Незваный гость

Президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад прибыл в Нью-Йорк на 62-ю генеральную ассамблею ООН

Ежегодная Генеральная ассамблея ООН - событие по определению общемировое. Лидеры государств собираются, чтобы обсудить наиболее сложные вопросы, стоящие перед международным сообществом и обозначить основные направления развития международной политики на следующий год. На нынешней ассамблее, к примеру, одной из важнейших стала организованная генсеком Пан Ги Муном дискуссия о борьбе с глобальным потеплением, сокращении выбросов парниковых газов - вопрос без преувеличения планетарного значения. Однако, как ни парадоксально, наиболее обсуждаемой темой стало прибытие в Нью-Йорк президента Махмуда Ахмадинеджада.

Ничего удивительного в этом нет. Как и президент Венесуэлы Уго Чавес, Махмуд Ахмадинеджад старательно использует встречи на самом высоком уровне - тем более что в условиях растущей изоляции у иранского лидера их не так много - для организации некого шоу с целью привлечь к себе как можно больше внимания. Его действия в этом направлении могут казаться и даже быть откровенно провокационными, но их нельзя не заметить. Как нельзя не заметить того, что, прилетев в Нью-Йорк на генассамблею ООН, он в то же время прибыл в гости к одному из своих главных противников: США - туда, куда его вообще-то не звали и где очень многие его ненавидят и считают воплощением зла.

Эта бросающаяся в глаза двойственность определяет весь ход визита Махмуда Ахмадинеджада. В отличие от других мировых лидеров и министров иностранных дел, участвующих в генеральной ассамблее, Ахмадинеджад косвенно подчеркивает, что прибыл также для того, чтобы сблизиться с американским народом. И одна из главных целей - показать, что в США его ненавидят совершенно напрасно, и если продолжают, то исключительно потому, что страна такая - не любит тех, кто мыслит иначе.

Все это похоже на большую игру в дразнилки. Со стороны получается, что Ахмадинеджад просто вынужден использовать крышу ООН, чтобы попасть в США и протянуть американцам ветвь мира, заверить в своих добрых намерениях, рассеять страхи и открыть им глаза на их собственные ошибки. На межгосударственном уровне сделать это якобы невозможно из-за непримиримой позиции администрации Белого дома. Все инициативы иранского президента развиваются в указанном русле.

Махмуд Ахмадинеджад постарался хорошо подготовить свой приезд в США. В интервью программе "60 минут" телеканала CBS, которое американской публике показали вечером в воскресенье 23 сентября, президент Ирана заявил, что его стране не нужно ядерное оружие. Он также опроверг любые предположения о том, будто Иран и США готовятся к войне. "Кто это говорит? С какой стати нам воевать? В ближайшем будущем войны не будет", - добавил он. Но к этим эти телевизионным заявлениям, впрочем, мало кто отнесся всерьез, поскольку Ахмадинеджаду не верят.

Намного большее беспокойство вызвало другое предложение Ахмадинеджада. Незадолго до его прибытия в Нью-Йорк иранская миссия при ООН обратилась к городской администрации с просьбой разрешить ему посетить так называемый "Нулевой уровень", большой котлован на том месте, где стояли башни-близнецы Всемирного торгового центра. Сообщалось, что иранский президент хочет почтить память погибших. В соответствии с дипломатическими установлениями Ахмадинеджад как участник генеральной ассамблеи имеет право перемещаться в двадцатикилометровой зоне в радиусе от площади Коламбас-Серкл (Columbus Circle), расположенной в центре города на пересечении Бродвея и 59-ой. В эту зону входит и "Нулевой уровень".

Перед властями Нью-Йорка встал весьма неприятный выбор. С одной стороны, отказать участнику генеральной ассамблеи ООН, который, пользуясь своими правами, хочет почтить память погибших, не совсем удобно. Но с другой, этот участник - в США persona non grata, более того является главой государства, входящего в "ось зла", которое, как продолжает убеждать граждан Белый дом, поддерживает террористов и снабжает оружием боевиков в Ираке. Посещение им "Нулевого уровня" можно расценить только как предательство памяти жертв 11 сентября.

Семьи погибших и многие кандидаты в президенты высказались решительно против того, чтобы Ахмадинеджад посетил "Нулевой уровень". Сенатор-демократ Хиллари Клинтон заявила, что это "неприемлемо". Бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани сказал, что "этого не должно произойти ни при каких обстоятельствах". Представители Белого дома высказались в том духе, что "Нулевой уровень" не место для визита главы государства, спонсирующего терроризм. Однако официально оказать на подобных основаниях значило бы играть Ахмадинеджаду на руку. Поэтому городские власти выбрали нейтральный вариант, заявив, что посещение "Нулевого уровня" невозможно из-за ведущихся там строительных работ.

