Кто все эти люди?

Занять место Саакашвили хотят уже пять человек

Ни власти, ни оппозиция в Грузии не стали дожидаться отмены чрезвычайного положения, чтобы начать подготовку к досрочным выборам. Официально ни один из претендентов на президентский пост еще не зарегистрирован, однако фактически заинтересованные стороны к предвыборной кампании уже приступили. Правда, идея выдвинуть единого кандидата, которым оппозиция пугала Саакашвили, в итоге провалилась. О желании занять место президента заявили уже пять человек. Запись желающих продолжается.

"Объединенная оппозиция", которую составляют десять политических партий и движений, тянула с выдвижением своего кандидата несколько дней. Это не так уж мало, если учесть, что до выборов осталось менее двух месяцев. Вообще-то объединенная оппозиция планировала еще подождать с обсуждением этого вопроса. До тех пор, как выразился один из лидеров Консервативной партии Грузии Каха Кукава, "пока не прекратятся репрессии". Или, по крайней мере, до тех пор, пока не будет снят режим чрезвычайного положения, при котором запрещены митинги, а в эфире остается только государственное телевидение.

Один за всех

Однако больше, вероятно, ждать не смогли. К 12 ноября в президенты записались уже четыре оппозиционера (кроме, разумеется, самого Михаила Саакашвили, который заявил о намерении "получить от народа мандат доверия"). На таком фоне появление "единого кандидата от оппозиции" выглядит довольно странным. А если бы число претендентов выросло, скажем, до десятка, то идея "единого кандидата" и вовсе потеряла бы всякий смысл.

В итоге тем, кого оппозиция решила бросить на борьбу с Саакашвили, оказался беспартийный депутат Леван Гачечиладзе. Он уже заявил, что готов бороться за то, чтобы искоренить в Грузии "вождизм" и трансформировать страну в парламентскую республику. "Как только это будет сделано, - пообещал парламентарий, - я уйду на политическую пенсию".

Леван Гачечиладзе, математик по образованию, был депутатом двух созывов. В нынешний парламент он попал как кандидат от блока "Новые правые", а позднее вошел в оппозиционную фракцию "Демократический фронт". В последнее время депутат перестал ходить на заседания палаты, объяснив это протестом против "политики антинародных властей". Он принимал активное участие в недавних акциях протеста, в частности, первым объявил голодовку, требуя отставки президента и проведения досрочных выборов.

Большую известность, однако, он получил не как оппозиционер, а как предприниматель. В начале 1990-х годов Гачечиладзе был в числе основателей компании Georgia Wines & Spirits, которая впоследствии стала одним из ведущих производителей вина в республике. Кстати, половина экспорта компании, как сообщают СМИ, приходилась на Россию до того, как ввоз вина из Грузии был запрещен.

Все за одного

Среди тех, кто выразил желание баллотироваться в президенты Грузии, наиболее прозорливым оказался Георгий Маисашвили - бывший имиджмейкер Михаила Саакашвили. О своем намерении составить конкуренцию бывшему патрону он заявил еще в июне 2007 года. Тогда это заявление прозвучало довольно странно (учитывая, что до выборов, по расчетам политиков, оставалось года полтора), однако сейчас его можно рассматривать как проявление редкого политического чутья.

В период "революции роз" Маисашвили консультировал правящую партию "Единое национальное движение" по экономическим вопросам. После событий 2003 года он на время уехал в США, однако вскоре вернулся, заявив, что больше не намерен покидать Грузию, которую хочет сделать "уникальным государством XXI века". Политик, который возглавляет созданную им "Партию будущего", ранее заявил, что основная борьба за кресло президента развернется именно между ним и Михаилом Саакашвили. Последние события в стране его уверенности в себе не поколебали. "Президент перевел нас в чрезвычайный режим, но несмотря на это у избирательной урны я нанесу ему поражение", - сказал Маисашвили.

Другой кандидат - лидер партии "Новые правые" Давид Гамкрелидзе - такой прозорливостью, наверное, похвастаться не может. Тем не менее, о готовности принять участие в выборах он заявил уже на следующий день после того, как Михаил Саакашвили назначил дату голосования.

