Новости партнеров

Несимметричный голландский ответ

Убийца, который хотел стать мучеником, получил пожизненное заключение

26 июля 2005 года суд Амстердама приговорил Мохаммеда Буйери к пожизненному заключению за убийство кинорежиссера Тео ван Гога в ноябре 2004 года. Молодой исламист хотел умереть за идею, но суд одного из самых терпимых государств в мире обеспечил ему долгую жизнь в умеренно комфортабельных условиях.

Убийца

Мохаммед Буйери был обвинен в убийстве нидерландского режиссера и публициста Тео ван Гога. Преступление произошло 2 ноября 2004 года. Ван Гог ехал по одной из амстердамских улиц на велосипеде, когда к нему подбежал человек, одетый в традиционную для марроканцев одежду - джеллабу. Пешеход выстрелил в велосипедиста несколько раз, полоснул упавшего по горлу ножом, воткнул его в тело режиссера и убежал.

Буквально через несколько минут полиция задержала подозреваемого, оказавшего сопротивление. При молодом человеке оказалось стихотворение, в котором говорилось о готовности лирического героя принять мученическую смерть после расправы над врагом. Он рассчитывал умереть во время перестрелки с полицейскими.

Молодого человека звали Мохаммед Буйери, он вырос и учился в Нидерландах, но имел двойное голландско-марроканское гражданство. Буйери попадал в поле зрения полиции еще подростком, когда был связан с группировкой уличных хулиганов мусульманского происхождения.

Вот мои последние слова, изрешеченные пулями, омоченные кровью, как я и надеялся

Строчки из стихотворения, найденного у Мухаммеда Буйери:

Буйери обратился к радикальному исламу, посещая одну из амстердамских мечетей, в которой собирались сторонники движения "Такфир валь-Хиждра". Это название принадлежало группе египетских террористов 60-х годов, но позже было принято террористической группой "Мучеников за Марокко", хорошо известной в Испании.

После ареста Буйери выяснилось, что испанская полиция следила за выступлениями этого человека в интернет-форумах.

Жертва

Тео ван Гог, внучатый племянник великого художника, был весьма заметной фигурой в голландской журналистике. Его даже называли "фундаменталистом свободы слова". Кинодостижения ван Гога были знакомы, в основном, его соотечественникам, но множество его резких выступлений в адрес политиков, религиозных и общественных деятелей стали хорошо известны в Европе. Его реплики в адрес евреев в 80-е годы были на грани фола, но ожидаемых судебных преследований не произошло. В начале 90-х он с тем же рвением нападал на ислам, называя его "религией скотоложцев".

Двадцать лет назад фильм "Жизнь Брайана", сделанный группой "Монти Пайтон", показал христианство в безумно смешном виде. Но что-то мне подсказывает, что снять подобную юмористическую ленту об исламе не удастся. Я уже и не помышляю о том, что ее можно было бы показать. Спасибо, мультикультурное общество!

Тео ван Гог

В начале 2000-х Тео познакомился с беженкой из Сомали Аяан Хирси Али, ставшей к тому времени видной общественной фигурой в Голландии. В 2003 году она была избрана депутатом нижней палаты парламента страны.

Хирси Али опубликовала книгу "Фабрика сыновей" о положении женщин в традиционных исламских обществах, вызвавшую большой резонанс в Голландии. В ее адрес посыпались угрозы убийства, в основном через Интернет. Хирси Али вынуждена была просить поддержки правительства, которое обеспечило ей круглосуточную охрану и тщательно скрываемое место жительства.

По нашим западным меркам он - тиран

Аяан Хирси Али о пророке Мухаммеде

В Хирси Али ван Гон нашел близкого по духу ненавистника фундаментальных религиозных убеждений. Вместе они сделали десятиминутный документальный фильм о судьбе женщин в традиционных исламских обществах. В этой картине, названной "Подчинение", четыре женщины рассказывают историю своих унижений и драм, которые санкционированы мусульманским правом. Фоном фильма стали фразы из Корана, в которых ясно сформулировано пренебрежительное отношение к женщинам и их подчиненное положение.

Фильм был показан голландским телевидением в августе 2004 года и вызвал шквал критики со стороны многочисленной мусульманской общины страны (она составляет около 5 процентов населения Нидерландов). В нескольких интернет-форумах появились призывы убить Тео ван Гога и Аяан Хирси Али.

Для ван Гога это была лишь еще одна привычная вспышка негодования в его адрес. Его колонка "Дайте сказать" в популярной газете "Metro Nieuws" регулярно вызывала раздражение у мусульман, требовавших от редактора запретить ван Гогу публичные высказывания.

К телу ван Гога убийца приколол записку, в которой содержались очередные угрозы в адрес Хирси Али.

