Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Наш человек в Брюсселе

Кремль нашел применение Дмитрию Рогозину

В непростой истории взаимоотношений "великоросса" Дмитрия Рогозина и Кремля наметился очередной, неожиданный для многих виток. Судя по всему, ему будет доверено представлять интересы России в штаб-квартире НАТО. Новая должность Рогозина может стать поворотом не только в его личной судьбе, но и во внешней политике страны.

Спецназ президента

В конце сентября и почти весь октябрь казалось, что политическая карьера Дмитрия Рогозина зашла в тупик. Созданную им с коллегами по "Русскому маршу" партию "Великая Россия" так и не пустили на парламентские выборы, а попытка использовать запасной вариант и пройти в Думу по спискам "Патриотов России" провалилась. Складывалось впечатление, что Рогозин объявлен персоной нон-грата в российской политике и единственное, на что он может рассчитывать - довольно жалкая роль аутсайдера.

Однако сам Дмитрий Олегович не унывал и отнюдь не собирался в свои 43 года на пенсию. Выступая 17 октября в прямом эфире "Эха Москвы", он не выказал никакого сожаления о том, что оказался вне Думы, которая теперь совсем не то место, где "творится реальная политика", и туманно намекнул о неких планах по внедрению себя лично и других "великороссов" в иное место, где это (то есть настоящая политика) как раз и делается - а именно в структуры исполнительной власти и даже администрацию президента.

При этом Рогозин выразил уверенность в том, что стоящая за ним идеология как раз сейчас чрезвычайно востребована не только в "низах", но и в "верхах". Говоря о "мюнхенской речи" Владимира Путина, он в очередной раз сообщил, в каком восхищении до сих пор пребывает от выбранного президентом внешнеполитического курса страны: "Я считаю, что надо действовать таким образом, чтобы закрепить президента, от него очень много зависит, очень хотелось бы, чтобы он на этом и настаивал дальше, этот путь повторял, путь, который проложила партия "Родина" - это путь, по которому сегодня идет исполнительная власть в лице Путина".

Мысль о том, что Путин, вольно или невольно, проводит в жизнь "великую русскую идею", в устах Рогозина уже не нова. Так, созданную им партию "Родина" он называл "спецназом президента". В предисловии к своей, посвященной Путину, книге "Враг народа" (2006 год) Рогозин прямо пишет о том, что возлагает на "молодого национального лидера" надежды по возвращению России "статуса Великой Державы" и выражает готовность стать ему союзником на этом пути.

Стоит отметить, что Рогозин практически никогда не критикует самого Путина, в то же время регулярно придавая анафеме его окружение. В том же предисловии, например, он призывает президента сделать правильный моральный выбор между "наглой и льстивой камарильей, облепившей его с головы до ног" и "собственным народом, мысли которого он так часто и так удачно высказывает вслух". Словом, Рогозин давно претендует на роль некоего выразителя не только народных чаяний, но и скрытых мотивов самого президента.

В этой связи жесткая внешнеполитическая позиция Путина, заданная в его выступлении в Мюнхене 10 февраля 2007 года, а еще раньше во время "большой пресс-конференции" 1 февраля, а также риторика Кремля по поводу "ассиметричного ответа" на развертывание Штатами системы ПРО, не может не импонировать Рогозину, который всегда считал НАТО главным врагом России.

Тут можно вспомнить некоторые высказывания Дмитрия Олеговича по вопросам внешней политики, которые приводит газета "Коммерсант":

  • Чем ближе к нам военные базы (НАТО), тем легче будет их достать. Образно говоря, если раньше нужно было применять ракеты, то теперь можно "лупить" и из пулемета (интервью газете "Вести сегодня" 12 декабря 2003 года).
  • Это расширение (НАТО на Восток) представляет угрозу для безопасности государства. До родного города нашего президента теперь рукой подать (в беседе с журналистами 29 марта 2004 года).
  • НАТО, США, Евросоюз - реальные действующие лица новейшей политической истории. Мы вынужденно должны будем с ними взаимодействовать и искать собственной выгоды. Не забывая при этом, что главный принцип большой политики "кто смел, тот и съел". Однако чтобы реализовать его, следует помнить, что иных союзников, кроме армии, флота и ракетных войск стратегического назначения, у нас нет (статья в газете "Труд" 7 апреля 2004 года).
  • НАТО - умирающая организация (интервью украинскому телеканалу ICTV 10 февраля 2006 года).
  • На пользу родине

    Слухи о том, что защищать интересы России в этой "умирающей организации" будет доверено именно Рогозину, появились 24 октября. Информационное агентство Reuters сообщило тогда со ссылкой на неназванный осведомленный источник, что Путин назначил Рогозина постоянным представителем России в НАТО, причем соответствующий указ, по данным источника, был подписан президентом еще 23 октября. Кремлевская пресс-служба, правда, не подтвердила информацию о подписании указа, однако пресс-секретарь президента Алексей Громов подтвердил тогда "Коммерсанту", что такая возможность действительно рассматривается. Сам Рогозин заявил, что пока не располагает официальной информацией по поводу своего назначения и комментировать ничего не будет.

    Тем не менее, 1 ноября Рогозин сообщил газете, что вопрос о его назначении на пост представителя России в НАТО будет рассмотрен комитетом Госдумы по международным делам через неделю, 8 ноября. По его словам, соответствующие документы уже поступили в Думу, а его кандидатура внесена в нижнюю палату на основании решения коллегии МИДа и заверена помощником президента по международным делам Сергеем Приходько. "Во внешней политике буду стремиться делать то же, что стремился делать во внутренней: принести пользу родине", - заявил Рогозин изданию.

    В ситуации, когда приближается срок окончания введеного Россией 150-дневного моратория на выполнение условия Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) - в случае, если не удастся достичь консенсуса с США по сокращению вооружения НАТО в Европе, то Россия выйдет из соглашения в ночь с 12 на 13 декабря - грядущее назначение Рогозина приобретает особый смысл. "Сейчас это вопрос не моей политической карьеры, а вопрос отношения России со своим ведущим внешнеполитическим партнером", - сказал Дмитрий Олегович в конце октября, когда вопрос еще решался. Выбор сделан.