложных систем и так далее. Одновременно благодаря тому, что основная масса рядовых в этом случае проходит службу по призыву, в стране сохраняется значительный обученный резерв.

Именно этот принцип фактически был принят в Российской империи после реформы Александра II в 60-70-х годах XIX века и введения всеобщей воинской обязанности в СССР в 1939 году. Наиболее ответственные должности младшего командного состава в армии и на флоте часто были заняты сверхсрочниками - добровольно оставшимися на военной службе после окончания срока унтер-офицерами (в СССР сержантами и старшинами). Следует, правда, отметить, что к концу советского периода процент сверхсрочников в армии значительно понизился по сравнению с 50-60-ми годами в связи с общим падением престижа военной службы.

Помимо изложенного, следует отметить очень важный момент. Принцип комплектования лишь в небольшой мере определяет профессионализм армии. Качество обучения солдат и тем более боеспособность частей и соединений в ходе военных действий зависит, прежде всего, от качества подготовки и заинтересованности в своей профессии "ядра" армии - ее офицерского корпуса, от взводных командиров до начальника генерального штаба. Значение имеет также и объем боевой подготовки, и уровень технической оснащенности, и другие факторы, но лишь после названного.

Приводимые в ходе большинства споров о преимуществах и недостатках разных систем комплектования канонические примеры преимущества контрактной армии над призывной - победы США в иракских кампаниях 1991 и 2003 годов, Великобритании в Фолклендской операции и другие - грешат односторонностью. США обязаны были разбивать армию Саддама Хусейна в обеих названных кампаниях прежде всего за счет подавляющего перевеса в количестве и качестве задействованной боевой техники. Танки M1A1 и M1A2 при компетентном командовании и интенсивной подготовке экипажей будут иметь преимущество над Т-55 и экспортными Т-72 ранних серий независимо от того, сидят за рычагами призывники или контрактники.

Точно так же провал российской армии в начале первой чеченской кампании был вызван не столько "неустранимыми пороками системы призывного рабства", сколько откровенной неподготовленностью операции на всех уровнях, от тактического до стратегического. При ином подходе к подготовке и обеспечению операций армия добивалась значительных успехов - не прибегая к каноническим примерам времен Великой Отечественной, можно вспомнить ряд вполне успешных с военной точки зрения операций советской и российской армии в Афганистане в 1979-89 и в той же Чечне в 1999-2000-х годах.

Другим каноническим примером боеспособности армии, построенной по принципу всеобщей воинской обязанности, являются операции ЦАХАЛа в арабо-израильских войнах 40-80-х годов XX века. Вместе с тем, комментируя не слишком успешную операцию израильской армии в Ливане летом 2006 года, никто из экспертов не искал причины неудач в системе комплектования - вину возлагают прежде всего на штабы различного уровня, начиная с генерального.

В нынешних российских условиях, на наш взгляд, наиболее приемлемым со всех точек зрения является смешанный принцип комплектования Вооруженных сил рядовым и сержантским составом. Причина этого заключается в геополитическом положении страны. Протяженные сухопутные границы и не самые блестящие отношения со многими соседями предполагают необходимость содержания крупной сухопутной армии и обученного резерва для возможной мобилизации. По контракту следует комплектовать подразделения специального назначения, а также те, которые постоянно несут боевое дежурство и в мирное время - прежде всего в ВМФ, ВВС, РВСН, частях ПВО и других подобных.

Однако снова следует подчеркнуть, что принцип комплектования сам по себе не дает никакой гарантии построения боеспособных вооруженных сил. Подготовка офицерского корпуса, наличие внятного ответа на вопрос "Зачем России нужна армия", наличие отвечающей современным условиям военной доктрины, своевременное и полное финансирование всех потребностей вооруженных сил исходя из положений этой доктрины - все эти факторы, приводящие в конце концов к успеху на поле боя, имеют истоки не в Вооруженных силах, а в обществе в целом. И там же лежат корни всех недостатков Вооруженных сил, которые, как и прежде, представляют собой не что иное, как слепок общества.

Илья Крамник