Еще более острую полемику вызвало решение Колумбийского университета пригласить Ахмадинеджада выступить перед студентами. Многие заявляли, что сознательно давать Ахмадинеджаду возможность в стенах университета пропагандировать свои антисемитские и экстремистские взгляды ни в коем случае нельзя, что приглашать Ахмадинеджада - значит признать его значение как государственного лидера, хотя единственное, чего он достоин это презрения. В этой связи вспомнили о том, как в 1933 году тогдашний ректор Николас Мюррей Батлер (Nicholas Murray Butler) пригласил выступить в университете посла нацисткой Германии. Студенты провели множество манифестаций протеста.

Тем не менее победили те, кто считал, что в соответствии с фундаментальным правом человека на свободу слова Махмуд Ахмадинеджад может выступить перед студентами университета. Газета The New York Times специально напечатала редакционную статью в защиту этой точки зрения, где, в частности, осуждались заявления некоторых политиков урезать финансирование Колумбийского университета, если Ахмадинеджаду все же предоставят слово.

Зато во время самой конференции Ахмадинеджаду дали четко понять, что он нем думают. Представляя иранского президента, ректор Ли Боллинджер (Lee C. Bollinger) в присутствии 600 человек охарактеризовал его как "мелкого и жестокого диктатора, чье отрицание Холокоста является либо бесстыдной провокацией, либо вопиющим невежеством". Боллинджер добавил, что помощь Ирана террористам является давно подтвержденным фактом, что Иран фактически ведет войну против Соединенных Штатов. Он спросил, почему Иран не хочет соглашаться на требования международной общественности сделать прозрачной свою ядерную программу, и добавил, что у Ахмадинеджада вряд ли хватит мужества и ума ответить на этот вопрос.

Ахмадениджад заявил, что предпочитает не обращать внимание на эти оскорбления, добавив, что ректору следовало бы уважать студентов и не навязывать им, таким образом, свое мнение в самом начале встречи. Между тем, как оказалось, дальнейшие вопросы были не менее жесткими. Ахмадинеджад отвечал, так как и ожидалось. Говорил о том, что Иран не преследует цели создать атомной бомбы, что страны, которые испытывают ядерное оружие пятого поколения, не имеют права запрещать другим государствам мирные ядерные разработки, что Холокост - Холоскостом, а палестинцы, страдающие от действий израильтян, не несут за него никакой ответственности. Происходящие, как представляется, больше походило на перепалку.

Одним из самых драматичных стал момент, когда на вопрос о казни двух гомосексуалистов в Иране Ахмадинеджад ответил, что в его стране гомосексуалистов вообще нет. "В Иране нет такого феномена, не знаю, кто вам сказал, что у нас есть гомосексуалисты", - добавил Ахмадинеджад. Это вызвало взрыв смеха в зале. Пожалуй, ничто лучше не иллюстрируют полное отсутствие хотя бы малейшего взаимопонимания между иранским президентом и студенческой американской аудиторией.

Оценивать это можно по-разному. С одной стороны, можно подумать, что Ахмадинеджаду удалось, наконец, раздразнить американцев, выставить их в нелицеприятном свете, как людей глухих к другому мнению и безразличных к чужому мировоззрению. Некоторые из присутствующих на встрече, к примеру, профессор по исследованию Ирана в Колумбийском университете Хамид Дабаши (Hamid Dabashi) прямо заявили о своем разочаровании поведением участников конференции.

"Сначала пригласить, а потом старательно унижать и оскорблять целую нацию в лице ее представителя просто недопустимо", - заявил Дабаши. С этим нельзя не согласиться. Однако с другой стороны, граждане США, присутствующие в аудитории Колумбийского университета, дали понять Ахмадинеджаду, что не позволят ему в обход политических переговоров с Белым домом использовать себя для собственного пиара, разыгрывая голубя мира.

Вероятно, слова ректора Ли Боллинджера были достаточно резкими. Однако, если он ошибся, то не в этом, а тогда когда сказал, что чувствует на своих плечах вес всего цивилизованного мира, испытывающего отвращение, к тому что делает Иран. Весь цивилизованный мир проводит 62 ассамблею здесь же в Нью-Йорке, но не в Колумбийском университете, а в штаб-квартире ООН. То что произошло на конференции, касается, прежде всего, отношений между США и Ираном, а именно: Махмуду Ахмадинеджаду дали четко понять, что в США он незваный гость.

Алексей Демьянов