Новости партнеров

Облегченная конституция

ЕС утвердил проект основного закона объединенной Европы

В минувшие выходные Евросоюз, наконец-то, договорился о принятии единого общеевропейского документа, в котором были бы закреплены общие принципы существования объединенной Европы и положено начало необходимой структурам ЕС реформе. И хотя этот документ не назывался, как два года назад, "конституцией", а именовался всего лишь "конституционным договором", многие члены Евросоюза были не на шутку обрадованы тем, что им за последние несколько лет удалось прийти к единому мнению по принципиальным вопросам.

Миниконституция

В субботу, 23 июня, завершился саммит ЕС в Брюсселе, главным вопросом на котором было утверждение проекта евроконституции, а если быть точным - соглашения по облегченному базовому договору стран Европы. Правда, весь ход встречи лидеров 27 государств - участников ЕС не предвещал никаких прорывов, поскольку, как отмечали наблюдатели, канцлеру Германии Ангеле Меркель, председательствующей в Евросоюзе, с самого начала не удалось договориться с Польшей и Великобританией, каждая из которых имела свои возражения по проекту конституционного договора. Более того, по завершении 36-часового саммита была отменена традиционная пресс-конференция.

Встреча с журналистами в итоге получилась фактически импровизированной, так как состоялась в 4:30 утра с пятницы на субботу, когда уставшая от длительных и напряженных переговоров Меркель объявила о том, что им удалось прийти к "хорошему компромиссу". "Если бы мы не достигли его сегодня, ситуация была бы просто катастрофической", - подчеркнула она. Проект евроконституции, таким образом, был одобрен, но с серьезными уступками в отношении "евроскептиков".

Компромисс, главным образом, касался претензий польской и британской сторон. Польша в ультимативной форме требовала не принимать новую формулу голосования по принципу "двойного большинства" (решение считается принятым, если за него проголосовали представители 55 процентов государств ЕС, в которых проживает не менее 65 процентов граждан Евросоюза), при которой, по мнению поляков, усиливалось влияние крупных государств (в основном, Германии) и принижалась роль небольших.

Настойчивость польской стороны привела к тому, что обычно мягкая и терпеливая Ангела Меркель пошла на радикальный шаг - она пригрозила созвать международную конференцию по базовому договору без участия Польши, получив на это мандат от остальных 26 государств ЕС. Это вызвало недовольство у Великобритании и Франции, но те поспешили уговорить поляков пойти на уступки. В итоге было принято решение оставить старую систему (для принятия решения требуется согласие 14 из 27 членов Евросоюза), а новый принцип ввести с 2014 года с переходным периодом в три года (то есть фактически с 2017 года).

Главная в стане "евроскептиков", Великобритания, приложила все усилия, чтобы снизить единоначалие в ЕС и сделать собственное участие в союзе менее зависимым от единых институтов власти "континенталов". В частности, британцы получили право не придерживаться положений европейской Хартии по правам человека, для исполнения которой, по мнению бизнес-сообщества Великобритании, пришлось бы реформировать законы, касающиеся трудовой деятельности. Кроме того, британцы полагают, что их судебная система одна из лучших в мире, а права человека они и так оберегают достаточно хорошо.

Лондон вообще смог "отбить" себе довольно широкие права в составе объединенной Европы - в частности, проводить независимую внешнюю политику, самостоятельно регулировать налоговую сферу и по своему усмотрению присоединяться к тем или иным положениям европейской судебной системы и континентального уголовного права. Как попытку ущемления своего суверенитета Великобритания восприняла и учреждение поста министра иностранных дел Евросоюза. В итоге было принято решение оставить в ЕС пост верховного представителя по вопросам общей внешней политики и политики в области безопасности (сейчас его занимает Хавьер Солана), но повысить статус этой должности до уровня заместителя председателя Еврокомиссии.

В целом, суть конституционного договора заключается в оптимизации управленческой и организационной структур Евросоюза. Для этого исполнительный орган ЕС - Европейскую комиссию - сделают более компактным рабочим "правительством" союза, которое не обязательно будет включать представителей всех его членов (их число снизится с 27 до 15). Вместе с тем, значительно возрастет роль как в целом Европарламента, так и парламентов стран - членов ЕС.