Гамкрелидзе, врач по образованию, в 1990-е годы руководил страховой компанией "Алдаги". В 1999 году он был избран депутатом грузинского парламента от блока "Правая оппозиция, промышленники, новые правые". С 2003 года политик возглавляет партию "Новые правые", кроме того, он является председателем неправительственной организации "Грузия в НАТО".

Напомним, что "Новые правые" сначала не хотели присоединяться к акциям протеста в Тбилиси, заявляя, что не согласны с некоторыми требованиями, равно как и некоторыми методами объединенной оппозиции. О своей солидарности с митингующими партия заявила 7 ноября, после того как акцию протеста перед парламентом разогнала полиция. Как выразился Давид Гамкрелидзе, "власть применила силу против народа и в результате потеряла свою легитимность".

Тяжелая артиллерия

На четвертый день после того, как Саакашвили назначил досрочные выборы, мир узнал, что против президента выступил его давний противник - лидер Лейбористской партии Шалва Нателашвили. Юрист по образованию, Нателашвили был депутатом парламента с 1992 по 1999 годы, в парламент последнего созыва он не попал. Политик, который с 1995 года возглавляет партию лейбористов, известен, в частности, как один из авторов грузинской конституции.

Как до "революции роз", так и после нее лидер лейбористов позиционировал себя как убежденного противника властей. Если раньше его партия шла на выборы под лозунгом "Покончить с режимом Шеварднадзе!", теперь, соответственно, призывает "разобраться с диктатурой Саакашвили". При этом методы, которые Шалва Нателашвили использует для борьбы с властью, принесли ему скандальную известность.

Еще в 2004 году, вскоре после президентских выборов в Грузии, лидер лейбористов обратился к генсеку ООН с просьбой создать "международный трибунал для расследования деятельности Михаила Саакашвили". На всякий случай он подал жалобу и в Европейский суд по правам человека.

Впоследствии он предложил назначить президентом Грузии представителя американского Белого дома (заявив, что Саакашвили все равно находится "под полным контролем Вашингтона"), а мандат, полученный на выборах в тбилисский парламент, подарил Джорджу Бушу.

Чтобы окончательно запугать западных партнеров Грузии, он послал жалобу в НАТО. Нателашвили заявил, что грузинским министерством обороны руководит "одноклеточное существо", и попросил проверить, насколько такое положение вещей соответствует стандартам Альянса. Одним из последних его открытий стало обнаружение подземного хода под новой резиденцией Михаила Саакашвили. По этому тоннелю, предположил лидер лейбористов, президент собирается "сбежать от народного гнева".

Каждый за себя?

Из всех кандидатов Бадри Патаркацишвили, наверное, меньше всего нуждается в представлении. Деловой партнер Бориса Березовского, в прошлом первый заместитель гендиректора "ЛогоВАЗа" и первый заместитель гендиректора "ОРТ". После отъезда из России - основатель телеканала "Имеди", владелец футбольного и баскетбольного клубов, руководитель Федерации бизнесменов Грузии и президент грузинского олимпийского комитета. В феврале 2007 года издание Georgian Times назвало его самым богатым грузином в мире, оценив состояние Патаркацишвили в 12 миллиардов долларов.

В последние годы предприниматель неоднократно выступал с критикой в адрес грузинских властей, обвиняя их в давлении на бизнес. Однако до недавнего времени он предпочитал не ввязываться в открытый конфликт с руководством республики. Ситуация изменилась после разоблачений, с которыми выступил бывший министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили. Власти заявили, что за критикой в их адрес стоит именно Патаркацишвили, тогда же его в очередной раз обвинили в "связях с российскими спецслужбами".