Суд

Фото Буайери из судебного дела. Кадр программы
Фото Буайери из судебного дела. Кадр программы "Вести"

Мохаммед Буйери молчал более полугода. Через своего адвоката он сообщил, что подчиняется только законам ислама, а потому не хочет, чтобы его защищали с точки зрения гражданского правосудия. Лишь на суде он сказал, что несет полную ответственность за сделанное, что совершил убийство сознательно и, если бы смог, то повторил бы это.

Исторически Нидерланды - одна из самых веротерпимых стран. В последние десятилетия либеральные ценности торжествуют в этом государстве как нигде в мире: там разрешены однополые браки, допустимы легкие наркотики, и нет смертной казни. Выбор в пользу религиозных ценностей, сделанный Буйери, неприятно удивил голландскую общественность.

Параллели

История гибели ван Гога не могла не напомнить о другом публичном противостоянии ислама и либеральных европейских ценностей со смертельным исходом: конфликте имама Халиля эль-Мумни с депутатом голландского парламента Пимом Фортауном.

Халиль эль-Мумни выступил в 2001 году в телевизионной дискуссии, посвященной участившимся случаям насилия со стороны исламской молодежи против гомосексуалистов. Имам назвал гомосексуализм болезнью. СМИ отыскали несколько выступлений эль-Мумни на арабском языке, в которых он высказывался куда более резко, называя западную цивилизацию аморальной и ставя европейцев "ниже собак и свиней".

Полсотни физических лиц и организаций подали иск против эль-Мумни. Последовал долгий период переговоров, после которых эль-Мумни принес свои извинения, сославшись на неточный перевод его высказываний с арабского. Однако дело все равно дошло до суда, который завершился неожиданным вердиктом: "Хотя изложенные эль-Мумни идеи дискриминируют гомосексуалистов [что противозаконно], но они сделаны на основании его религиозных убеждений. Убеждения эти зиждутся на священной книге ислама - Коране". Дело было прекращено 4 апреля 2002 года.

С резкой критикой эль-Мумни еще в 2001 году выступил депутат голландского парламента Пим Фортаун. Он не скрывал свою гомосексуальность, и этим был близок к различным либеральным группировкам, но одновременно являлся яростным противником иммигрантов из исламских стран. Фортаун был убит спустя месяц после окончания суда над эль-Мумни.

Убийцей Фортауна оказался его соотечественник, Фолькерт ван дер Грааф, сотрудник радикальной экологической организации. На суде он сказал, что убил Фортауна, опасаясь его растущего влияния в обществе. Особенную тревогу у ван дер Граафа вызвала антиисламская риторика Фортауна, из-за которой "незащищенные социальные группы иммигрантов, особенно мусульманские, оказались под ударом". Убийство опасного политика казалось активисту за права животных наилучшим выходом.

Ван дер Грааф признал себя виновным и выказал некоторое раскаяние, заявив перед судом, что, возможно, не убил бы Фортауна в тот день, если бы телохранители последнего оказались поблизости. Ван дер Граафа приговорили к 18 годам лишения свободы. За последние два года голландское правосудие явно ожесточилось.

Диалектика

В связи с убийством ван Гога нередко вспоминают историю преследования иранским аятоллой Хомейни писателя Салмана Рушди. Однако это не совсем верная ассоциация. Дело в том, что Рушди - выходец из исламского мира, хотя никогда не был религиозен. Но исламом всегда яростно осуждалось пренебрежение к собственным корням, особенно если это был публичный акт отречения. Так, в 1992 году был убит египетский писатель и журналист Фарадж Фода, осуждавший фундаменталистские настроения в обществе. Двумя годами позже был тяжело ранен другой египетский писатель, единственный лауреат Нобелевской премии по литературе из арабского мира, Нагиб Манфуз.

Футболка демонстранта против исламского фундаментализма. Кадр телеканала НТВ
Футболка демонстранта против исламского фундаментализма. Кадр телеканала НТВ

Очень вероятно, что главной мишенью Буйери была все же Хирси Али. Однако она была слишком надежно защищена, и Буйери воспользовался уязвимостью ван Гога. В целом, поступки убийцы режиссера отражают как в капле воды два процесса, одновременно происходящих в современном исламе: поиск внутренних и внешних врагов.

Сейчас в Европе сложилась ситуация, когда имманентная внутренняя готовность ислама к самоочищению и агрессивной защите от внешнего влияния противостоит западному мультикультурализму. Последний готов принимать все чужеродное и ничего не осуждать - в надежде, что новое само переплетется, перемешается со старым. Пим Фортаун считал, что далеко не все внешнее нужно принимать, и его убил фанатик всеядности (строгий вегетарианец, между прочим). Тео ван Гог вместе с Хирси Али полагали, что кое-что из "новых поступлений", например, мусульманский уклад, необходимо переделать, адаптировав под европейские правила. Эта идея встретила яростное сопротивление со стороны исламистов. Человеческая жизнь по-прежнему является препятствием в борьбе идей, и стоимость ее все так же ничтожна. А суд Амстердама даровал жизнь убийце, которому она не нужна.

Юлия Штутина