Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

150 тысяч долларов за смерть писателя

Исламский мир разъярен британскими почестями Салману Рушди

Новость о присвоении живущему в Великобритании писателю индийского происхождения Салману Рушди рыцарского звания вызвала негодование, по крайней мере, в двух странах - в Иране и Пакистане. За 19 лет злость на "врага ислама" - автора "Сатанинских стихов" - там не только не поутихла, а, напротив, приобрела новый размах.

Лавина

В 1988 году, когда Салман Рушди опубликовал свою четвертую книгу, миру казалось, что день, когда лев возляжет рядом с агнцем, практически наступил: Советский Союз ушел из Афганистана и стал открыт для Запада, до падения Берлинской стены оставались считанные месяцы. Мультикультурализм и толерантность обещали восторжествовать буквально на глазах. Тут-то увлекательный роман уроженца Бомбея и выпускника Кембриджа "Сатанинские стихи" и произвел эффект разорвавшейся бомбы, причем отнюдь не в литературных кругах.

Через десять дней после появления книги в британских магазинах Индия запретила ввозить ее в страну. Через полтора месяца ректор каирского университета аль-Азхар обратился к мусульманским организациям Великобритании с просьбой предотвратить распространение романа. В следующие десять недель "Сатанинские стихи" были запрещены к ввозу в Пакистан, ЮАР, Саудовскую Аравию, Бангладеш, Сингапур, Малайзию, Индонезию, Судан, Катар. В январе 1989 года в окрестностях Лондона произошло несколько публичных сожжений книги, а акции протеста против Рушди в Пакистане и Индии привели к десяткам затоптанных насмерть в толпе митингующих. 14 февраля духовный лидер мусульман Ирана аятолла Хомейни издал фетву, то есть предписание, позволяющее любому правоверному убить писателя. В радиообращении аятолла сказал следующее: "Автор "Сатанинских стихов" - противник ислама, Пророка и Корана. Те, кто участвовали в публикации книги и знали о ее содержании, приговариваются к смерти". Была назначена и цена за жизнь Рушди - сто тысяч долларов.

Фетва привела ни много ни мало к разрыву дипломатических отношений между Великобританией и Ираном. К писателю же приставили телохранителей, и в течение нескольких лет Рушди не появлялся на публике. Полиции удалось предотвратить несколько попыток покушений на него. В 1998 году официальный Иран, во главе которого в то время находился умеренный Мохаммед Хатами, заявил о том, что больше не будет преследовать писателя. Дипломатические отношения между странами были восстановлены, что впоследствии не помешало новому аятолле Али Хаменеи подтвердить актуальность фетвы.

Небесные тихоходы

Чем же Рушди так страшно оскорбил ислам? Два героя его романа - Джибрил Фаришта и Саладин Чамча - чудом выжили в крушении авиалайнера над Ламаншем. Джибрил, звезда Болливуда, превращается в подобие ангела Джабраила (архангела Гавриила), а Чамча, порвавший с индийским прошлым, - в дьявола (с большой натяжкой: главным образом, внешне). Оба персонажа силятся понять, что с ними произошло, и перемещаются между Англией и Индией. Эпизод, вызвавший больше всего протестов мусульман, связан с историей пророка Махунда. Махунд, к слову, - носившее уничижительный характер имя, употреблявшееся европейскими миссионерами применительно к пророку Мохаммеду. Этому Махунду, довольно малоприятному типу, Джибрил Фаришта нашептывает однажды стихи, в которых звучит позволение чтить трех языческих богинь. Потом, спохватившись, пророк отказывается от этих стихов. История с сомнениями пророка описана у авторитетного богослова ат-Табари (X век), а Рушди воспользовался ей и развил ее. Еще в одном эпизоде романа фигурируют проститутки, носящие имена жен пророка.

Для оскорбления ислама всего перечисленного достаточно. Против Рушди сыграла его собственная эрудиция и европейская легкость по отношению к текстам, какими бы они не были - священными или профанными. В одном из интервью, данном "из подполья", писатель с горечью отметил, что вообще-то писал роман об экзистенциальных и социальных трудностях, переживаемых в Европе иммигрантами из Азии, об их колоссальном культурном наследии, которое не находит себе ниши в западном мире. Конфронтация с исламом никоим образом не входила в планы Рушди. Но было уже поздно: писателя объявили врагом ислама.

До и после карикатур

Оскорбление чувств мусульман стоило в 2004 году жизни нидерландскому публицисту и режиссеру Тео ван Гогу, автору десятиминутного фильма об унижениях женщин в странах ислама. Его убил фундаменталист Мохаммед Буйери, выходец из Марокко. Депутат нижней палаты нидерландского парламента, сомалийка по происхождению Аяан Хирси Али, принимавшая участие в создании картины, вынуждена была скрыться. В одном из выступлений Хирси Али сказала о пророке, что "по нашим западным меркам, он - тиран". Эта реплика как в капле воды отражает расхожее отношение Запада к исламу, и такая картина решительно не устраивает Восток. Эпизод с убийством ван Гога вызвал известное брожение в Европе, но до настоящего шума было еще далеко.

Подлинные протестные возможности мусульманского сообщества обнаружились в 2006 году, когда перепечатка карикатур на пророка в европейских газетах спровоцировала масштабные выступления и беспорядки во многих исламских государствах Ближнего Востока и Азии. Волнения продолжались всю весну и привели к временному разрыву дипломатических отношений между несколькими государствами. Запад был устрашен, и боязнь терактов, приводимых в исполнение оскорбленными фанатиками, начала приносить экзотические плоды. Так, в Берлинской опере отменили показы оперы Моцарта "Идоменей, царь Крита" в постановке Ханса Нойенфельса. На сцену в одном из эпизодов спектакля герои выносили отрубленные головы пророка Мохаммеда, Иисуса, Будды и Посейдона. Во избежание трений с германскими мусульманскими общинами постановку было решено снять, но после гневной отповеди федерального канцлера Ангелы Меркель, заявившей, что "самоцензура не спасет от людей, практикующих насилие во имя ислама", "Идоменея" все же вернули на сцену.

Известие о посвящении Рушди в рыцари пришло полгода спустя после берлинского скандала. Пакистанские студенты менее чем через сутки сожгли чучело писателя, а заодно и чучело королевы Елизаветы II. Нижняя палата пакистанского парламента публично осудила британские почести, а МИД намерен направить официальную ноту протеста в Лондон. Во время написания этого материала пришло сообщение, что посол Великобритании в Исламабаде вызван в министерство для беседы. Министр по делам религии сделал крайне резкое заявление, оправдывающее будущих убийц Рушди, но позже частично дезавуировал его. Иранские власти также заявили протест, а представители тегеранской радикальной "Организации за увековечение мучеников мусульманского мира" предложили 150 тысяч долларов тому, кто сможет убить Рушди.

Из Великобритании пока ответных реакций не последовало. Единственный официальный комментарий прозвучал только в посольстве в Исламабаде: представитель Лондона сказал, что Рушди бесспорно заслужил титул и что его награждение "не требует разъяснений".

Можно исключить возможность того, что британское правительство пойдет на поводу у исламистов и отзовет титул Рушди. Интереснее другое: примет ли его сам писатель. До сих пор его реакция на новость, равно как и местонахождение, неизвестны. Впрочем, он многократно призывал Запад бороться с исламским фундаментализмом, и отказ от рыцарского звания может стоить ему репутации. Пока непохоже, что скандал удастся замять дипломатическим путем, следовательно, стоит ожидать его развития в ближайшее время.

Юлия Штутина