Бизнесмен отверг эти обвинения, однако дал понять, что считает заявления Окруашвили обоснованными. Вскоре он уже открыто пообещал, что будет финансировать грузинскую оппозицию. После того как акции протеста в Тбилиси были разогнаны, Патаркацишвили заявил, что отдаст все свои деньги "на борьбу с режимом Саакашвили". Власти в ответ завели на него дело о подготовке государственного переворота и пообещали объявить в международный розыск, если бизнесмен, находящийся в Лондоне, не явится на допрос.

Между тем, незадолго до того как Бадри Патаркацишвили объявил о своих президентских амбициях, он предупредил оппозиционеров, что власти будут использовать все возможные методы для того, чтобы избавиться от конкурентов. Из этого он сделал вывод, что оппозиция должна "консолидироваться и выдвинуть единого кандидата с ясной программой экономического и политического развития страны". Если учесть, что за этим последовало его самовыдвижение в президенты, выходит, что под "единым кандидатом" он имел в виду себя.

Представители оппозиции, со своей стороны, пока не проявили особой склонности к тому, чтобы их фаворитом стал именно Патаркацишвили. Один из лидеров Республиканской партии Давид Зурабишвили прямо заявил, что единым кандидатом от оппозиции Патаркацишвили не станет. Другие, хотя и продемонстрировали интерес к его выдвижению, но в итоге все же остановились на другой кандидатуре.

Остается, конечно, возможность, что оппозиционеры все же договорятся и (по крайней мере, некоторые из них) снимут свои кандидатуры в пользу одного претендента. Пока что с "единством оппозиции" получается плохо. Оппоненты власти постоянно проводят переговоры, однако то один, то другой принимают решения, о которых остальные участники политического процесса узнают из СМИ.

Так, решение Патаркацишвили баллотироваться в президенты, по словам лидера Республиканской партии Давида Усупашвили, оказалось "личной инициативой" предпринимателя. "Никаких консультаций с нами он пока не проводил", - добавил политик. Патаркацишвили, в свою очередь, о выдвижении единого кандидата узнал от журналистов. Свою позицию по этому вопросу он пообещал обнародовать в ближайшее время. Наконец, и лидер лейбористов, партия которого вроде бы входит в "объединенную оппозицию", также принял решение идти на выборы самостоятельно. По словам представителя НПО "Институт равноправия" Георгия Хаиндравы, "по непонятным причинам Шалва Нателашвили покинул единый совет оппозиции". За кандидатуру Левана Гачечиладзе лейбористы в итоге не голосовали.

Разброд в оппозиции, конечно, существенно повышает шансы Михаила Саакашвили или любого другого кандидата, на которого решит сделать ставку действующая власть. Вопрос о том, будет ли нынешний президент участвовать в выборах, решится после 21 ноября, когда в соответствии с конституцией глава республики должен будет уйти в отставку, чтобы начать избирательную кампанию.

Нам бы ваши проблемы…

Фактически, Саакашвили ее уже начал. Он вовсю рекламирует собственные достижения (например то, что "Грузия вошла в элиту мировой экономики") и ругает конкурентов. Патаркацишвили он, например, назвал "субъектом с очень сомнительной репутацией и сомнительными целями". Кое-кого своим красноречием он уже убедил. Президент Украины Виктор Ющенко, беседуя со своим министром обороны, заявил, что "он (Саакашвили) президентство получит быстрее, чем у нас правительство сформируют".

Сам Ющенко в последнее время не может похвастаться карьерными перспективами. Победа "оранжевых" на последних выборах несколько укрепила его позиции, однако амбиции союзников грозят тем, что их противники снова возьмут реванш и отберут у президента последние рычаги власти, так что Ющенко в итоге будет досиживать свой срок на положении "британской королевы". Собственно, об этом он со своим министром тоже говорил. "А у меня вчера… я… я так расстроился", - сказал Ющенко. "Из-за Юли?", - спросил его собеседник. "Из-за Юли", - вздохнул президент.

Впрочем, Саакашвили, которому после разгона митинга вчерашние доброжелатели ставят в вину отступление от принципов демократии, а вчерашние союзники грозят судьбой его предшественника Эдуарда Шеварднадзе, заботам своего украинского друга, наверное, может только позавидовать...