Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Закрытие сезона

Абсолютное большинство в парламенте Франции досталось сторонникам Николя Саркози

Во Франции прошли парламентские выборы. Главный итог - правящая партия "Союз за народное движение" (UMP) Николя Саркози завоевала абсолютное большинство голосов: 321 место в парламенте из 577. Новый президент и правительство, возглавляемое ближайшим сторонником Саркози Франсуа Фийоном, получили от избирателей карт-бланш на проведение реформ, анонсированных еще в ходе президентской кампании. Политический сезон 2007 года фактически завершен. Можно, наконец, подвести его итоги.

Анатомия победы

Победу правых на выборах в Национальную Ассамблею можно расценивать по-разному. Скептики объясняют ее динамикой предыдущих президентских выборов и их итогами. В результате конституционной реформы 2000 года, которая уравняла сроки президентского и депутатских мандатов, поставив парламентские выборы почти сразу за президентскими, выборы депутатов Национальной ассамблеи отчасти теряют свое самостоятельное значение. Вынести две напряженные предвыборные кампании, несомненно, тяжело для избирателя. Кроме того, за короткий срок, отделяющий одни выборы от других, навряд ли может произойти что-то исключительное, способное резко изменить расклад политических сил.

Это верно, но только отчасти. С учетом результатов президентских выборов, на которых Николя Саркози получил 53 процентов голосов, а его главный соперник социалистка Сеголен Руаяль - 47, ничто не указывало на то, что Саркози обладает подавляющим преимуществом, способным "по инерции" обеспечить победу его партии на парламентских выборах. Напротив, существовала вполне реальная возможность нового "политического сожительства", когда правительство формируется не партией президента, а оппозиционным парламентским большинством, как это было во времена Жака Ширака и Леонеля Жоспена.

Тем самым победа на парламентских выборах напрямую зависела от понимания правыми и левыми политиками итогов президентских выборов и от их умения использовать свои шансы. Выборы в Национальную ассамблею показали, что правый лагерь, возглавляемый Саркози и его премьер-министром Фийоном, оказался намного более динамичным, изобретательным и подготовленным к выборам в парламент, чем левые, многие из которых, кажется, "ничего не забыли и ничему не научились".

Открытость как оружие

Социалисты и их союзники ничего не смогли противопоставить выдвинутой Саркози идее "открытого правительства", в которое он предложил войти представителям различных политических сил, в том числе левым. Новое правительство фактически деполитизировалось, освобождаясь от идеологических разногласий, ради конструктивной, согласованной работы и нахождения оптимального решения тех или иных вопросов. Его основными столпами стали "открытость, равенство и обновление". Саркози удалось привлечь в правительство известного социалиста Бернара Кушнера, основателя "Врачей без границ", который оказался "невостребованным" в социалистической партии. Кушнер при этом занял один из важнейших постов - министра иностранных дел.

Создание открытого правительства не только выбивало у левых почву из-под ног, но также принципиально исключало возможность нового "политического сожительства" - противостояния президента и кабинета министров, и задавало избирателям определенную установку на предстоящих парламентских выборах: либо избрание парламентского большинства, поддерживающего концепцию открытости, равенства и обновления, либо голосование за партии, этот подход отрицающие.

В общеевропейском плане идея деполитизации правительства, придания ему большей гибкости, во многом повторяла концепцию "Третьего пути" Тони Блэра и Герхарда Шредера, выдвинутую еще в 1999 году. Франция наверстывала упущенное, только на этот раз "третьим путем" воспользовались не левые партии, а правая UMP, которая стала во главе масштабной трансформации французской политики.

Новый стиль президентства Николя Саркози - получивший название "менеджерского", как будто речь идет не о государственной политике, а об управлении большим и очень сложным предприятием с привлечением специалистов разных квалификаций, вне зависимости от их взглядов - заслужил широкие симпатии французского населения. Так, согласно исследованию, проведенному группой IFOP в период с 18 по 26 мая, 23 процента из 1922 человек заявили, что "очень довольны" новым президентом, а 42 процента - что "вполне довольны". Агентство отметило, что подобного доверия населения не мог добиться ни один французский лидер со времени правления Шарля де Голля.

Более того, "открытое правительство" способствовало стремительному росту популярности премьер-министра Франсуа Фийона. Фийон, который ранее всегда находился в тени, выдвинулся на передней план и очень быстро заявил о себе как о весомом и самостоятельном политике. Согласно упомянутому опросу IFOP, 62 процента французов заявили, что довольны новым премьером, из них 14 процентов - что "очень довольны". В целом, Николя Саркози и правительству Фийона удалось представить парламентские выборы как своеобразный референдум по вопросу об обновлении и открытости, а также о доверии новому правительству, которое эти ценности воплощает и защищает.

Женщина и власть

Что противопоставили этому хорошо организованному правому натиску левые партии? Немного. В принципе, после поражения Сеголен Руаяль на президентских выборах необходимо было бы взять паузу и устроить "разбор полетов", проанализировать ошибки. Еще 6 мая, вслед за объявлением результатов второго тура, социалисты-тяжеловесы, или "слоны", такие как Доминик Штраус-Канн и Лоран Фабьюс, не скрывали своего разочарования и намекали на то, что ответственность за проигрыш президентской кампании во многом несет госпожа Руаяль.

Однако сама Руаяль быстро пресекла эти домыслы, обвинив некоторых социалистов в попытке внести раскол в партию, и призвала сплотиться для того, чтобы одержать победу над правыми на парламентских выборах. Никакой "работы над ошибками" не было: ее отложили на потом. Во многом это определило общее развитие предвыборной кампании и ее итог.

Сеголен Руаяль решила любой ценой капитализировать голоса 17 миллионов французов, поданных за нее на президентских выборах, и с их помощью укрепить свое положение в Социалистической партии. Тот факт, что Руаяль была всего лишь кандидатом (и кандидатом, который проиграл) и что социалисты вправе сделать ставку на другого лидера, как-то не обсуждался. Зато данный подход полностью соответствовал ее заявлениям, сделанным в ходе президентской кампании, согласно которым партия является всего лишь приложением к ее кандидатуре.

Руаяль не стала выдвигаться в Национальную ассамблею, как это сделали другие политики-социалисты, но при этом приняла более чем активное участие в предвыборной кампании. Все повторилось, как на президентских выборах, за тем только исключением, что раньше она агитировала за себя как за кандидата в президенты, а теперь старательно создавала себе имидж будущего лидера социалистов. Первый тур, состоявшийся 10 июня, принес социалистам разочарование - они собрали всего 24,7 процента голосов. Более низкого результата у них не было за всю историю партии.

После объявления результатов голосования генеральный секретарь Социалистической партии и гражданский муж Сеголен Франсуа Олланд выступил с речью перед собравшимися в штаб-квартире PS на улице Сольферино, подведя неутешительные итоги и призвав к сплочению. Сразу после него с другой речью выступила сама Руаяль. Как отметил ряд наблюдателей, создалось стойкое впечатление, будто у социалистов не один, а два генеральных секретаря.

Розыгрыш центристской карты

На следующий день после первого тура Сеголен предприняла еще один смелый шаг, который, впрочем, был совсем не нов: во время президентских выборов между первым и вторым туром Франсуа Байру и Руаяль уже обсуждали возможность сближения. Теперь Руаяль снова позвонила Байру и предложила объединить усилия недавно созданной им новой партии "Демократическое движение" (MoDem) и социалистов против UMP Николя Саркози. Поскольку Байру на месте не было, она сообщила свои мысли автоответчику. Тем не менее инициатива Руаяль вызвала резкое осуждение со стороны Социалистической партии.

Национальное бюро партии единодушно осудило поступок Руаяль. Более того, бывший премьер-министр социалист Пьер Моруа, который был одним из первых, кто поддержал Сеголен на внутрипартийных выборах кандидатов в президенты, заявил, что "выбор политического альянса находится в ведении партийных органов и генерального секретаря Соцпартии и никого более".

Другие социалисты выразили недоумение по поводу стремления Руаяль объединиться с партией, которая в некоторых округах является конкурентом социалистов и не собирается отзывать своих кандидатов. Франсуа Олан заявил, что нужно попытаться склонить электорат MoDem на свою сторону, а не заключать формального альянса. Руаяль поняла, что в своем стремлении к лидерству зашла слишком далеко, и выступила с разъяснениями.

Однако стало ясно, что между Сеголен Руаяль и руководством Социалистической партии, включая ее мужа Франсуа Олланда, возникли серьезные разногласия. Приверженцы Руаяль даже не пытались этого скрыть. "Сеголен предстоит решить два важных вопроса: выработать политическую позицию в отношении Франсуа Олланда, а также попытаться завоевать лидерство в Соцпартии и направлять ее деятельность", - отметил один из них.

Байру, со своей стороны, тоже действовал как на прошедших президентских выборах. Ничего нового - большая часть депутатов-центристов примкнула к президентскому большинству. Шансы на прохождение в Национальную ассамблею, кроме Байру, сохраняли только четверо кандидатов от MoDem. Иными словами, они бы не смогли сформировать фракцию, принимать полноценное участие в обсуждениях и заседать в парламентских комитетах, которые поделят между собой крупные партии. Электорат MoDem остался без кандидатов. Однако, как и раньше, Байру открыто не солидаризировался с социалистами, заявив, что не даст избирателям никаких указаний, за кого голосовать. Хотя было ясно, что это означает дополнительные голоса избирателей MoDem в пользу кандидатов-социалистов.

Новая расстановка сил

Второй тур выборов, таким образом, был вполне прогнозируемым. "Союз за народное движение" получил абсолютное большинство, правда, меньше, чем в 2002 году. Кандидатам "Нового центра", созданного бывшими сторонниками Байру по "Союзу за французскую демократию", решившими примкнуть к президентскому лагерю, достался 21 мандат. Социалисты также улучшили свой результат, получив 190 мест (почти на 40 мандатов больше, чем в предыдущем парламенте). Как пишет Le Monde, решающую поддержку социалистам оказали избиратели Франсуа Байру. От самого MoDem в парламент прошли пять депутатов, включая его лидера. Как отмечают наблюдатели, в целом состав нового парламента по многим признакам соответствует двухпартийной системе, характерной для англосаксонских стран. Центр фактически распался, поделившись на правый и левый лагеря. Одновременно усилилась роль президента.

Для социалистов выборы принесли еще один немаловажный результат. Сеголен Руаяль заявила, что расстается со своим гражданским мужем и председателем Соцпартии Олландом в преддверии "нового этапа" своей партийной карьеры. Сам Франсуа Олланд заявил, что их расставание не имеет ничего общего с политикой. Между тем в среду, 20 июня, в свет должна выйти книга Сеголен Руаяль "За кулисами поражения", в которой она подводит итог прошедшего политического сезона и раскрывает свои планы на будущее. Le Monde, журналисты которого смогли ознакомится с отрывками из этого труда, пишет, что Сеголен признается в намерении выставить свою кандидатуру на пост генсекретаря Соцпартии в 2008 году.

Алексей Демьянов

Мир00:03Сегодня

«Мое будущее уничтожено»

Миллионы беженцев перебрались в Турцию. Теперь от них хотят избавиться
Мир00:0611 октября

Русские, назад!

Нефть, коррупция, террор: зачем Россия возвращается в охваченный беспорядками Ирак?