Вместо нынешней системы полугодовой ротации стран-председательниц будет введена должность президента, срок полномочий которого составит 2,5 года. Из договора постарались убрать все лишние "намеки" на то, что, как выразилась Меркель, "заставило бы думать о Евросоюзе как о государстве". В частности, в документе вообще нет упоминаний о флаге и гимне. Кроме того, постановления и распоряжения Еврокомиссии не будут именоваться законами.

Нидерланды добились, чтобы в договоре были утверждены критерии приема в Евросоюз новых членов. "Соглашение - уже само по себе путь к дальнейшему расширению ЕС", - сказала Меркель, отметив, что после принятия документа к Евросоюзу сможет присоединиться Хорватия. При этом канцлер Германии подчеркнула, что в случае утверждения нового члена формула "двойного большинства" действовать не будет - решение должно быть единогласным.

Результаты

Когда в 2005 году провалились два референдума по ратификации конституции ЕС во Франции и Нидерландах, в Евросоюзе по-настоящему заговорили о кризисе идеи единой Европы. Некоторые европейские эксперты выражались абстрактно, отмечая, что ситуация связана с "постепенным размыванием, неизбежным в атмосфере неуверенности в будущем". Другие объясняли все проще - организационная структура ЕС уже не подходила для Евросоюза, которому с приемом новых членов грозила потеря управляемости.

Из 25 тогдашних стран - членов ЕС только девять согласились ратифицировать конституцию, а на французов и голландцев, очевидно, подействовали увещевания "евроскептиков", которые говорили о создании "супергосударства" и потере национальной идентичности. Став председателем Евросоюза в начале 2007 года, Германия поставила перед собой задачу во что бы то ни стало выйти из кризиса и принять хотя бы "облегченный" проект конституции, который, в общем-то, и сами члены ЕС "конституцией" называть были не склонны, предпочитая слово "договор".

Как заявил новый президент Франции Николя Саркози, "это не конституция, но мы достигли хорошего баланса". А премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер заметил: "То, что получилось, удовлетворительно, но не более". А получился, по его мнению, "упрощенный сложный договор". То есть, вполне очевидно, что этот документ воспринимается как пролог к принятию собственно конституции.

Перед Германией на этом этапе стояла главная задача - достигнуть компромисса, поэтому итоговый договор по сути стал своеобразным антикризисным документом. Если бы он не был одобрен, то в будущем Евросоюз, как отмечают эксперты, мог столкнуться "с серьезными последствиями для своего развития".

Для принятия соглашения немецкому канцлеру Ангеле Меркель пришлось пойти на значительные уступки "евроскептикам". Исходя из тех изменений, которые ожидают Евросоюз, можно сделать вывод, что они касаются в основном внутренней управляемости ЕС. Действительно, появилась возможность для дальнейшего расширения союза, хотя в Европе, как известно, нет единого мнения о целесообразности этого шага.

Вместе с тем, очевидно и то, что избежать серьезных противоречий с небольшими странами - членами Евросоюза по-прежнему будет невозможно - нельзя исключать, что, например, Польша продолжит использовать право вето, как это сейчас происходит с переговорами о новом базовом соглашении между ЕС и Россией.

Стоит отметить, что Ангела Меркель, говоря о катастрофе, которая могла случиться, если бы соглашение не было принято сейчас, несколько преувеличивала остроту ситуации. Крайний срок наступит только в 2009 году, когда перед выборами в Европарламент понадобятся согласованные принципы дальнейшего развития ЕС. Отказ же утвердить договор именно сейчас был бы катастрофой, может быть, только для самой Меркель, поскольку это обстоятельство в Берлине восприняли бы как оскорбление.

Как видно из итогов саммита, страсти по европейской конституции, разгоревшиеся в 2005 году, не утихли, появились новые претензии и разногласия, а это может быть воспринято как свидетельство слабости и разобщенности Европы. Эксперты полагают, что такая ситуация выгодна как России, которой легче будет оказывать давление на своих европейских партнеров в рамках энергетического диалога, так и США, которые будут проводить собственную линию через своих традиционных и новоявленных союзников в Европе.

Насколько встреча лидеров Евросоюза была действительно успешной, будет ясно уже в этом году. В октябре под португальским председательством должна пройти межправительственная конференция, в ходе которой планируется детально проработать все пункты немецкого проекта соглашения. А после этого документ должен быть ратифицирован каждой страной ЕС.

Руслан Кадрматов

Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли